Jump to content

Forums

  1. Главный форум

    1. ARTTalk.ru

      О сайте, вопросы, обсуждение, общение...

      6,741
      posts
    2. 1,036
      posts
    3. Арена

      Место для арт-поединков и конкурсов

      15,355
      posts
    4. ARQUTE.COM

      ARQUTE.COM Discuss

      376
      posts
  2. Индустриальные новости

    1. Работа

      Поиск исполнителей и работодателей

      1,238
      posts
    2. Объявления

      Важные события в мире CG и не толкьо

      1,037
      posts
    3. 1,837
      posts
    4. 9,719
      posts
  3. Конкурсный раздел

    1. Миниконкурсы

      Раздел для кратковременных и еженедельных миниконкурсов

      11,586
      posts
    2. Мир конкурсов

      Спонсируемые конкурсные проекты и конкурсы на дружественных сайтах

      764
      posts
    3. Dominance War 5

      Обсуждения, опросы и вопросы, новости и правила. 2010г.

      19,954
      posts
    4. Цветные сны

      Организаторы - ExStudio, "RealTime School", ООО "Аркьют". 2010г.

      580
      posts
    5. Ethnique Women. Legends

      Организатор - ООО "Аркьют". 2010г.

      3,937
      posts
      • Tara
    6. Повелители Драконов

      Организаторы - ООО "Мир Хобби", ООО "Аркьют". 2012г.

      4,398
      posts
      • bly
    7. 1,716
      posts
    8. Экстремальные Гонки

      Организатор - ООО "Аркьют". 2008г.

      1,577
      posts
    9. Экстремальные Гонки II

      Организатор - ООО "Аркьют". 2009г.

      3,499
      posts
    10. Экстремальные Гонки III

      Организатор - ООО "Аркьют". 2011г.

      1,972
      posts
    11. Экстремальные Гонки IV

      Организаторы - ООО "Мир Хобби", ООО "Аркьют". 2014г.

      2,462
      posts
    12. Битва за Лаар

      Организаторы - ООО "Мир Хобби", ООО "Аркьют". 2013г.

      6,418
      posts
    13. Moviefest

      Обсуждения, опросы и вопросы, новости и правила. 2013г.

      3,712
      posts
    14. Unearthly Challenge 3

      Обсуждения, опросы и вопросы, новости и правила. 2013г.

      2,065
      posts
    15. Blizzardfest Challenge

      Обсуждения, опросы и вопросы, новости и правила. 2014г.

      3,865
      posts
    16. Dominance War 6

      Обсуждения, опросы и вопросы, новости и правила. 2015г.

      4
      posts
  4. 2D ART

    1. 988
      posts
    2. 1,568
      posts
    3. 2D полезности

      Архив полезных материалов и ссылок по 2D. Никакого вареза и серийников - наказуемо!

      612
      posts
    4. 2D WIP (Work In Progress)

      Обсуждение работ в процессе создания

      4,787
      posts
  5. 3D ART

    1. 8,284
      posts
    2. 2,563
      posts
    3. 3D полезности, плагины

      Архив полезных материалов и ссылок по 3D. Никакого вареза и серийников - наказуемо!

      1,004
      posts
    4. 3D WIP (Work In Progress)

      Обсуждение работ в процессе создания

      22,837
      posts
  6. Изобразительное и декоративно-прикладное искусство

    1. Общие вопросы

      Общие вопросы по изобразительному и декоративно-прикладному искусству

      455
      posts
    2. 1,886
      posts
    3. Arts & Crafts WIP (Work In Progress)

      Обсуждение работ в процессе создания

      888
      posts
    4. 2,962
      posts
    5. Aнатомия

      Справочники, ресурсы и материалы по анатомии для художников. Внимание! Раздел не рекомендуется посещать лицам младше 16 лет.

      593
      posts
  7. Фото - Видео

    1. 114
      posts
    2. 103
      posts
    3. 259
      posts
    4. 280
      posts
  8. Дизайн и креатив

    1. 84
      posts
    2. Верстка и сайтостроение

      Интернет дизайн, сайтостроение

      178
      posts
    3. 211
      posts
    4. 14
      posts
    5. Design WIP (Work In Progress)

      Обсуждение работ в процессе создания

      9
      posts
  9. Литература | Музыка

    1. Музыка

      Музыкальный раздел. Муз. творчество участников сайта

      999
      posts
    2. Литература

      Литературное творчество участников сайта

      1,208
      posts
  10. Миры (Класификация по расположению секторов на карте)

    1. 835
      posts
    2. 501
      posts
    3. 260
      posts
    4. 1,394
      posts
    5. 1,528
      posts
    6. 671
      posts
    7. 1,902
      posts
    8. 850
      posts
    9. 333
      posts
    10. 431
      posts
    11. 166
      posts
    12. 3,276
      posts
    13. 326
      posts
    14. 167
      posts
    15. 678
      posts
    16. 105
      posts
    17. 446
      posts
  • Новые сообщения

    • Уваляла головку, сделала углубления для глаз, начала туловище.
    • Сказка для Alex Wer Graf Якоб и Вильгельм Гримм 
      Мастер Пфрим Был мастер Пфрим человек маленький, худощавый, но бойкий, и не имел он ни минуты покоя. Его лицо, на котором торчал один только вздернутый нос, было рябое и мертвенно бледное, волосы седые и взъерошенные, глаза маленькие, они бегали у него беспрестанно по сторонам. Все он замечал, все всегда ругал, все знал лучше всех и во всем всегда был прав. Если он шел по улице, то всегда сильно размахивал руками, так что выбил раз у девушки ведро, в котором та несла воду, и оно взлетело высоко на воздух, и при этом он был облит водой.
      - Эх ты, голова баранья! - крикнул он ей, отряхиваясь. - Разве ты не видела, что я иду сзади тебя?
      Он занимался сапожным ремеслом, и когда он работал, то так сильно выдергивал дратву, что попадал обычно кулаком в того, кто сидел с ним рядом. Ни один из подмастерьев не оставался у него больше месяца, оттого что он всегда придирался даже к самой лучшей работе и всегда находил, что сделано что-нибудь не так: то швы были недостаточно ровные, то один ботинок был длинней другого, то каблук выше, чем на другом ботинке, то кожа была отделана недостаточно хорошо.
      - Постой, - говаривал он ученику, - я уж тебе покажу, как делать кожу мягче, - и при этом он брал ремень и бил ученика по спине. Лентяями он называл всех. А сам работал не так уж и много, - ведь и четверти часа не сидел он спокойно на месте. Когда жена его вставала рано утром и растапливала печь, он вскакивал с постели и бежал босиком на кухню.
      - Ты это что, собираешься мне дом поджечь? - кричал он. - Такой огонь развела, что на нем можно целого быка изжарить! Разве дрова нам даром достаются?
      Когда работницы стоят, бывало, у корыта, смеются и разговаривают между собой о том да о сем, он вечно начинал их бранить:
      - Ишь стоят, точно гусыни, да гогочут и за болтовней забывают о своей работе! И зачем взяли новое мыло? Безобразное расточительство да к тому же позорная лень! Руки свои хотите сберечь, а белье стираете не так, как следует.
      Затем он выбегал, опрокидывал при этом ведро с щелоком, и вся кухня была залита водой. Если строили новый дом, он подбегал к окошку и обычно смотрел на работу.
      - Вот опять кладут красный песчаник! - кричал он. - Он никогда не просохнет; в таком доме все непременно переболеют. И посмотрите, как подмастерья плохо укладывают камень. Да и известка тоже никуда не годится: надо класть мягкий щебень, а не песок. Вот увидите, непременно этот дом рухнет людям на голову.
      Затем он усаживался и делал несколько швов, но вскоре вскакивал опять, вешал свой кожаный передник и кричал:
      - Надо пойти да усовестить этих людей! - Но он попадал к плотникам. - Что это такое? - кричал он. - Да разве вы тешете по шнуру? Что, думаете, стропила будут стоять ровно? Ведь все они вылетят когда-нибудь из пазов.
      И он вырывал у плотника из рук топор, желая показать, как надо тесать, но как раз в это время подъезжала нагруженная глиной телега; он бросал топор и подбегал к крестьянину, который шел за телегой.
      - Ты не в своем уме, - кричал мастер Пфрим, - кто ж запрягает молодых лошадей в такую тяжелую телегу? Да ведь бедные животные могут тут же на месте околеть.
      Крестьянин ему ничего не отвечал, и Пфрим с досады убегал обратно в свою мастерскую. Только собирался он сесть снова за работу, а в это время ученик подавал ему ботинок.
      - Что это опять такое? - кричал он на него. - Разве я тебе не говорил, что ботинок не следует так узко закраивать? Да кто ж купит такой ботинок? В нем осталась почти одна лишь подметка. Я требую, чтобы мои указания исполнялись беспрекословно.
      - Хозяин, - отвечал ученик, - вы совершенно правы, ботинок никуда не годится, но это же ведь тот самый ботинок, который выкроили вы и сами же начали шить. Когда вы вышли, вы сами сбросили его со столика, а я его только поднял. Вам сам ангел с неба, и тот никогда не угодит.
      Приснилось ночью мастеру Пфриму, будто он умер и подымается прямо на небо. Вот он туда явился и сильно постучал во врата.
      - Меня удивляет, - сказал он, - что на вратах нет кольца, ведь так можно и все руки себе разбить.
      Открыл врата апостол Петр, желая посмотреть, кто это так неистово требует, чтоб его впустили.
      - Ах, это вы, мастер Пфрим, - сказал он, - вас я впущу, но предупреждаю, чтобы вы оставили свою привычку и ничего бы не ругали, что увидите на небе, а то вам плохо придется.
      - Свои поучения вы могли бы оставить и при себе, - возразил ему мастер Пфрим, - я отлично знаю, что и как подобает. Я думаю - здесь всё, слава богу, в порядке, и нет ничего такого, что можно было бы порицать, как делал я это на земле.
      И вот он вошел и стал расхаживать по обширным небесным просторам. Огляделся он по сторонам, покачал головой, и что-то проворчал про себя. Увидал он двух ангелов, которые тащили бревно. Это было то самое бревно, которое было в глазу у одного человека, который нашел сучок в глазу у другого. Но ангелы несли бревно не вдоль, а поперек.
      "Видана ли подобная бестолочь! - подумал мастер Пфрим, но вдруг умолк и будто согласился. - Да по сути все равно как нести бревно, прямо или поперек, лишь бы не зацепиться; я вижу, что они делают это осторожно." Вскоре увидал он двух ангелов, набиравших из колодца воду в бочку, и тотчас заметил, что в бочке немало дыр и что вода со всех сторон из нее проливается. Это они землю дождем поливали. "(Слово удалено системой) возьми!" - вырвалось у него, но, по счастью, он опомнился и подумал: "Должно быть, это они делают, чтобы время провести; ну, раз это их забавляет, то, пожалуй, пусть себе занимаются таким бесполезным делом. Здесь, правда, на небе, как я заметил, только и делают, что лентяйничают." Пошел он дальше и увидел воз, что застрял в глубокой канаве.
      - Это и не удивительно, - сказал он вознице, - кто ж так бестолково воз нагружает? Что это у вас такое?
      - Добрые намерения, - ответил возница, - да вот никак не могу выехать с ними на правильную дорогу; я еще счастливо вытащил воз, здесь-то мне уж придут на помощь.
      И вправду вскоре явился ангел и впряг в воз пару лошадей. "Это хорошо, - подумал Пфрим, - но ведь парой-то лошадей воза не вытащить, надо бы по крайней мере взять четверик." И явился другой ангел, привел еще пару лошадей, но впряг их не спереди, а сзади воза. Тут уж мастер Пфрим выдержать никак не мог.
      - Эй ты, олух, - вырвалось у него, - да что ты делаешь? Виданное ли дело, чтобы так лошадей запрягали? В своем глупом чванстве они думают, что все знают лучше других.
      Хотелось ему еще что-то добавить, но в это время один из небожителей схватил его за шиворот и выбросил с невероятною силой с неба. Уже у врат повернул голову мастер Пфрим в сторону воза, видит - а четверик крылатых коней поднял его на воздух.
      В эту самую минуту мастер Пфрим и проснулся. "А на небе-то все по-иному, чем у нас на земле, - сказал он про себя, - кое-что, конечно, можно им простить, но хватит ли у кого терпенья смотреть, как запрягают лошадей и сзади и спереди? Правда, у них есть крылья, но кто ж об этом мог знать? А все же порядочная глупость приделывать крылья лошадям, у которых есть свои четыре ноги, чтобы бегать. Но пора, однако, вставать, а то, чего доброго, наделают мне беды в доме. Счастье еще, что умер я не на самом деле!"   
    • СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ 
      23 апреля - Всемирный день книг и авторского права Юлия Иванцова Взято здесь: https://www.proza.ru/2012/11/03/1557    Сказка о книге Как-то однажды Мышь встретила в библиотеке знакомую Крысу. Крыса была стара и очень умна, она даже носила пенсне. Эта встреча произошла случайно. Мышь искала книгу Готье (она очень любила литературу) и спустилась на нижние полки дальних стеллажей, и её взору открылась ужасная картина: на полу, раскинув белые крылья, валялась книга, точно пойманная птица, а над ней, жадно жуя страницу, сидела Крыса, хищно поблескивая глазами в полумраке.
       - О, Боже!- в ужасе воскликнула Мышь. - Что вы делаете?!
       - Я ужинаю. - спокойно ответила Крыса.
       - Ужинаете... Да как вы можете так относиться к таланту, к труду, к мысли?!
       Крыса, доев страничку, поправила пенсне:
       - Я всегда ценила и ценю Искусство. Была в картинной галерее на днях - у этих картин невообразимо горькие рамы.
       - Вы уничтожаете Искусство!
       - Никто не читает, поэтому Искусство литературы и так умирает. Я лишь избавляю всех от лишних хлопот.
       - Я была о Вас лучшего мнения. - Мышь разочарованно глядела на собеседницу. - Книги - это свет. Как и всякое Искусство они имеют способность менять людей, их мировоззрение. С их помощью мы можем разглядеть красоту окружающего нас мира и собственной души. Они помогают выбрать путь, понять кто мы. - горячо продолжала Мышь.
       - Ничего-ничего. Проживём без книг. Ни одна из этих книг не помогла мне увидеть путь к дому, где полно сыра. Книгой не наешься, и уютную норку в хорошем подвале не купишь. - проворчала Крыса, поблескивая бусинками глаз. Уж кто-кто, а она, конечно, знала в жизни толк.
       - Книги раскрывают нам то, чего мы зачастую не видим. Они делают нас чище, тоньше и красивей!- воскликнула возмущённая до предела Мышь.
       - Ни одна книга не сделала мою шерсть более густой и блестящей, а хвост длиннее. - парировала Крыса. Её утомила эта глупая дискуссия, и она вновь решительно подошла к книге.
       - Постойте! Я расскажу Вам одну историю, может она повлияет на Вас лучше, чем мои уговоры.
       "Некогда в одной стране правила молодая Королева. Она была очень красива и умна, как и все королевы её возраста. А страна её была самой развитой из всех. Экономика, наука, искусство - процветали тут, как розы в оранжерее. Гениальные открытия и идеи сыпались, словно переспелые груши. Даже крестьяне здесь умели читать. А работали с такой самоотдачей, что каждый день был для них праздником. Судьи были честны, врачи исцеляли даже сумасшествие, а священники порой ночевали у алтаря. И все любили литературу, но читали редко - они все работали. И вот Королева решила, что жителям вовсе не нужны книги и писатели. Её образованности и ума хватает вполне. "Пусть работают. Строят здания, мосты, кареты, и занимаются экспортом товаров." - говорила она.
       Вышел закон, запрещающий книги. Люди вовсе не были этому рады, но ослушаться Королеву не смогли. "Она всё делает для нас. Так будет лучше." - жители были очень законопослушны. Началась литературная инквизиция - "святые" костры вспыхивали и тут, и там.
       Поэты, писатели, газетчики, издатели, сценаристы остались без работы. "Дух бедности даёт пищу нашей душе. Королева права" - говорили они, сидя неделями без еды.
       Как-то раз Королева решила поехать в Театр. Она очень любила спектакли и оперу. Но тут её постигло разочарование: Театр был закрыт, ведь никто не читал книг, никто не писал пьес. Вернувшись в свой роскошный дворец Королева очень расстроилась и заболела. Газет не было, и никто не знал, сто происходит в других странах. Школы закрыли. И через пару лет жители разучились читать. Начались кражи, мародёрства, убийства, и преступники оставались безнаказанными - Судья не мог прочитать приговор. Даже высшие слои населения - образованная знать - стали глупеть и дичать. Жители, прежде цветущего королевства, превратились в дикарей. В стране творился полнейший хаос.
       Тем временем Королева вышла замуж и у неё появилась дочь. Она была очень мила и красива. Но прекрасная принцесса исчезла в свой день рождения, когда ей исполнилось 5 лет, уйдя гулять за пределы Дворца.
       - Нужно отменить Закон! Произошёл регресс, духовное опустошение, умственная деградация, развал общества. - печально произносил Король. Он очень переживал за свой народ, но любил Королеву и не смел что-либо делать без неё. А Королева совсем обезумела и лишь смотрела в окно целый день.
       Королю нужно было принять решение. Он колебался, как цветок на ветру. И вот в летний день в королевском саду стража заметила девушку лет 18-ти. Она была очень красива и молчалива. Её глаза светились сапфирами, а волосы были словно спелая пшеница на солнце. Одета она была в грязную холщовую рубашку. Королева приказала обыскать её.
      Все были в ужасе – у нее нашли книгу. Недолго думая, Королева отдала приказ казнить её. Раздался выстрел. Падая, незванная гостья взмахнула тонкой изящной рукой и на солнце что-то блеснуло. Король побледнел, подбежал к умершей и вскрикнул. На тонком изящном пальчике он увидел колечко с голубым камушком-то самое, что он подарил своей дочери 13 лет назад... Закон отменили..."
       - Теперь Вы понимаете, что я пыталась Вам сказать? - спросила Мышь.
       - Да-да. А уничтожать книги ни в коем случае нельзя-тогда исчезнут театры. А я жуть как люблю Театр! - воскликнула Крыса и, махнув хвостом, убежала. Музыкальная иллюстрация - Ария - Симфония огня  
    • Может быть, с моей стороны и не очень разумно было браться за валяние, когда и так дел полно, но очень уж захотелось.
    • СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ 
      На 21 апреля в этом году приходится Католическая Пасха  Ганс Христиан Андерсен Райский сад
       
      Жил-был принц; ни у кого не было столько хороших книг, как у него; он мог прочесть в них обо всем на свете, обо всех странах и народах, и все было изображено в них на чудесных картинках. Об одном только не было сказано ни слова: о том, где находится Райский сад, а вот это-то как раз больше всего и интересовало принца.
      Когда он был еще ребенком и только что принимался за азбуку, бабушка рассказывала ему, что каждый цветок в Райском саду — сладкое пирожное, а тычинки налиты тончайшим вином; в одних цветах лежит история, в других — география или таблица умножения; стоило съесть такой цветок-пирожное — и урок выучивался сам собой. Чем больше, значит, кто-нибудь ел пирожных, тем больше узнавал из истории, географии и арифметики!
      В то время принц еще верил всем таким рассказам, но по мере того как подрастал, учился и делался умнее, стал понимать, что в Райском саду должны быть совсем другие прелести.
      — Ах, зачем Ева послушалась змия! Зачем Адам вкусил запретного плода! Будь на их месте я, никогда бы этого не случилось, никогда бы грех не проник в мир!
      Так говорил он не раз и повторял то же самое теперь, когда ему было уже семнадцать лет; Райский сад заполнял все его мысли.
      Раз пошел он в лес один-одинешенек, — он очень любил гулять один. Дело было к вечеру; набежали облака, и полил такой дождь, точно небо было одною сплошною плотиной, которую вдруг прорвало и из которой зараз хлынула вся вода; настала такая тьма, какая бывает разве только ночью на дне самого глубокого колодца. Принц то скользил по мокрой траве, то спотыкался о голые камни, торчавшие из скалистой почвы; вода лила с него ручьями; на нем не оставалось сухой нитки. То и дело приходилось ему перебираться через огромные глыбы, обросшие мхом, из которого сочилась вода. Он уже чуть не падал от усталости, как вдруг услыхал какой-то странный свист и увидел перед собой большую освещенную пещеру. Посреди пещеры был разведен огонь, над которым можно было изжарить целого оленя, да так оно и было: на вертеле, укрепленном между двумя срубленными соснами, жарился огромный олень с большими ветвистыми рогами. У костра сидела пожилая женщина, такая крепкая и высокая, словно это был переодетый мужчина, и подбрасывала в огонь одно полено за другим.
      — Войди, — сказала она. — Сядь у огня и обсушись.
      — Здесь ужасный сквозняк, — сказал принц, подсев к костру.
      — Ужо, как вернутся мои сыновья, еще хуже будет! — отвечала женщина, — Ты ведь в пещере ветров; мои четверо сыновей — ветры. Понимаешь?
      — А где твои сыновья?
      — На глупые вопросы не легко отвечать! — сказала женщина. — Мои сыновья не на помочах ходят! Играют, верно, в лапту облаками, там, в большой зале!
      И она указала пальцем на небо.
      — Вот как! — сказал принц. — Вы выражаетесь несколько резко, не так, как женщины нашего круга, к которым я привык.
      — Да тем, верно, и делать-то больше нечего! А мне приходится быть резкой и суровой, если хочу держать в повиновении моих сыновей! А я держу их в руках, даром что они у меня упрямые головы! Видишь вон те четыре мешка, что висят на стене? Сыновья мои боятся их так же, как ты, бывало, боялся пучка розог, заткнутого за зеркало! Я гну их в три погибели и сажаю в мешок без всяких церемоний! Они и сидят там, пока я не смилуюсь! Но вот один уж пожаловал!
      Это был Северный ветер. Он внес с собой в пещеру леденящий холод, поднялась метель, и по земле запрыгал град. Одет он был в медвежьи штаны и куртку; на уши спускалась шапка из тюленьей шкуры; на бороде висели ледяные сосульки, а с воротника куртки скатывались градины.
      — Не подходите сразу к огню! — сказал принц. — Вы отморозите себе лицо и руки!
      — Отморожу! — сказал Северный ветер и громко захохотал. — Отморожу! Да лучше мороза, по мне, нет ничего на свете! А ты что за кислятина? Как ты попал я пещеру ветров?
      — Он мой гость! — сказала старуха, — А если тебе этого объяснения мало, можешь отправляться в мешок! Понимаешь?
      Угроза подействовала, и Северный ветер рассказал, откуда он явился и где пробыл почти целый месяц.
      — Я прямо с Ледовитого океана! — сказал он. — Был на Медвежьем острове, охотился на моржей с русскими промышленниками. Я сидел и спал на руле, когда они отплывали с Нордкапа; просыпаясь время от времени, я видел, как под ногами у меня шныряли буревестники. Презабавная птица! Ударит раз крыльями, а потом распластает их, да так и держится на них в воздухе долго-долго!..
      — Нельзя ли покороче! — сказала мать. — Ты, значит, был на Медвежьем острове, что же дальше?
      — Да, был. Там чудесно! Вот так пол для пляски! Ровный, гладкий, как тарелка! Повсюду рыхлый снег пополам со мхом, острые камни да остовы моржей и белых медведей, покрытые зеленой плесенью, — ну, словно кости великанов! Солнце, право, туда никогда, кажется, и не заглядывало. Я слегка подул и разогнал туман, чтобы рассмотреть какой-то сарай; оказалось, что это было жилье, построенное из корабельных обломков и покрытое моржовыми шкурами, вывернутыми наизнанку; на крыше сидел белый медведь и ворчал. Потом я пошел на берег, видел там птичьи гнезда, а в них голых птенцов; они пищали и разевали рты; я взял да и дунул в эти бесчисленные глотки — небось живо отучились смотреть разинув рот! У самого моря играли, будто живые кишки или исполинские черви с свиными головами и аршинными клыками, моржи!
      — Славно рассказываешь, сынок! — сказала мать. — Просто слюнки текут, как послушаешь!
      — Ну, а потом началась ловля! Как всадят гарпун моржу в грудь, так кровь и брызнет фонтаном на лед? Тогда и я задумал себя потешить, завел свою музыку и велел моим кораблям — ледяным горам — сдавить лодки промышленников. У! Вот пошел свист и крик, да меня не пересвистишь! Пришлось им выбрасывать убитых моржей, ящики и снасти на льдины? А я вытряхнул на них целый ворох снежных хлопьев и погнал их стиснутые льдами суда к югу — пусть похлебают солененькой водицы! Не вернуться им на Медвежий остров!
      — Так ты порядком набедокурил! — сказала мать.
      — О добрых делах моих пусть расскажут другие! — сказал он. — А вот и брат мой с запада! Его я люблю больше всех: он пахнет морем и дышит благодатным холодком.
      — Так это маленький зефир? — спросил принц.
      — Зефир-то зефир, только не из маленьких! — сказала старуха. — В старину и он был красивым мальчуганом, ну, а теперь не то!
      Западный ветер выглядел дикарем; на нем была мягкая, толстая, предохраняющая голову от ударов и ушибов шапка, а в руках палица из красного дерева, срубленного в американских лесах, на другую он бы не согласился.
      — Где был? — спросила его мать.
      — В девственных лесах, где между деревьями повисли целые изгороди из колючих лиан, а во влажной траве лежат огромные ядовитые змеи и где, кажется, нет никакой надобности в человеке! — отвечал он.
      — Что ж ты там делал?
      — Смотрел, как низвергается со скалы большая, глубокая река, как поднимается от нее к облакам водяная пыль, служащая подпорой радуге. Смотрел, как переплывал реку дикий буйвол; течение увлекало его с собой, и он плыл вниз по реке вместе со стаей диких уток, но те вспорхнули перед самым водопадом, а буйволу пришлось полететь головой вниз; это мне понравилось, и я учинил такую бурю, что вековые деревья поплыли по воде и превратились в щепки.
      — И это все? — спросила старуха.
      — Еще я кувыркался в саваннах, гладил диких лошадей и рвал кокосовые орехи! О, у меня много о чем найдется порассказать, но не все же говорить, что знаешь. Так-то, старая!
      И он так поцеловал мать, что та чуть не опрокинулась навзничь; такой уж он был необузданный парень.
      Затем явился Южный ветер в чалме и развевающемся плаще бедуинов.
      — Экая у вас тут стужа! — сказал он и подбросил в костер дров. — Видно, что Северный первым успел пожаловать!
      — Здесь такая жарища, что можно изжарить белого медведя! — возразил тот.
      — Сам-то ты белый медведь! — сказал Южный.
      — Что, в мешок захотели? — спросила старуха. — Садись-ка вот тут на камень да рассказывай, откуда ты.
      — Из Африки, матушка, из земли кафров! — отвечал Южный ветер, — Охотился на львов с готтентотами! Какая трава растет там на равнинах! Чудесного оливкового цвета! Сколько там антилоп и страусов! Антилопы плясали, а страусы бегали со мной наперегонки, да я побыстрее их на ногу! Я дошел и до желтых песков пустыни — она похожа на морское дно. Там настиг я караван. Люди зарезали последнего своего верблюда, чтобы из его желудка добыть воды для питья, да немногим пришлось им поживиться! Солнце пекло их сверху, а песок поджаривал снизу. Конца не было безграничной пустыне! А я принялся валяться по мелкому, мягкому песку и крутить его огромными столбами; вот так пляска пошла! Посмотрела бы ты, как столпились в кучу дромадеры, а купец накинул на голову капюшон и упал передо мною ниц, точно перед своим аллахом. Теперь все они погребены под высокой пирамидой из песка. Если мне когда-нибудь вздумается смести ее прочь, солнце выбелит их кости, и другие путники по крайней мере увидят, что тут бывали люди, а то трудно и поверить этому, глядя на голую пустыню!
      — Ты, значит, только и делал одно зло! — сказала мать, — Марш в мешок!
      И не успел Южный ветер опомниться, как мать схватила его за пояс и упрятала в мешок; он было принялся кататься в мешке по полу, но она уселась на него, и ему пришлось лежать смирно.
      — Бойкие же у тебя сыновья! — сказал принц.
      — Ничего себе! — отвечала она. — Да я умею управляться с ними! А вот и четвертый!
      Это был Восточный ветер, одетый китайцем.
      — А, ты оттуда! — сказала мать, — Я думала, что ты был в Райском саду.
      — Туда я полечу завтра! — сказал Восточный ветер. — Завтра будет ведь ровно сто лет, как я не был там! Теперь же я прямо из Китая, плясал на фарфоровой башне, так что все колокольчики звенели! Внизу, на улице, наказывали чиновников; бамбуковые трости так и гуляли у них по плечам, а это все были мандарины от первой до девятой степени! Они кричали: "Великое спасибо тебе, отец и благодетель!" — про себя же думали совсем другое. А я в это время звонил в колокольчики и припевал: "Тзинг, тзанг, тзу!"
      — Шалун! — сказала старуха. — Я рада, что ты завтра отправляешься в Райский сад, это путешествие всегда приносит тебе большую пользу. Напейся там из источника Мудрости, да зачерпни из него полную бутылку водицы и для меня!
      — Хорошо, — сказал Восточный ветер. — Но за что ты посадила в мешок брата Южного? Выпусти его! Он мне расскажет про птицу Феникс, о которой все спрашивает принцесса Райского сада. Развяжи мешок, милая, дорогая мамаша, а я подарю тебе целых два кармана, зеленого свежего чаю, только что с куста!
      — Ну, разве за чай, да еще за то, что ты мой любимчик, так и быть, развяжу его!
      И она развязала мешок; Южный ветер вылез оттуда с видом мокрой курицы: еще бы, чужой принц видел, как его наказали.
      — Вот тебе для твоей принцессы пальмовый лист! — сказал он Восточному. — Я получил его от старой птицы Феникс, единственной в мире; она начертила на нем клювом историю своей столетней земной жизни. Теперь принцесса может прочесть обо всем, что ей захотелось бы знать. Птица Феникс на моих глазах сама подожгла свое гнездо и была охвачена пламенем, как индийская вдова! Как затрещали сухие ветки, какие: пошли от них дым и благоухание! Наконец пламя пожрало все, и старая птица Феникс превратилась в пепел, но снесенное ею яйцо, горевшее в пламени, как жар, вдруг лопнуло с сильным треском, и оттуда вылетел молодой Феникс. Он проклюнул на этом пальмовом листе дырочку: это его поклон принцессе!
      — Ну, теперь пора нам подкрепиться немножко! — сказала мать ветров.
      Все уселись и принялись за оленя. Принц сидел рядом с Восточным ветром, и они скоро стали, друзьями.
      — Скажи-ка ты мне, — спросил принц у соседа, — что это за принцесса, про которую вы столько говорили, и где находится Райский сад?
      — Ого! — сказал Восточный ветер. — Коли хочешь побывать там, полетим завтра вместе! Но я должен тебе сказать, что со времен Адама и Евы там не бывало ни единой человеческой души! А что было с ними, ты, наверное, уж знаешь?
      — Знаю! — сказал принц.
      — После того как они были изгнаны, — продолжал Восточный, — Райский сад ушел в землю, но в нем царит прежнее великолепие, по-прежнему светит солнце и в воздухе разлиты необыкновенные свежесть и аромат! Теперь в нем обитает королева фей. Там же находится чудно-прекрасный остров Блаженства, куда никогда на заглядывает Смерть! Сядешь мне завтра на спину, и я снесу тебя туда. Я думаю, что это удастся. А теперь не болтай больше, я хочу спать!
      И все заснули.
      На заре принц проснулся, и ему сразу стало жутко: оказалось, что он уже летит высоко-высоко под облаками! Он сидел на спине у Восточного ветра, и тот добросовестно держал его, но принцу все-таки было боязно: они неслись так высоко над землею, что леса, поля, реки и моря казались нарисованными на огромной раскрашенной карте.
      — Здравствуй, — сказал принцу Восточный ветер. — Ты мог бы еще поспать, смотреть-то пока не на что. Разве церкви вздумаешь считать! Видишь, сколько их? Стоят, точно меловые точки на зеленой доске!
      Зеленою доской он называл поля и луга.
      — Как это вышло невежливо, что я не простился с твоею матерью и твоими братьями! — сказал принц.
      — Сонному приходится извинить! — сказал Восточный ветер, а они полетели еще быстрее; это было заметно по тому, как шумели под ними верхушки лесных деревьев, как вздымались морские волны я как глубоко ныряли в них грудью, точно лебеди, корабли.
      Под вечер, когда стемнело, было очень забавно смотреть на большие города, в которых то там, то сям вспыхивали огоньки, — казалось, это перебегают по зажженной бумаге мелкие искорки, словно дети бегут домой из школы. И принц, глядя на это зрелище, захлопал в ладошки, но Восточный ветер попросил его вести себя потише да держаться покрепче — не мудрено ведь было и свалиться да повиснуть на каком-нибудь башенном шпиле.
      Быстро и легко несся на своих могучих крыльях дикий орел, но Восточный ветер несся еще легче, еще быстрее; по равнине вихрем мчался казак на своей маленькой лошадке, да куда ему было угнаться за принцем!
      — Ну, вот тебе и Гималаи! — сказал Восточный ветер, — Это высочайшая горная цепь в Азии, скоро мы доберемся и до Райского сада!
      Они свернули к югу, и вот в воздухе разлились сильный пряный аромат и благоухание цветов. Финики, гранаты и виноград с синими и красными ягодами росли здесь. Восточный ветер спустился с принцем на землю, и оба улеглись отдохнуть в мягкую траву, где росло множество цветов, кивавших им головками, как бы говоря: "Милости просим!"
      — Мы уже в Райском саду? — спросил принц.
      — Ну что ты! — отвечал Восточный ветер, — Но скоро попадем и туда! Видишь эту отвесную, как стена, скалу и в ней большую пещеру, над входом которой спускаются, будто зеленый занавес, виноградные лозы? Мы должны пройти через эту пещеру! Завернись хорошенько в плащ: тут палит солнце, но один шаг — и нас охватит мороз. У птицы, пролетающей мимо пещеры, одно крыло чувствует летнее тепло, а другое — зимний холод!
      — Так вот она, дорога в Райский сад! — сказал принц.
      И они вошли в пещеру. Брр... как им стало холодно! Но, к счастью, ненадолго.
      Восточный ветер распростер свои крылья, и от них разлился свет, точно от яркого пламени. Нет, что это была за пещера! Над головами путников нависали огромные, имевшие самые причудливые формы каменные глыбы, с которых капала вода. Порой проход так суживался, что им приходилось пробираться ползком, иногда же своды пещеры опять поднимались на недосягаемую высоту, и путники шли точно на вольном просторе под открытым небом. Пещера казалась какою-то гигантскою усыпальницей с немыми органными трубами и знаменами, выточенными из камня.
      — Мы идем в Райский сад дорогой смерти! — сказал принц, но Восточный ветер не ответил ни слова и указал перед собою рукою: навстречу им струился чудный голубой свет; каменные глыбы мало-помалу стали редеть, таять и превращаться в какой-то туман. Туман становился все более и более прозрачным, пока наконец не стал походить на пушистое белое облачко, сквозь которое просвечивает месяц. Тут они вышли на вольный воздух — чудный, мягкий воздух, свежий, как на горной вершине, и благоуханный, как в долине роз.
      Тут же струилась река; вода в ней спорила прозрачностью с самим воздухом. А в реке плавали золотые и серебряные рыбки, и пурпурово-красные угри сверкали при каждом движении голубыми искрами; огромные листья кувшинок пестрели всеми цветами радуги, а чашечки их горели желто-красным пламенем, поддерживаемым чистою водой, как пламя лампады поддерживается маслом. Через реку был переброшен мраморный мост такой тонкой и искусной работы, что, казалось, был сделан из кружев и бус; мост вел на остров Блаженства, на котором находился сам Райский сад.
      Восточный ветер взял принца на руки и перенес его через мост. Цветы и листья пели чудесные песни, которые принц слышал еще в детстве, но теперь они звучали такою дивною музыкой, какой не может передать человеческий голос.
      А это что? Пальмы или гигантские папоротники? Таких сочных, могучих деревьев принц никогда еще не видывал. Диковинные ползучие растения обвивали их, спускались вниз, переплетались и образовывали самые причудливые, отливавшие по краям золотом и яркими красками гирлянды; такие гирлянды можно встретить разве только в заставках и начальных буквах старинных книг. Тут были и яркие цветы, и птицы, и самые затейливые завитушки. В траве сидела, блестя распущенными хвостами, целая стая павлинов.
      Да павлинов ли? Конечно павлинов! То-то что нет: принц потрогал их, и оказалось, что это вовсе не птицы, а растения, огромные кусты репейника, блестевшего самыми яркими красками! Между зелеными благоухающими кустами прыгали, точно гибкие кошки, львы, тигры; кусты пахли оливками, а звери были совсем ручные; дикая лесная голубка, с жемчужным отливом на перьях, хлопала льва крылышками по гриве, а антилопа, вообще такая робкая и пугливая, стояла возле них и кивала головой, словно давая знать, что и она не прочь поиграть с ними.
      Но вот появилась сама фея; одежды ее сверкали, как солнце, а лицо сияло такою лаской и приветливою улыбкой, как лицо матери, радующейся на своего ребенка. Она была молода и чудо как хороша собой; ее окружали красавицы девушки с блестящими звездами в волосах.
      Восточный ветер подал ей послание птицы Феникс, и глаза феи заблистали от радости. Она взяла принца за руку и повела его в свой замок; стены замка были похожи на лепестки тюльпана, если их держать против солнца, ж потолок был блестящим цветком, опрокинутым вниз чашечкой, углублявшейся тем больше, чем дольше в него всматривались. Принц подошел к одному из окон, поглядел в стекло, и ему показалось, что он видит дерево познания добра и зла; в ветвях его пряталась змея, а возле стояли Адам и Ева.
      — Разве они не изгнаны? — спросил принц.
      Фея улыбнулась и объяснила ему, что на каждом стекле время начертало неизгладимую картину, озаренную жизнью: листья дерева шевелились, а люди двигались, — ну вот как бывает с отражениями в зеркале! Принц подошел к другому окну и увидал на стекле сон Иакова: с неба спускалась лестница, а по ней сходили и восходили ангелы с большими крыльями за плечами. Да, все, что было или совершилось когда-то на свете, по-прежнему жило и двигалось на оконных стеклах замка; такие чудесные картины могло начертать своим неизгладимым резцом лишь время.
      Фея, улыбаясь, ввела принца в огромный, высокий покой, со стенами из прозрачных картин, — из них повсюду выглядывали головки, одна прелестнее другой. Это были сонмы блаженных духов; они улыбались и пели; голоса их сливались в одну дивную гармонию; самые верхние из них были меньше бутонов розы, если их нарисовать на бумаге в виде крошечных точек. Посреди этого покоя стояло могучее дерево, покрытое зеленью, в которой сверкали большие и маленькие золотистые, как апельсины, яблоки. То было дерево познания добра и зла, плодов которого вкусили когда-то Адам и Ева. С каждого листика капала блестящая красная роса, — дерево точно плакало кровавыми слезами.
      — Сядем теперь в лодку! — сказала фея. — Нас ждет там такое угощенье, что чудо! Представь, лодка только покачивается на волнах, но не двигается, а все страны света сами проходят мимо!
      И в самом деле, это было поразительное зрелище; лодка стояла, а берега двигались! Вот показались высокие снежные Альпы с облаками и темными сосновыми лесами на вершинах, протяжно-жалобно прозвучал рог, и раздалась, звучная песня горного пастуха. Вот над лодкой свесились, длинные гибкие листья бананов; поплыли стаи черных как смоль лебедей; показались удивительнейшие животные и цветы, а вдали поднялись голубые горы; это была Новая Голландия, пятая часть света. Вот послышалось пение жрецов, и под звуки барабанов и костяных флейт закружились в бешеной пляске толпы дикарей. Мимо проплыли вздымавшиеся к облакам египетские пирамиды, низверженные колонны и сфинксы, наполовину погребенные в песке. Вот осветились северным сиянием потухшие вулканы севера. Да, кто бы мог устроить подобный фейерверк? Принц был вне себя от восторга: еще бы, он-то видел ведь во сто раз больше, чем мы тут рассказываем.
      — И я могу здесь остаться навсегда? — спросил он.
      — Это зависит от тебя самого! — отвечала фея. — Если ты не станешь добиваться запрещенного, как твой прародитель Адам, то можешь остаться здесь навеки!
      — Я не дотронусь до плодов познания добра и зла! — сказал принц. — Тут ведь тысячи других прекрасных плодов!
      — Испытай себя, и если борьба покажется тебе слишком тяжелою, улетай обратно с Восточным ветром, который вернется сюда опять через сто лет! Сто лет пролетят для тебя, как сто часов, но это довольно долгий срок, если дело идет о борьбе с греховным соблазном. Каждый вечер, расставаясь с тобой, — буду я звать тебя: "Ко мне, ко мне!" Стану манить тебя рукой, но ты не трогайся с места, не иди на мой зов; с каждым шагом тоска желания будет в тебе усиливаться и наконец увлечет тебя в тот покой, где стоит дерево познания добра и зла. Я буду спать под его благоухающими пышными ветвями, и ты наклонишься, чтобы рассмотреть меня поближе; я улыбнусь тебе, и ты поцелуешь меня... Тогда Райский сад уйдет в землю еще глубже и будет для тебя потерян. Резкий ветер будет пронизывать тебя до костей, холодный дождь — мочить твою голову; горе и бедствия будут твоим уделом!
      — Я остаюсь! — сказал принц.
      Восточный ветер поцеловал принца в лоб и сказал:
      — Будь тверд, и мы свидимся опять через сто лет! Прощай, прощай!
      И Восточный ветер взмахнул своими большими крылами, блеснувшими, как зарница во тьме осенней ночи пли как северное сияние во мраке полярной зимы.
      — Прощай! Прощай! — запели все цветы и деревья. Стаи аистов и пеликанов полетели, точно развевающиеся ленты, проводить Восточного ветра до границ сада.
      — Теперь начнутся танцы! — сказала фея. — Но на закате солнца, танцуя с тобой, я начну манить тебя рукой и звать: "Ко мне! Ко мне!" Не слушай же меня! В продолжение ста лет каждый вечер будет повторяться то же самое, но ты с каждым днем будешь становиться все сильнее и сильнее и под конец перестанешь даже обращать на мой зов внимание. Сегодня вечером тебе предстоит выдержать первое испытание! Теперь ты предупрежден!
      И фея повела его в обширный покой из белых прозрачных лилий с маленькими, игравшими сами собою, золотыми арфами вместо тычинок. Прелестные стройные девушки в прозрачных одеждах понеслись в воздушной пляске и запели о радостях и блаженстве бессмертной жизни в вечно цветущем Райском саду.
      Но вот солнце село, небо засияло, как расплавленное золото, и на лилии упал розовый отблеск. Принц выпил пенистого вина, поднесенного ему девушками, и почувствовал прилив несказанного блаженства. Вдруг задняя стена покоя раскрылась, и принц увидел дерево познания добра и зла, окруженное ослепительным сиянием, из-за дерева неслась тихая, ласкающая слух песня; ему почудился голос его матери, певшей: "Дитя мое! Мое милое, дорогое дитя!"
      И фея стала манить его рукой и звать нежным голосом: "Ко мне, ко мне!" Он двинулся за нею, забыв свое обещание в первый же вечер! А она все манила его и улыбалась... Пряный аромат, разлитый в воздухе, становился все сильнее; арфы звучали все слаще; казалось, что это пели хором сами блаженные духи: "Все нужно знать! Все надо изведать! Человек — царь природы!" Принцу показалось, что с дерева уже не капала больше кровь, а сыпались красные блестящие звездочки. "Ко мне! Ко мне!" — звучала воздушная мелодия, и с каждым шагом щеки принца разгорались, а кровь волновалась все сильнее и сильнее.
      — Я должен идти! — говорил он. — В этом ведь нет и не может быть греха! Зачем убегать от красоты и наслаждения? Я только полюбуюсь, посмотрю на нее спящую! Я ведь не поцелую ее! Я достаточно тверд и сумею совладать с собой!
      Сверкающий плащ упал с плеч феи; она раздвинула ветви дерева и в одно мгновение скрылась за ним.
      — Я еще не нарушил обещания! — сказал принц. — И не хочу его нарушать!
      С этими словами он раздвинул ветви... Фея спала такая прелестная, какою может быть только фея Райского сада. Улыбка играла на ее устах, но на длинных ресницах дрожали слезинки.
      — Ты плачешь из-за меня? — прошептал он. — Не плачь, очаровательная фея! Теперь только я понял райское блаженство, оно течет огнем в моей крови, воспламеняет мысли, я чувствую неземную силу и мощь во всем своем существе!.. Пусть же настанет для меня потом вечная ночь — одна такая минута дороже всего в мире!
      И он поцеловал слезы, дрожавшие на ее ресницах, уста его прикоснулись к ее устам.
      Раздался страшный удар грома, какого не слыхал еще никогда никто, и все смешалось в глазах принца; фея исчезла, цветущий Райский сад ушел глубоко в землю. Принц видел, как он исчезал во тьме непроглядной ночи, и вот от него осталась только маленькая сверкающая вдали звездочка. Смертный холод сковал его члены, глаза закрылись, и он упал как мертвый.
      Холодный дождь мочил ему лицо, резкий ветер леденил голову, и он очнулся.
      — Что я сделал! — вздохнул он. — Я нарушил свой обет, как Адам, и вот Райский сад ушел глубоко в землю!
      Он открыл глаза; вдали еще мерцала звездочка, последний след исчезнувшего рая. Это сияла на небе утренняя звезда.
      Принц встал; он был опять в том же лесу, у пещеры ветров; возле него сидела мать ветров. Она сердито посмотрела на него и грозно подняла руку.
      — В первый же вечер! — сказала она, — Так я и думала! Да, будь ты моим сыном, сидел бы ты теперь в мешке!
      — Он еще попадет туда! — сказала Смерть, — это был крепкий старик с косой в руке и большими черными крыльями за спиной. — И он уляжется в гроб, хоть и не сейчас. Я лишь отмечу его и дам ему время постранствовать по белу свету и искупить свой грех добрыми делами! Потом я приду за ним в тот час, когда он меньше всего будет ожидать меня, упрячу его в черный гроб, поставлю себе на голову и отнесу его вон на ту звезду, где тоже цветет Райский сад; если он окажется добрым и благочестивым, он вступит туда, если же его мысли и сердце будут по-прежнему полны греха, гроб опустится с ним еще глубже, чем опустился Райский сад. Но каждую тысячу лет я буду приходить за ним, для того чтобы он погрузился еще глубже, или остался бы навеки на сияющей небесной звезде!
       
  • Новые работы в галерее

×

Important Information

We have placed cookies on your device to help make this website better. You can adjust your cookie settings, otherwise we'll assume you're okay to continue. Terms of Use