Перейти к содержанию

Добро пожаловать в сообщество творческих людей - ARTTalk.ru!

Уважаемые пользователи, если вы были зарегистрированы ранее, вам необходимо пройти процедуру восстановления пароля с помощью адреса электронной почты.

Для новых пользователей доступна регистрация.

Тема для обсуждения новой версии сообщества.

Если возникают какие либо проблемы с восстановлением старого аккаунта, вы можете воспользоваться формой обратной связи.

Авторизация  
veronasunrise

О критике. Шошанни Николай

Рекомендуемые сообщения

Произведения Искусства всегда бесконечно одиноки, и менее всего их способна постичь критика.

Р.М. Рильке

 

Критик обязан знать всё, а об остальном — догадываться.

М. Пруст

 

Критик призван быть просветителем для читателя, художник призван быть просветителем для критика.

О. Уайльд

 

Критиковать может любой дурак, и многие из них именно этим и занимаются.

Сирил Гарбетт

 

Где нет любви к искусству, там нет и критики.

А.С. Пушкин

 

После такого количества эпиграфов сами размышления о критике, скорее всего, можно было бы и не начинать. Но, помня о мысли: «Сколько людей — столько и мнений», — автор этих строк всё-таки надеется, что в общую копилку мыслей и мнений о роли критиков удастся внести что-то полезное и продуктивное.

Материал, предлагаемый читателям, с учётом современных веяний восприятия и общей информационной перенасыщенности, максимально сжат и композиционно построен по принципам реферата — дать краткое общее представление об основных так называемых «опорных точках», которые, по мнению автора материала, являются крайне важными для относительно целостного и ёмкого написания критических материалов.

 

1. На всякий случай освежим в памяти, что предлагается понимать под термином «критика» в академическом смысле?

«Толковый словарь русского языка» говорит о КРИТИКЕ следующее:

1. Обсуждение, разбор чего-либо с целью оценить достоинства, обнаружить и выправить недостатки.

2. Исследование, научная проверка, подлинности, правильности чего-либо.

3. Особый литературный жанр, посвящённый разбору литературно-художественных, научных и других произведений.

 

2. Что можно ещё из категории азбучных истин добавить к предлагаемому выше определению термина «КРИТИКА» с целью немного расширить границы этого термина?

 

2.1. Перед тем, как начинать что-то (кого-то) критиковать, критик должен научиться не только читать, но и понимать то, о чём он говорит (скорее всего, предлагаемая мысль удивит своей банальностью многих умудрённых жизненным опытом читателей, но автор этих строк специально оставляет эту мысль в «непричёсанном» виде ещё и с другой целью — оставить всем желающим возможность и законный повод покритиковать материал после завершения знакомства с этим эссе).

2.2.* Критика — это попытка относительно-взвешенного и всестороннего анализа исследуемого произведения с целью выявления его конструктивных роли, смысла, а также того, что нового, полезного и познавательного несёт читателям исследуемое произведение, а НЕ выставление школьных оценок по принципу «хорошо \ плохо» либо «нравится \ не нравится», критика — это НЕ банальное восхваление либо обругивание.

2.3. Критик чаще всего общается не со специалистами жанра и научными работниками, а с рядовыми читателями, поэтому стиль его повествования должен быть максимально понятным для читателей с различными уровнями образования.

2.4. Критики, объективной во всех отношениях, не существует вообще. Точка зрения каждого отдельного человека (в т.ч. критика) всегда является субъективной. Критикам нелишне в целом не забывать о том, что они всегда предлагают читателям не более чем собственную субъективную интерпретацию видения и понимания исследуемого материала. Это утверждение справедливо и для всего настоящего эссе в целом.

2.5. По своей «архитектурной конструкции» любой из критических либо аналитических материалов состоит из своеобразных ключевых и глубинных «мыслесвай» («концентрированных мыслей») и связующих предложений. Основой «архитектурной конструкции» любого из материалов являются «мыслесваи». Если не принимать во внимание «былых заслуг» критика, а рассматривать материалы только «по сути», можно утверждать следующее: общую ценность всего написанного автором, как правило, читатели измеряют исключительно количеством и качеством «мыслесвай», а не общим объёмом материала, исчисляемым количеством печатных знаков.

 

Далее будет логичным перейти на более глубокий уровень рассмотрения «опорных точек» критических материалов.

 

Перед рассмотрением из общего объёма текстов, претендующих на название «критические», отложим в сторону так называемые «клинические» варианты материалов, в которых критики акцентируют внимание читателя исключительно на собственной персоне. В таких материалах читатель (в лучшем случае, с удивлением) должен разыскивать фрагментарные воспоминания о предмете самой критики в длиннющем списке регалий критика, либо напоминаний, с кем из великих знаком господин критик, или детальных медитативных размышлений о том, что делал автор (к примеру, насколько глубокомысленно он всматривался в окно) во время написания своей статьи.

 

3. Во время работы над материалами у критика должно быть относительное представление:

 

3.1. ДЛЯ КОГО ПИШУТСЯ МАТЕРИАЛЫ:

— материалы, ориентированные на читателя с поверхностным уровнем восприятия;

— материалы, ориентированные на квалифицированного читателя;

— материалы, ориентированные на автора (с точки зрения большинства авторов «идеальным критическим материалом» является материал, в котором точка зрения критика относительно литературной ценности исследуемого произведения полностью совпадает с точкой зрения самого автора).

 

3.2. ОБ УРОВНЕ УГЛУБЛЕНИЯ КРИТИКА В ИССЛЕДУЕМЫЙ МАТЕРИАЛ:

— поверхностный;

— среднего углубления;

— относительно глубинный.

 

3.3. ОБ ОСНОВНЫХ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИХ ПРИНЦИПАХ И ПОДХОДАХ:

— что такое критика деструктивная (одноуровневая);

— что такое критика конструктивная (многоплановая);

— что полезного и продуктивного в целом хочет сказать критик читателям.

 

3.4. Если поставить себе за цель ненавязчиво спросить у тех, кто считает себя критиками, какова их собственная точка зрения на написанные материалы, то в большинстве случаев критики наверняка мысленно ответят нам приблизительно следующее:

— критик абсолютно всё понял из прочитанного (даже если читал бегло) и смог увидеть намного больше, чем это смог увидеть и понять автор;

— понимание критиком прочитанного — глубинное, критика — конструктивная, точка зрения критика — сомнению не подлежит.

 

3.5. На самом деле чаще мы имеем картину прямо противоположную и для литературного процесса в целом — плачевную: квалифицированный литературный критик, который владеет пониманием принципов методологии подачи информации, психологии восприятия автора и читателя, умением доступно и сжато сказать о главном, а также пониманием литературного процесса хотя бы в целом — в действительности большая редкость в современной литературе (журналистике).

Если отложить в сторону варианты благопристойных положительных статей, которые нередко от имени других пишут о себе сами авторы, попытаемся обрисовать наиболее распространённый в настоящее время типаж современного журналиста, считающего себя критиком.

Чаще всего это имеющий доступ к литературному (периодическому) изданию неудачник в литературно-профессиональном отношении (ещё чаще — начинающий поэт-неудачник, рассуждающий примерно так: «Если у меня ничего не получается в поэзии (литературе), то за это я всех покритикую, причём от души»).

Такой «критик» в целом крайне поверхностен и ленив, но, скорее всего, тайно и страстно жаждущий признания в литературных (журналистских) кругах. Из-за своей лени он не желает повышать свой профессиональный уровень при помощи учёбы и работы, ему и без этого абсолютно всё понятно. Для написания своих статей ему достаточно несколько десятков заученных шаблонных фраз, которые он то и дело перетасовывает в различных материалах.

Чрезмерно не утруждая себя чтением первоисточников (объёмы прочитанного, как правило, не выходят за пределы предисловий (послесловий) к книгам), он, руководимый единственным желанием — доказать своё превосходство над другими, все свои скрываемые злобу с внутренним ядом изливает в дальнейшем на головы таких же литераторов-неудачников.

Жертвы же критики, не особенно вникая в глубины «творческого багажа» критика, чаще всего в дальнейшем рассуждают примерно так: «Ай, Моська! знать она сильна, что лает на Слона!..»

Весьма распространённой также является картина, когда величина апломба подобных «критиков» обратно пропорциональна как качеству самих «критических» статей, так и глубине предлагаемых взглядов и оценок.

Наиболее надёжным источником вдохновения и информации «критик» считает регулярное посещение всевозможных литературных тусовок и презентаций, на которых самое важное для «критика» — не упустить случая красиво «зарисоваться».

Какие «весомые труды» в творческом активе «критика» — никто толком не знает, но за счёт регулярного посещения тусовок со временем «критика» по инерции начинают воспринимать как «неотъемлемую часть литературного процесса» в пределах определённого географического масштаба.

 

4. КАКОМУ ЧИТАТЕЛЮ (КРИТИКУ) МОГУТ БЫТЬ ИНТЕРЕСНЫ РАЗМЫШЛЕНИЯ, ИЗЛОЖЕННЫЕ НИЖЕ?

Квалифицированным критикам нижеизложенное наверняка известно давно, и оно их вряд ли заинтересует. Критикам, у которых квалификацию заменяет апломб, эти размышления всё равно не помогут. Остаётся узкая прослойка тех критиков, которые ещё не потеряли способность прислушиваться к мнению со стороны, но в силу различных обстоятельств ещё не зачислены творческим бомондом в категорию квалифицированных критиков.

Каким, по мнению автора этих строк, минимальным «джентльменским набором» должен владеть современный критик, который стремится, чтобы его материалы воспринимались, как минимум, внимательно?

 

5. КРИТИК ДОЛЖЕН ВЛАДЕТЬ УМЕНИЕМ УГЛУБЛЯТЬСЯ В МИРОВОЗЗРЕНИЕ И ТВОРЧЕСКУЮ ФИЛОСОФИЮ АВТОРА.

Что для этого необходимо?

5.1. Иметь представление:

— о жизненных вехах и творческом багаже автора;

— о духовном багаже, духовных ценностях автора;

— о других авторах, оказавших наибольшее влияние на его творчество;

— о точках зрения других критиков относительно творчества автора;

5.2. От начала до конца внимательно прочесть книгу (произведение) автора, которая (ое) в дальнейшем будет предметом анализа.

5.3. Знать (если это однозначно непонятно из произведений) на какой духовной основе (материалистической или другой) держится мировоззрение данного автора.

Информация, обозначенная в п. 5.1. и 5.3., как правило, мало интересует рядовых читателей, которые в 99 случаях из 100 довольствуются литературным произведением. Но знакомство критика с информацией об авторе, как правило, для понимания многих граней творчества автора даёт критику дополнительные ключи, которые без этой информации увидеть невозможно в принципе. За счёт дополнительных уровней понимания и владения подобными ключами критик получает возможность для написания материалов, которые по своей ценности будут на порядок выше, чем это можно сделать на основании анализа только голого текста.

 

6. КРИТИК ДОЛЖЕН ИМЕТЬ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ЧИТАТЕЛЬСКОЙ АУДИТОРИИ, ДЛЯ КОТОРЫХ ПИШЕТСЯ МАТЕРИАЛ, ПИСАТЬ ПОНЯТНЫМ ИМЕННО ДЛЯ ЭТОЙ АУДИТОРИИ ЯЗЫКОМ, но в целом массиве написанного делать небольшие «врезки» мыслей, которые находятся на «более высоких полочках», чем общий уровень написанного.

6.1. В целом для всего процесса написания статей критикам нелишне будет помнить мысль, высказанную когда-то Д. Шостаковичем: «Перед тем, как журналист захочет сказать что-то своё, ему для начала необходимо научиться не искажать мысли автора».

6.2. Если критик по разным причинам не способен самостоятельно «рожать» мысли с «более высоких полочек», самым простым является вариант использования афоризмов и мыслей признанных авторитетов.

6.3. В процессе подачи читателям мыслей с «более высоких полочек» не «забывать» упоминать имена авторов, которые первыми высказали эти мысли.

6.4. Пытаться всеми силами избегать типичной методологической ошибки начинающих критиков: подавать материал так, словно читатель уже знаком с творческим продуктом исследуемого автора. Как правило, не менее 95% читателей критических материалов непосредственно с творческим материалом автора не знакомы.

6.5. Не злоупотреблять узкоспециализированной языковой терминологией.

 

7. КРИТИК ДОЛЖЕН ИМЕТЬ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ДЕСТРУКТИВНОЙ И КОНСТРУКТИВНОЙ КРИТИКЕ.

Здесь необходимо остановиться более детально.

 

7.1. ДЕСТРУКТИВНАЯ (РАЗРУШАЮЩАЯ) КРИТИКА:

7.1.1. Критик в своём материале исследует не непосредственно творческий продукт, а жизненные вехи автора или его публичную (общественную) деятельность.

7.1.2.Критический материал подаётся однобоко. Бегло рассмотрим версию однобокого елейно-положительного материала. Во-первых, подобное чтиво, как правило, крайне уныло для восприятия, во-вторых, что значительно печальнее, — оно приводит в дальнейшем к внутреннему утверждению анализируемого автора в своей «почти что гениальности», что не предполагает дальнейшего творческого роста, но грозит постепенно перерасти в клиническое самодурство. Ко всему, подобным елейным материалам, как правило, верят только сами авторы, чьё творчество исследуется.

С точки зрения перспектив, для творческого роста автора значительно полезнее появление негативных отзывов. Но если материал исключительно негативный, то у читателя возникают естественные вопросы: зачем критику топтаться по залежам фекалий в принципе, а тем более — пространно убеждать читателей в том, что «троды плудов» некого автора, попросту говоря, являются дерьмом? Появление однобокого убийственно-негативного материала хотя и вызывает заинтересованность в определённых читательских кругах, но, с другой стороны, свидетельствует о том, что критик — исключительно «узкий специалист по теме фекалий» и не способен постигать более глубокие уровни мыслей в творчестве.

Для некоторого отрезвления так называемых «критиков-дерьмовиков» хочу привести мысль, изложенную неизвестным автором в одном двустишии.

Эта мысль является несколько грубоватой для эстетов, но для определённой категории людей именно такие примеры иногда являются наиболее понятными, эффективными и чрезвычайно поучительным:

 

Писать на стенах туалета, увы, мой друг, не мудрено,

Среди …вна мы все поэты, среди поэтов мы — …вно.

 

В завершение рассмотрения данного пункта: в целом есть смысл тратить время на исследование материалов, которые вызывают хоть какой-то естественный интерес и внутреннее уважение критика. Проверкой для этого может быть внутренний (не публичный) ответ критика на такой же внутренний вопрос: интересен ли принципиально материл критику в случае, если за написание критической статьи критику никто ничего не заплатит?

 

7.1.3. Одна из наиболее типичных ошибок начинающих критиков — ПЛАГИАТ не только отдельных интересных мыслей («мыслесвай»), но и целых фрагментов («заплат») из материалов других авторов. В дальнейшем из этих «заплат» компилируется так называемый «оригинальный критический материал», а позаимствованные критиком у других авторов мысли «по умолчанию» представляются на читательский суд, как творческие идеи и находки самого критика.

Зачем в принципе одни авторы воруют мысли и идеи у других авторов? Исключительно с единственной целью — прикрыть фиговым листочком сворованного у других свою собственную творческую импотенцию.

В настоящее время в нашем современном общества есть два основных фактора, которые сдерживают тенденцию литературного плагиата, в том числе — в жанре критики.

Первый — официальные «правила игры», которые прописаны в соответствующем «Законе об авторском праве». Но в связи с тем, что в нашем современном обществе законы существуют как бы сами по себе, а люди также сами по себе, «Закон об авторском праве» крайне редко кто из журналистов (критиков) принимает во внимание вообще.

Второй фактор, который более существенно сдерживает тягу к плагиату у критиков (журналистов) — публичное мнение признанных литературных авторитетов относительно оригинальности мыслей в тех либо иных критических материалах. Именно этот фактор в настоящее время является основной сдерживающей силой плагиата.

Чем чревато для критика наличие в его трудах «нецивилизованных заплат» из чужих мыслей?

Вспомним относительно недавнее появление чуда генетики — клонированной овечки Долли, имя которой впоследствии стало нарицательным, в том числе и для различных «баранчикоподобных» явлений.

После публичного обнародования фактов авторитетными людьми об обнаруженном плагиате уличённого критика-плагиатора ожидает участь новоявленного литературного «брата овечки Долли».

В дальнейшем выйти из «сообщества братьев и сестёр овечки Долли» такому критику-плагиатору будет крайне проблематично. У тех, кто записывает недобросовестных литераторов и критиков в «сообщество братьев и сестёр овечки Долли», как правило, память очень хорошая.

А если, ко всему, автор оригинальных мыслей ещё и живой, это может привести к ещё более неприятным последствиям для критика. С этой точки зрения критикам, по различным причинам не могущим не воровать, более безопасно хотя бы воровать мысли у авторов, которые уже перешли в мир иной. Если со своей совестью такие «критики» ещё могут «договориться», то подобная версия плагиата им хотя бы не грозит никакими физическими увечьями от авторов-современников.

 

Итого по данному пункту (плагиата) «в сухом остатке»:

— В целом нехорошо воровать у других то, что в литературной среде ценилось и ценится во все времена — живые и оригинальные идеи и мысли.

— В случае, если критики не будут «забывать» о цивилизованных правилах употребления цитат, им не грозит опасность быть зачисленными в «сообщество братьев и сестёр овечки Долли».

 

7.1.4. Считаю важным отдельно остановиться на явлении, которое можно условно назвать «КОРПОРАТИВНОЙ КРИТИКОЙ» либо «КЛАНОВОЙ КРИТИКОЙ». На мой взгляд, это современное явление, при общем реферативном стиле настоящего материала, требует более развёрнутого освещения.

Во времена Советского Союза объектами тогдашней «корпоративной критики» становились все те литераторы, которые не вписывались в стандарты тогдашнего режима по идеологическим принципам.

В настоящее время вроде бы особого идеологического давления правящих партий на литераторов уже нет. Казалось бы — вот он, желаемый простор для свободного творчества и доброжелательного всеобщего творческого общения. Ан, нет. Теперь для того, чтобы автор упоминался в современных СМИ, ему в преимущественном большинстве случаев нужно примыкать к какому-то из существующих литературных кланов (более красиво эти кланы обозначаются как литературные объединения, творческие союзы, литературные журналы, клубы либо просто литтусовки).

Принципиальные механизмы «клановой критики» просты. В литизданиях, принадлежащих определённому литературному клану, как правило, нужно как можно чаще «опускать» неугодных авторов из другого литературного клана и как можно чаще хвалить и превозносить авторов из своего клана.

В таких случаях о каком-либо анализе материала речь не идёт вообще. Перед «критиком» просто стоит задача: книге некоего автора Имярека Имярекова нужно дать критическую оценку в диапазоне от «слегка прищемить хвост» до «полностью залить словесным дерьмом».

Для этого, как правило, достаточно всего двух приёмов:

Первый. Нужно наковырять из общего объёма материала цитаты, которые в вырванном из контекста виде представят материал автора Имярека Имярекова и самого автора в том свете и под тем углом зрения, в котором заинтересован клан. Очень часто отдельные цитаты, вырванные из общего контекста сказанного, имеют свойство искажать цельную ткань литературного материала до неузнаваемости. Именно цитированием отдельных фрагментов мыслей, которые можно поворачивать в любую нужную для «критика» сторону, несложно манипулировать в «критическом материале» при внешней иллюзии «глубокого анализа первоисточника».

Второй. Нужно разбавить «критический материал» различными вкраплениями типа «для быдловатой читательской аудитории», чтобы всячески оттолкнуть читателя от книги либо автора, по каким-то причинам неугодного какому-то литературному клану.

 

В ЧЁМ ОСОБАЯ ОПАСНОСТЬ ПОДОБНОЙ «КЛАНОВОЙ КРИТИКИ»?

Первая опасность. В преимущественном большинстве случаев те, кто создаёт подобные заведомо негативные «критические материалы», сами не испытывают личной внутренней неприязни ни к автору, которого они обругивают, ни к произведению, которое они как бы анализируют. По сути, они просто занимаются своеобразной проституцией, в данном случае — литературной.

Уточнение. Автор этих строк опасность видит не в том, что о каком-то материале (авторе) критик высказывает просто негативное мнение как свою собственную точку зрения и позицию, которые подсказывает ему его сердце. Опасность состоит в самой сути литературной проституции, массово привносящей и продвигающей в литературу такие явления, как ложь, зависть, лицемерие, ненависть и различные другие подвиды негатива.

Вторая опасность, в результате которой ПРОИГРЫВАЕТ ВСЯ НАША СЛАВЯНОЯЗЫЧНАЯ ЛИТЕРАТУРА, как таковая. Рядовому, но относительно вдумчивому читателю, чаще всего не подозревающему о существовании «подводных рифов» в отношениях между литературными кланами, весьма непросто самостоятельно разбираться, условно говоря, «кто хороший, кто плохой». В большинстве случаев ему хочется верить написанному. В результате — естественной реакцией читателя становится отторжение от того автора, которого обругивают.

Как правило, рядышком, на следующих страницах изданий, присутствуют критические материалы, в которых «критики» (по сути — копирайтеры) превозносят и нахваливают творчество других, «нужных» авторов. После того, как рядовой читатель несколько раз «обожжётся» на чтении произведений т.н. нужных авторов (или «авторов-нужников»), которых «критики» хвалят, потихоньку в сознании читателей происходит отторжение и от многих направлений славяноязычной литературы, как таковой.

В итоге постоянных закулисных состязаний амбиций различных литературных кланов проигрывает в первую очередь в целом отечественная литература, которая естественным образом ещё пока существует в нашей стране. И цена, которую платит наша литература за все эти клановые амбиции, более чем непомерная.

Во-первых, в случае, если талантливые авторы (которые у нас всегда были, есть и будут) начинают «прогибаться», чтобы угодить какому-то литературному клану, их талант постепенно расплёскивается и авторы с прекрасными изначальными творческими задатками в результате становятся посредственностями.

Во-вторых, усилия критиков и литературных аналитиков направляются не по векторам глубинного анализа и популяризации лучших образцов современной литературы, а по векторам сведения счетов в борьбе кланов и различной окололитературной возни. Всё это неизбежно способствует постепенной подмене живого процесса творчества, как такового, различными имитациями, псевдотворчеством и всевозможными видами дешёвого эпатажа.

В-третьих, читатели, не имея возможности получать достойные произведения на интересующие их темы от славяноязычных авторов, свои духовные и литературные потребности попросту удовлетворяют за счёт книг зарубежных авторов.

 

7.2. КОНСТРУКТИВНАЯ (СОЗИДАТЕЛЬНАЯ) КРИТИКА:

7.2.1. В критическом материале предлагаются попытки анализа, разные точки зрения, материал подаётся в виде столкновения разноплановых мыслей.

7.2.2. Конструктивная критика не может обходиться без определённой дозы словесного перца, но критик должен чувствовать уровень дозирования этого перца и уметь подавать его в таких местах и пропорциях, чтобы у автора от этого перца вырастали крылья, а у читателей это вызывало интерес к произведениям автора.

7.2.3. По всему излагаемому материалу критик должен уметь разбрасывать незримые психологические «крючки», которые удерживают внимание читателя на протяжении всего процесса чтения.

7.2.4. Критик не должен делать безапелляционных утверждений относительно ценности творческого материала автора. Он, образно говоря, должен уметь сталкивать разноплановые точки зрения, оставляя право принимать решение о литературной ценности творчества автора исключительно читателю.

7.2.5. Критик также должен помнить о том, что напечатанные критические материалы нередко оказывают весьма большое и серьёзное влияние на авторов, особенно — на начинающих. Попадётся на пути начинающего автора вдумчивый критик, слова критика могут в прямом

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Тимофей Скоренко.

 

КРИТИКА, ЧЁРТ ВОЗЬМИ, и немножко похвалы

 

Есть такая порода людей — критики. Я, в общем, тоже люблю критиковать, не спорю. Но я критикую то, о чём имею непосредственное представление. Когда человек начинает критиковать, например, стихи, я обязательно смотрю, что же такого написал сам этот человек, что вот так придирается к другим. В 50% случаев оказывается, что критикан в жизни не зарифмовал и двух строк. То же самое касается всех областей жизни, в которых присутствует создание чего-то нового (избегаю слова «креатив»).

То есть Лебедев имеет право сказать, что ваш сайт — говно, потому что он сделал множество мегаофигенных сайтов. И, кстати, надо отдать ему должное, он своё мнение не навязывает: его спрашивают — он отвечает. Точно так же Лукьяненко имеет право сказать, что ваш роман никуда не годится (хотя по небольшому опыту общения с С.Л. отмечу, что он очень корректный человек и вряд ли такое скажет). Это просто как пример вспомнилось.

Не знаю как в дизайне и прозе, но в поэтической сфере водится немалое количество страшных зверей-критиканов, которые на деле являются графоманствующими обывателями, не очень врубающимися в суть дела. Зато они стопроцентно уверены в своём абсолютном превосходстве над поэтами (музыкантами) как классом и всегда готовы высказать им свою точку зрения независимо от желания поэта.

 

С подобной ситуацией я несколько раз сталкивался на различных фестивалях. В нормальной, правильной мастерской члены жюри обязаны, я считаю, спросить, интересует ли участника их мнение, либо он просто хочет принять участие в конкурсе. Потому что примерно 15% участников мнение жюри по барабану, но они просто стесняются заявить об этом прямо.

Квинтэссенцией идиотизма подобного рода мне показался фестиваль «Второй канал». Я как-то о нём писал большой отчёт. Во-первых, 70% членов жюри представляли собой нули без палочек. И у меня, и у более чем половины участников возникал справедливый вопрос «А кто все эти люди?..» Во-вторых, произошла следующая сцена. Я спел две песни, и меня спросили: «Вам интересно наше мнение?». Я ответил: «В целом не очень, но если у вас и в самом деле есть что сказать важное, тогда пожалуйста». Костромин (главный) сказал, мол, мне особо нечего. Ещё один товарищ дал маленькое техническое замечание — по делу. Но в центре сидел какой-то ...звон. Ему, типа, было что сказать. Он минуты три порол жуткую чушь (мол, вам не хватает...я даже не знаю, как это сказать...выразительности...хм...), потом я встал и ушёл. Это явно был критик-графоман, иначе и быть не может. И ещё там несколько подобных же было.

 

Суть в том, что в любой критике должны быть правила. Ниже следуют правила, которые придумал я.

1) критик должен не просто разбираться в предмете, но и сам быть творцом. То есть поэтический критик обязан быть хотя бы неплохим поэтом, критик дизайна — дизайнером, а критик-программер — программером. При этом обратный закон не работает: не каждый хороший поэт должен быть критиком. Простите, я абсолютно не верю в так называемых «людей с чувством прекрасного», которые сами при этом ничего создать не способны. Потому что только творец может не только объяснить жертве, что произведение слабое, но также помочь создать что-либо достойное.

2) Критик должен высказывать своё мнение только если его об этом попросят. Если я прочитал на каком-нибудь сайте типа grafomanov.net отстойное произведение, я же не буду писать автору в личку, что он — щелкопёр. Вот если он меня об этом спросит, я ему это честно скажу.

3) Критик не обязательно должен объяснять своё мнение. Критик, которого спросили его мнение, имеет право сказать: «вы написали плохую песню» и на этом окончить выступление, если сочтёт нужным. Это, конечно, неправильно, не спорю: очень хороший критик объясняет своё мнение в 100% случаев. Но зато это довольно весело: мне довелось наблюдать подобные сцены на нескольких фестивалях, и надо же было видеть искреннее недоумение и злость на лице несчастных жертв.

4) Самое важное. Критик не должен быть субъективен в случае, если он знает, что субъективен, но принципиально упрямится объективной реальности (во загнул!). Как пример. На Грушинском фестивале маститые жюристы мне иногда говорили «это слишком роково, типа это не бардовская песня». Ну и идите в задницу, честно отвечал я, чем сильно портил себе репутацию. Короче говоря: критик не должен быть узколобым. Ему может не нравится исполнитель, но он обязан отдавать себе отчёт в том, что этот исполнитель хорош, оригинален, и стоит того, чтобы работать и дальше. А «мне не нравится» — это не причина, а чушь.

 

Помимо того, я считаю, что критика должна быть жёсткой и откровенной. Очень хренового аффтара такая критика может навсегда отвратить от творчества — и слава Богу. А талантливому человеку будет только в пользу.

Наконец, ещё одна штука. Нужно различать критику и совет (замечание). Если ко мне подходят и говорят «знаешь, ты вот пел, я там у тебя поймал такую загогулинку, типа лажа», я всегда это слушаю и почти всегда впоследствии учитываю и исправляю. Просто непрофессионал очень часто может подметить какую-то мелочь, незаметную для прожжённого профи. Точно так же в дизайне, изобразительном искусстве и так далее. Был такой случай. Кажется, художник Жан-Луи Давид нарисовал лошадь.Картина была выставлена в галерее (дело происходило во второй половине XVIII века). И пошёл в толпу зрителей послушать, что же думают о его картине. Все восхищались, и только один зритель — по одежде явно грум, конюх, был мрачен. «Что вам не нравится?» — спросил Давид. «Как же так! — возмутился конюх — Этот художник нарисовал морду лошади в мыле, хотя она даже не взнуздана! Так не бывает!» Этой же ночью Давид пририсовал лошади уздечку. Вот так.

Посему, господа и дамы. Слушайте критику, если хотите её слушать. А если не хотите не слушайте, Jedem das Seine. И если вы попросили критики, а вам она не нравится, потрудитесь помолчать: вы сами этого хотели.

 

ПОХВАЛА ОТ ЛОХА

 

Часть вторая, маленькая. Иногда люди делают такие комплименты, что уши сворачиваются в трубочку, и больше ничего делать не хочется. Мне несколько раз говорили «знающие люди»: «Да-да, у вас рифмы хорошие...» Да знаю я, етить... Знаю. Неужели они думают, что человек, который пишет подобные стихи, не знает, что он пишет хорошо?

Фишка именно в том, что хороший поэт знает о своих достоинствах. В 99% случаях. Он знает, где у него хорошо написано, где плохо. Он знает, что он гений, даже если не признаётся в этом. Он очень чётко осознаёт, что написал и как. И самым лучшим оправданием его мелким недочётам в его же собственных устах может служить: «А мне так нравится» (как пример, наш краткий диалог с Владимиром Пинаевым в вот этом посте: тут я полностью признаю правоту оппонента, поскольку он прекрасно знает о стилистическом нарушении, просто ему нравится так).

Поэтому хорошему поэту не нужно говорить: «у вас отличные рифмы», «у вас соблюдён слог», «у вас красивые образы». Хороший поэт и сам это знает. Хорошему поэту нужно говорить комплименты совсем другого рода: «мне нравится ваше творчество», «ты классно написал», «жжошь!», «великолепно» — без всяких технических подробностей. Можно также иногда ввалить замечание, но чаще всего от него отмахнутся – не серчайте, так и должно быть.

А вот хреновому поэту вообще никаких комплиментов говорить не надо. Его надо только жёстко ругать. Это или толкнёт его на ступеньку выше, или вообще оттолкнёт от бумагомарательства.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Т. Бондаренко

 

О РЕАКЦИИ НА КРИТИКУ

......"Кто сам себе судья - тот обречен"

......Ю.Ракита

Ученик не может сам себе выставлять оценки. Человеку крайне трудно объективно оценить результаты своего труда. аже там, где вроде бы есть простые и четкие критерии. Тем более трудно оценивать себя самого в области, в которой ты еще делаешь первые шаги, и изрядно плаваешь.

Если вы пишете стихи просто для собственного развлечения (или отвлечения), то конечно критика вам ни к чему. Так же как ни к чему футбольный тренер или аналитик тем, кто просто гоняет мячик для своего удовольствия.

Если же вы хотите достичь чего-то профессионально значимого, то без критики (также как без самообразования на эту тему) вам обойтись будет весьма сложно.

Ведь даже чемпионы заводят себе тренеров.

 

Я сам всегда мучительно переживал отсутствие квалифицированной критики. Именно критического разбора, а не просто оценки - "нравится-не нравится", "лажа", "графоманство", "хорошо", "плохо","шедевр". Даже самая несправедливая, но КОНКРЕТНАЯ, критика лучше, чем никакая! Увы, я знаю по жизни случаи, когда талант как следует не раскрылся именно потому, что автор вместо того чтобы учиться, называл критиков кретинами, и считал каждую строчку не подлежащим правке шедевром... Например, один знакомый автор более чем за 10 лет стихописания не исправил ни в одном стихе ни единого слова! Даже если дело касалось очевидных ляпов и просто безграмотных выражений. А кто-то просто бросал писать, убедившись, что нахрапом в гении не прорваться.

 

Многих начинающих отталкивает то, что критика им кажется "топящей". Они ждут восторгов и похвал, причем похвал по серьезной планке. А получают холодный душ - длинный перечень огрехов и недоработок. И заключение о том, что ни один компонент не находится на достаточно серьезном уровне.

Вот девушка на краевом семинаре залилась слезами, оттого что не отметили никак и назвали стихи ученическими - а ведь всего 6 месяцев как начала писать стихи! Другая девица удостоилась даже похвалы за неординарную образность но увы, в остальном было то же ученичество (что при ее стаже занятий и неудивительно). Опять слезы и глядит волком как на врага народа. Да тут бы посчитать за удачу просто то, что пригласили. Кто из спортсменов после 6 месяцев занятий будет плакать, что на краевых соревнованиях не занял никакого места ?! Да даже о приглашении на такой уровень мечтать рано! Человек, начавший изучать физику, вряд ли будет мечтать о призовых местах на олимпиадах через 6 месяцев занятий. Человек взявший впервые в руки кисть не будет ждать через полгода стодолларовых гонораров за свои картины... Вот поэзия - одно из редких исключений, где люди почему то сразу же ждут нехилого результата от своих занятий. Видимо некритически уверовав в сказочки о природных талантах и мгновенных гениях, забывая, что ДАЖЕ ПРИЗНАНЫЕ ГЕНИИ ДОЛГИЕ ГОДЫ ШЛИ К СОВЕРШЕНСТВУ. Не желая понять, что чем выше намеченная вершина, тем труднее путь.

 

Да конечно, очень неприятен контраст между похвалами приятелей и серьезной критической оценкой. Поэтому так и тянет назвать критика кретином... (дежурная шутка обиженых - что слово критик происходит от кретин)

Ничто не ново под луной! Вот он малый джентльменский набор стандартных отмазок: -критик никогда не чувствовал того, что переживает и описывает автор. Он бесчувственный болван и до него не доходит глубина описываемых переживаний. У критика убогая фантазия и он не может понять замечательности образов. и т.п. на тему умственной отсталости критика. - пусть написано технически не очень хорошо, зато с искренним и глубоким чувством. Лучше корявые искренние стихи, чем технично написанные бесчувственные и т.п. Для любителей писать "альтернативным" методом еще: - критик не понимает его авангардной уникальной методы писания стихов он отстал от жизни, а вот автор находится в "авангарде". Ну и конечно, при случае - выяснять "а судьи кто" - что мол сам критик пишет стихи не ахти как. И как последний аргумент - просто ругань вплоть до выяснения сексуальной ориентации рецензента и угрозы набить морду.

Ну с чего вы взяли, что ваши чувства и переживания уникальны и исключительны? Если даже ваша фантазия и впрямь уникальна - то почему такой же уникальной фантазией должны обладать читатели? Почему корявой искренности надо противопоставлять фальшивую гладкопись ? Почему не хорошо написанные прочувствованные стихи ?! Почему то всегда бессмысленному чувству противопоставляют бесчувственный разум. Ну почему не осмысленное чувство ?! Почему, зная, что даже Пушкин не за три года стал Пушкиным люди через год не бог весть каких интенсивных занятий претендуют на звание гениев как минимум городского масштаба? Тем более - если бы действительно занятий самообразованием, или под чьим-то руководством. А чаще всего - Х-летний стаж писания и получения похвал на пьянках от приятелей - вот и все "занятия".

 

Конечно же, это право стихоплета - слушать критику или нет. И отказаться принимать анализ данного рецензента. Но в любом случае он неправ, если ждет от критики похвалы и считает неприемлемыми жесткие оценки. Это никакая не критика будет, а выпрашивание поглаживаний. Спросите себя - только честно - а чего бы вы хотели? Восхищения и уверений в том, что вы живой классик?

Нет, я не спорю, определенная доза похвал стихописцу необходима - это единственное вознаграждение за труды (если он их действительно прилагает). Но зачем же путать деловое обсуждение с раздачей рождественских слонов. Получайте ваши похвалы от приятелей, друзей и подруг. В дружеских беседах, встречах и застольях. Но избавь вас Бог от того, чтобы заменять этим серьезную оценку и анализ вашего творчества. Вот одна моя старая знакомая сказала, что я замечательно пою - выслушать конечно же приятно. Но я же понимаю что с моим голосом и умением петь - только в туалете "занято" кричать! И не бегу на городской конкурс вокалистов и не обзываю кретинами музыкантов, не желающих признавать мои "таланты" . И не заявляю, что вот мол, моим друзьям на пьянках нравится - а вы тут ничего не понимаете. И вообще я пою с глубочайшим чувством! Мало ли, что в тональность не попадаю . Лучше петь с чувством дурным голосом мимо нот, чем приятным голоском по нотам без чувства! ......

 

Если уж выбирать себе критиков, то не по сладкоречивости, а по умению конкретно указать, что по их мнению у вас хорошо, а что плохо. Совсем замечательно, если вам доступно объяснят что и почему. И полный вышак - если укажут возможные способы исправления. Ну а требовать салонного политесу.... Неоднократно наблюдал на поэтических занятиях совершеннейшую неготовность людей выслушивать жесткие деловые отзывы. И истерические реакции - вплоть до слез, ругани и демонстративного ухода - и не только от девиц. Если вы хотите всерьез заниматься стихотворчеством - будьте готовы, к банальной вещи - никто НЕ ОБЯЗАН любить и уважать ваше творчество. И относиться с почтением к вашим творением. Тем более, пока вы находитесь на ученическом уровне. Это же вполне нормально! Даже великие не у всех вызывали однозначное отношение. Толстой на дух не признавал Шекспира... Так почему же вас все должны принимать на ура? Да и зачем пытаться понравиться всем - чтобы считать врагами тех, кого очаровать не удалось? Будьте благодарны, если человек просто внимательно прочел ваш опус и указал на некоторые конкретные вещи, которые он считает огрехами или ошибками. Производственное совещание - вовсе не место для раздачи взаимных комплиментов.

 

И конечно же научитесь не принимать ругань, даже уничтожающую, в адрес ваших стихов, за личное оскорбление. Какие бы личные чувства вы ни вкладывали в стихи, поймите, что рецензент оценивает ваш СТИХ, а не вашу биографию и не ваши чувства, которые вы испытывали при написании. (Не спорю, бывают конечно случаи, когда человек оценивает ваше творчество, руководствуясь какими-то внепоэтическими мотивами. Но и в этом случае полезно внимательно выслушать - пристрастный взгляд может указать на огрехи, которые другие не заметят, или постесняются поставить в вину. Я лично ничего не имею против разноса моих стихов недоброжелателями)

Оценивается результат, а не намерения. Если человек прыгнул с заступом на два метра в длину, то судьи будут оценивать то что есть, а вовсе не благое намерение побить мировой рекорд. Их вообще не будет, да и не должно, интересовать какие там великие замыслы были в голове у прыгуна, и насколько глубока его любовь к легкой атлетике. Лирический герой и реальный человек - это далеко на одно и то же. Даже если автор очень старался писать себя. И считать личным врагом человека, раскритиковавшего ваши стихи и героев ваших стихов -такое же детство, как ругань в адрес учителя, поставившего двойку.

 

Ну а если ругают неконкретно и без аргументации - "сплошное графоманство", "полный идиотизм" и т.д.? Что ж, просто примите к сведению, что это ваше произведение е всем нравится. Но ведь это заранее очевидно, не так ли? Тогда зачем так болезненно воспринимать практическое воплощение бесспорного тезиса о том, что на всех не угодишь?

Если ругань конкретная - то есть повод для размышлений. Даже если вы кругом несогласны с критиком, все же стоит подумать, может он хоть на 1 % в чем-то прав. Или хотя бы постараться понять, чем вызвано его недовольство. А болезненно-самолюбивое отношение к своим стихам приводит к тому, что даже самую справедливую критику автор перестает слышать. Ничего, кроме похвал. И вполне здравые и полезные замечания отметает и пропускает мимо ушей. Я сталкивался даже с нежеланием орфографические ошибки исправлять...

Вовсе не обязательно искать профессиональных критиков. Да и где вы их найдете... Найдите кого-нибудь из достаточно скептически настроенных коллег, читателей, не склонных к пустому захваливанию. Найдите подходящую тусовку, компашку, где Вас будут не только "понимать", но и жестко критиковать за халтуру. Внимательнее прислушивайтесь не только к хвалильщикам. Не стремитесь избегать общения с теми, кто ваше творчество жестко расценивает, старайтесь использовать их как пробный камень. Внесите в Ваше творчество элемент соревнования с коллегами, чтобы было что с чем сравнивать.

 

И еще полезный совет - можно учиться не только на своих ошибках. Читайте критические разборы чужих стихов. И не по диагонали. При этом - не только разборы великими критиками великих поэтов - до такого уровня надо дорасти. Предпочтительнее - разборы стихов вашего уровня. Великие тоже делают ошибки, но это - ошибки великих, а нам бы полезнее с огрехами своего уровня разобраться.

Балдейте от хвалильщиков, а учитесь - от ругальщиков. И обязательно - научитесь быть достаточно жестким критиком самому себе. Пушкин помимо самовосхвалений ("...ай да сукин сын"), умел всказывать и жесткие мнения о своих произведениях.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти

Авторизация  

×

Важная информация

Мы разместили cookie-файлы на ваше устройство, чтобы помочь сделать этот сайт лучше. Вы можете изменить свои настройки cookie-файлов, или продолжить без изменения настроек. Условия использования