Jump to content

Chanda

Members
  • Content Count

    3,360
  • Joined

  • Last visited

  • Days Won

    8

Chanda last won the day on January 9

Chanda had the most liked content!

Community Reputation

10 Good

About Chanda

  • Rank
    Мастер-Путеводитель

Personal and contact information

  • LOCATION
    Москва
  • About Me
    я не художник, я только учусь...
    Пока безуспешно.
  • OCCUPATION
    надомная мастерица, из разнорабочих моды.

Recent Profile Visitors

1,233 profile views
  1. "Поясок" надет на яйцо стянут по краю. Сплела розу для одной стороны.
  2. СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ 2 апреля - Международный день детской книги Людмила Поцепун Сказка про Сказку Жила-была Сказка. Это была добрая и волшебная Сказка, которая умела творить настоящие чудеса. Когда-то она жила в доме одной маленькой девочки. Маленькую девочку звали Евой, и она мечтала научиться летать как птицы. Но, она не только не могла летать, она не умела ходить. Злой недуг сковал ее ножки. А Ева, тем не менее, оставалась доброй и отзывчивой девочкой. Каждый вечер ее любимая мама читала ей эту волшебную Сказку. И каждый вечер девочка по-новому смотрела на мир. Она улыбалась и мечтала, мечтала, мечтала… Однажды Сказка пришла к ней во сне. И они разговорились. Ева рассказала ей, как сильно она хочет научиться летать. Сказка удивилась: «Ты хочешь летать? А ты хочешь научиться ходить?» На глаза Евы набежала легкая тень, но она с улыбкой ответила: — Конечно, я хочу ходить. Но врачи говорят, что это невозможно. А про невозможность летать они ничего не говорили… Сказка улыбнулась. — Знаешь, Ева, а я могу научить тебя летать! — Правда? — сердце девочки затрепетало от радости. — Правда. — Ответила Сказка и отошла к окну. — Только для этого тебе придется совершить подвиг. Знаешь, как сказочные герои совершают невозможное ради достижения цели? Девочка кивнула. — Так вот, — продолжала Сказка. — Если ты хочешь летать, тебе надо встать с постели и подойти к окну. Открыть ставни и встать. — И все? — И все. — Сказка уже подошла к холодному стеклу и, вдруг все вокруг засверкало радужными красками, а через мгновенье Сказка обратилась в красивого розового Дракона, который махал крыльями за окном. Дракон смотрел на Еву и терпеливо ждал. Ева с горящими глазами смотрела за окно и не знала, верит она или не верит в то, что видит. Наконец она подумала: «Я же сплю… А во сне, как в сказке возможно все!» А вслух сказала: — Подожди меня, я уже иду! Девочка уверенно откинула одеяло и спустила ноги с кровати. Впервые в жизни она почувствовала приятный холодок непокрытого пола. Она поджала пальчики… — Да, я сплю… — вздохнула Ева, и с легкостью встала. Чуть-чуть покачалась, но быстро обрела равновесие и сделала шаг. В ее душе все затрепетало…. Она подняла ножку и сделала еще один шаг. Потом еще один, и еще один. Когда она подошла к окну, она уже смело передвигала ножки и улыбалась… Возле окна лежал коврик, и она почувствовала, как мягкие щетинки щекотят ее пяточки… Она засмеялась. Протянула ручки и открыла окно. Дракон смотрел на нее чудными большими глазами, кивая головой, подбадривая малышку. Он протянул свое крыло и положил его на подоконник. Ева с усилием приподнялась на носочки, подогнула одну ножку и положила ее на подоконник, подтянула вторую. И вот, с замиранием дыхания, она дотянулась до протянутого крыла. Через пару минут она уверенно сидела сверху на Драконе. Дракон не скрывал довольной ухмылки. Он взмахнул крыльями и полетел.… Ева замерла от удовольствия. Приятный ночной ветер ласково развевал ее длинные кучерявые волосы. Она с удовольствием вдыхала аромат ночи. Они взлетели вверх к звездам. Еве показалось, что сейчас она коснется рукой ясного месяца. А звездочки вот-вот начнут танцевать вальс ночных чудес. Вокруг них собралась стайка светлячков и освещала им путь. Дракон и Ева летали до утра. А потом вернулись домой. Девочка самостоятельно дошла до кровати, и уставшая, но безумно счастливая уснула. А Сказка вернулась на свое место на прикроватную тумбочку. А когда малышка проснулась, то подумала, что все это был просто сон. С мечтательным взглядом она посмотрела в окно. За занавесками ярко светило солнце. И что-то, отбрасывало зайчика на стену. Ева подняла голову и с удивлением увидела розовую чешую на подоконнике. — Значит это был не сон! — закричала она. Она осторожно сползла с кровати, встала на ноги, взяла в руки книгу со Сказкой, и тихонько передвигая ножки, вышла из комнаты. Она дошла до кухни. На кухне мама пекла блинчики на завтрак. Она стояла спиной к двери и не слышала, как вошла девочка. Ева, тихо позвала: — Мама. Сковорода на плите громко шипела, и женщина не услышала ее. Тогда малышка позвала громче: — Мама! Мама повернулась на крик. Она смотрела и не верила своим глазам. Блин начал подгорать, но она не замечала. Она хотела что-то сказать, но язык не слушался ее. Тогда Ева подошла к ней, выключила газ и обняла ее. А мама заплакала… — Мама, почитай мне эту Сказку. Она волшебная! Она научила меня ходить! Мама могла только кивнуть в ответ. Она кинулась целовать ноги дочери и плакала, плакала, плакала… Потом они еще много-много раз перечитывали волшебную Сказку, а потом многие другие добрые сказки. А когда девочка выросла, она подарила эту Сказку маме соседской девочке, которая очень не любила мыть руки и у нее часто болел животик. И каждый раз, когда ее мама читала Сказку, в жизни крохи происходили настоящие чудеса! Милые мамы и папы, бабушки и дедушки! Сказки творят чудеса: они лечат, они учат, они воспитывают. Они сближают сердца и души! Они нужны вашим детям, как когда-то были нужны вам! Читайте детям сказки!
  3. Уже объявили новое задание - олень, а я только-только начала носуху валять.
  4. СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ 1 апреля - День дурака (День смеха) Умный Матько и дурни Словацкая народная сказка Пошел как-то умный Матько невесту сватать. Встретили его радушно - лавку, где ему сесть, обтерли. Сидят, беседу ведут. Говорит хозяин: - Ну-ка, мать, сбегай в чулан! Зачем - сама знаешь! А мать только того и ждет - выскочила из горницы, за угощеньем побежала. Ждут её - прождут, запропастилась куда-то баба, нету ее и нету! Отец говорит: - Ступай-ка ты, дочка, погляди, где там наша мать застряла ? Побежала дочка, и тоже пропала, как сквозь землю провалилась. - Какого лешего они там канителятся? Ну, погодите, уж я вас! - разозлился отец и сам за ними отправился. Сидит Матько хозяев дожидается. Долго сидел - никого нету. Он то зевнет, то дровец в очаг подкинет, то еще чем займется, чтоб не уснуть, а те все не идут и не идут. - Ну, - решил Матько, - хорошо это или худо, а пойду-ка я сам и погляжу, что там с ними случилось. Может они в том чулане к полу прилипли. Пошел, а в чулане уже и свеча, что мать с собой брала, чуть не начисто сгорела! А все трое сидят, в голос ревут, аж за два дома соседям слыхать. - Вы что кричите? - спрашивает Матько, а от них слова толком не добьешься, одни только стоны да вопли. Мать криком кричит, кое-как ему объясняет: - Погляди-ка, любезный наш Матько! Вот она лесенка, что из чулана на чердак ведет, а вот он топор висит. Вы с нашей Доркой поженитесь, у вас ребеночек будет, забежит он ненароком в чулан, стронет лесенку с места, топор ему на голову свалится и убьет! Вот горе-то! Ах, бедное наше дитятко, бедное дитятко! - снова заголосила мать, а за ней и отец с дочкой. Не знает Матько - смеяться ему или плакать. Едва успокоил. А потом говорит: - Коли отыщу на свете еще пятерых глупее вас, - тогда возьму вашу дочку в жены! А пока - прощайте! Ходил-ходил, искал-искал, никто не попадается. Но вот добрался он до какой-то деревни. Видит, сарай, амбары да хлевы стоят. Он туда. - Погляжу, как здесь люди хозяйствуют, - решил он. И тут углядел, что возле одного курятника баба курицу безжалостно колотит, так колотит, только пух и перья летят. - Вы за что, хозяюшка, свою хохлатку наказываете? - спрашивает Матько. - Да вишь, дрянь какая, у нее двенадцать цыплят, а она никак не хочет их молоком кормить. Научил Матько бабу, что надо яичко сварить, облупить, порубить, да пшена напарить, перемешать и этой кашей цыплят накормить. Баба не.верит, что цыплята у курицы вымя не сосут. Увидала, как они клюют, обрадовалась, стала Матько благодарить, много денег дала. Вот и нашел Матько первого дурня, может и не глупее, чем те его, но уж и не умнее. - Ладно, - думает, - первый дурень есть. Стал Матько ко второй деревне подходить - слышит, колокола звонят, а навстречу ему похоронная процессия движется. Мужики гроб несут, бабы следом плетутся, кричат, руки ломают, стар и млад на похороны сбежались, гроб открыт, а в гробу молодая красавица живехонька лежит. - Скажите, люди добрые, что это вы делаете, - спрашивает Матько. - А что? - отвечают ему. - Нашего старосты дочка по воду пошла, руку в кувшин засунула, а обратно вытащить не может! Вся деревня голову ломала, ничего не придумала, а девица совсем извелась! Что ж, ей всю жизнь кувшин на руке носить? Вот мы и хотим ее разом от всех печалей избавить! - Экие вы дурни! Могли ему, конечно, за такое оскорбление всыпать, да Матько не ленивый был, разбил кувшин и освободил девицу. Всей деревней проводили его на богатый старостин двор, вместо поминок веселая гульба началась. А потом - блюдо по кругу пошло, насобирали умному Матько денег кучу. Вот вам и еще дурни. Неплохо дела идут! В третьей деревне хотели, чтоб церковь у них и снаружи и изнутри была белым-бела. Только из чего строить? Кто-то посоветовал из творога. Тут же начали молоко творожить, а из творога церковь ставить, поставили, да только без окон. Снаружи хороша, бела. Зато внутри хуже темницы. Стали в нее свет в мешках носить. Да все напрасно. Но вскоре прилетели из леса птицы, проклевали в твороге дыры и стало в церкви светло. - Не иначе, как птички свет приносят! Наловим их, запрем, станут они там днем и ночью светить. Не долго думая, отправились всей деревней в лес, к высокому дереву, за птичьими гнездами. С собой длинную лестницу прихватили, на плечах несут. Да только лестница за каждое дерево цепляется, а где лес погуще, ни туда, ни сюда двинуться не дает. Пришлось им перекладины одну за другой выламывать. Наконец добрались до высокого дерева, а у лестницы всего три перекладины остались! Но мужики-здоровяки - около дерева встали, влезли один другому на плечи и до самой макушки дотянулись. Самый первый до гнезда добрался и схватил его в кулак вместе с птицами. Кричит на радостях: - Держу! - тут самый нижний голову задрал, посмотреть хочет, а нога у него подвернулась, он и шлепнулся на землю, а за ним и все остальные. Птицы ждать не стали, тем временем и разлетелись. Ну и дела! У кого нога, у кого рука поломаны, а у кого и голова разбита. А тут в их деревню наш Матько пришел. Научил он их церковь из камня построить, в ней окна прорубить и стены известью побелить. Стоит церковь белая, красивая! Дали мужики Матько денег больше, чем церковь стоила. Так нашел Матько третьих дурней. В четвертой деревне проживали не такие уж и дурни: у этих была церковь солидная, каменная. Только ведь у глупости конца края нету! Видит Матько - тащат здоровые мужики быка на дом! Матько глазам своим не верит, спрашивает : - Люди добрые, что это вы делаете? - А что такого? Помер у нас богатый мясник, а быка на дом завещал, вот мы и хотим его последнюю волю выполнить, быка на дом затащить. Матько того быка продал, и объяснил, что не быка, а деньги надо на дом употребить. Получил Матько за умный совет и от этих мужиков вознагражденье. Нашел, значит, наш Матько уже четверых дурней. - Теперь, может, и пятых найду? - думает он. - Хотя, может, и пятые-то - не последние? И верно, ходить далеко не пришлось. В пятой деревне, стали ему угощенье подавать, вдруг люди расступились, мыши на стол полезли - видимо-невидимо. - Наелись мыши досыта, а люди за объедки принялись. - Что у вас тут делается? - спрашивает Матько, - я бы скорей с голоду помер, чем после мышей подбирал! - Раньше и мы так же думали, - отвечают ему люди, - так ведь нужда заставляет. А что делать с ними? Воюем, как можем, мышеловки ставим, но все никак не сладим. Видно со всего света мыши к нам сбежались! - Еще больше набегут, коли за ум не возьметесь! - говорит им Матько. - Помоги нам, добрый человек, - просят его деревенские. Матько - за добрую плату - принес им диковинного зверя. Он только и делает, что мышей ловит - попросту говоря, кота здоровенного. Обуял вдруг мужиков страх. Что станет этот невиданный зверь есть, когда всех мышей истребит? А Матько уже далеко ушел. Стали они ему вслед кричать. Матько из-за пригорка отвечает: - Не ваша беда! А мужики услыхали: - Вас тогда! Хотят мужики кота изловить - никак не изловят, решили деревню со всех сторон поджечь. Все сгорело, а кот как ни в чем не бывало сидит живехонек. А рядом с ним - откуда только взялась? - кошка! Вскоре кошки да котята всю деревню заполонили. Зато мышей не стало. Зажила деревня спокойно, и мыши не беспокоят, и кошки в одночасье пропали. А куда? - деревенские сами знают, на этот раз своим умом дошли, на своей глупости выучились. Не стал Матько больше дурней искать. Зачем? Кто знает, сколько их еще на свете! Вернулся домой, денег принес и говорит: - Дураков на свете много, пятерых я сразу нашел, шестой будет моя жена, а седьмыми всех родственников, да свойственников посчитаем. Слыхали мы, что зажили Матько с женой - одна радость! Ведь всем известно, что умному мужу глупая жена, куда как подходяща! А еще говорят, что умный и у дурака научится, а при одном умном семь дураков прокормятся. СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ 1 апреля - День птиц Птичка-невеличка Кетская сказка Старик ломал в лесу гнилые пни на топливо. Ударил ногой по одному пеньку, вылетела из пенька птичка-невеличка, села на пеньке и говорит: - Дедушка, что тебе надо? Зачем ты стучал в мой пень? Старик ответил: - Я хотел его сломать и унести на дрова. У нас со старухой в чуме нет дров. - Дедушка, ты пенек мой не ломай. Ты лучше иди к своей старухе и ложись спать. К утру у вас в чуме будут дрова. Птичка-невеличка сказала и улетела. Старик вернулся в чум без дров. - Старуха,-сказал он,-я дров не нашел. Давай ляжем спать. Когда выспимся, у нас будут дрова. Старик со старухой легли спать. Утром старуха проснулась и видит: в чуме много нарубленных дров. - Старик, вставай! У нас в чуме полно дров. Ночью ты не рубил дров. Откуда они? Старик посмотрел на дрова и рассказал старухе, что дрова им дала птичка-невеличка. Старуха затопила чум и говорит старику: - Дров у нас много, а еды нет. Иди в лес, найди тот пенек, стукни в него ногой, скажи птичке, что мы с тобой голодны, и попроси у ней мяса. Старик ушел в лес, нашел пень, стукнул по нему ногой. Из пенька вылетела птичка-невеличка, села на него и говорит: - Дедушка, зачем ты стучал в мой пенек? Чего тебе от меня надо? Старик сказал: - Дров у нас со старухой много, но нечего есть. Мы голодны. Старуха послала меня попросить у тебя мяса. - Еды я вам дам. Иди к своей старухе и ложись спать. К утру в чуме у вас будет всего полно. Сказала птичка-невеличка и улетела. Старик со старухой легли спать. Утром встали-и глазам своим не верят. В чуме у них и жирное мясо, и рыба, и вино. Старики поели, попили вина, опьянели и уснули. Когда старуха проспалась, она опять погнала старика: - Иди в лес, найди пенек, ударь хорошенько в него ногой и скажи птичке-невеличке, что мы с тобой хотим быть купцами. Старик ушел. Ходил он по лесу, ходил. Нашел пенек, ударил в него ногой, вылетела из пенька птичка-невеличка, села на него и говорит: - Дедушка, зачем ты стучал в мой пенек? Что тебе от меня надо? - Старик сказал: - Старуха меня послала сказать тебе, что неплохо бы было стать нам купцами. - Иди в чум и ложись спать. Утром проснетесь купцами. Сказала птичка-невеличка и улетела. Старик со старухой выспались, смотрят-и себе не верят. Чум полон разными завидными товарами - платки, пуговицы, медные чайники, колечки, вино... Посмотрела старуха на товары и говорит старику: - Иди скорее в лес, найди пень, ударь в него сильнее ногой и скажи птичке, что хочу я быть царицей, а ты - царем. Старик ушел. Ходил-ходил по лесу. Насилу нашел пенек. Ударил в пенек два раза ногой, вылетела из него птичка-невеличка, села на пенек и говорит: - Дедушка, зачем ты так сильно стучал в мой пенек? Чего тебе от меня надо? -Старуха меня послала к тебе, птичка, - сказал старик.-Она хочет быть царицей, а мне велит быть царем. - Ладно,-говорит птичка-невеличка,-иди в чум и спи. Утром вы будете царями. Птичка-невеличка сказала и улетела. Старик со старухой легли спать. Утром чуть свет проснулись, глядят - ни своего чума, ни друг друга не могут узнать. В чуме полно дров и еды, и товаров, и вина; а на них самих - серебряные и золотые перстни, кольца и серебряно-золотая одежда. Они встали и не знают, что делать. Стали пить вино и напились допьяна. Когда старуха опьянела, она опять погнала старика в лес: - Иди, найди пень, стукни в него изо всей силы и скажи той птичке, что хочу я быть богиней, а тебе велю быть богом. Старик ушел искать птичку-невеличку. Он долго ходил по лесу и едва-едва нашел пенек. Старик крепко ударил в пень ногой. Из пенька вылетела птичка-невеличка, села на пенек и спрашивает старика: - Зачем ты стучишь в мой пень? Что тебе еще от меня надо? Старик сказал: - Моя старуха захотела быть богиней, а мне велела стать самим богом. - Богом?! Ну, ладно. Иди в чум к своей старухе и ложись спать. Сказала птичка-невеличка, вспорхнула и улетела. В том лесу больше не стало ни самой птички-невелички, ни ee пенька. Старик из леса вернулся в чум и вместе со старухой лег спать. Только вечером они легли спать царями, а проснулись чертями. Все.
  5. До того, как сшить последние лепестки, выплетаю пестик - низку из семи бисерин с тремя бисеринками на конце (иначе это будет затруднительно сделать). Таких цветочков сделала три штуки. На конце цветка выплела утолщение. За верхний лепесток пришила цветок к яйцу. Протягиваю низку-стебелёк. Оставшимися хвостиками лески делаю листики.
  6. Цветок для второго яйца. Сплела лепесток двойной мозаикой и приплела к нему тычинку Кончик тычинки - горизонтальная палочка. Сплетя половину следующего лепестка, пришиваю к предыдущему. Доплетаю вторым концом.
  7. СКАЗКА К ПРОШЕДШЕМУ ПРАЗДНИКУ 27 марта - Международный день театра Наталья Немировская Неосторожное превращение. Жил однажды на свете актер. Был он необычайно талантлив. В театре, где он работал, его очень ценили, и в каждом спектакле у этого актера была важная роль. Каждый раз, когда он играл какую-то роль, он так преображался, что буквально превращался в другого человека. Некоторые люди считали его колдуном, другие – мошенником, а иные и вовсе не верили, что один и тот же человек может так сильно меняться. И вот в один промозглый осенний вечер случилась с этим актером неприятность: во время спектакля он так сильно преобразился в сказочного злодея, что не смог снова стать собой. И ходил он так сказочным злодеем до тех пор, пока… Но давайте все по порядку. В тот вечер зрителей было чрезвычайно много. Они заняли все возможные места в зале, а еще все проходы вдоль стен и места в буфете. Талантливый актер играл с увлечением, вкладывая в свою игру всю душу. Зрители хлопали ему даже больше, чем главной героине, а после спектакля дарили цветы, мягкие игрушки и шоколадные конфеты. Обычно актер с удовольствием принимал все подарки и нес их домой в семью. Жена и детишки радостно встречали его, и вся семья садилась ужинать. Но то ли из-за того, что аплодисментов в тот вечер было слишком много, то ли из-за того, что в какой-то момент в театре вспыхнул и внезапно погас один прожектор, все пошло не так. Талантливый актер, успешно доиграв спектакль, не снял грим и не переоделся, как все остальные актеры. Он посмотрел на себя в зеркало и расхохотался так громко и нагло, что все стекла задрожали. Затем он со всей силы пнул ногой дверь и вышел на улицу. Актер, который теперь превратился в сказочного злодея, не принес домой никаких конфет и подарков, а принес он большую деревянную дубинку и колоду карт. Когда жена открыла ему дверь, она увидела сгорбленное волосатое существо в рваной шляпе, сквозь густую бороду которого можно было разглядеть злобную ухмылку. И конечно же, ни жена, ни дети, не узнали его и закрыли дверь у него перед носом. Сказочный злодей стучал в дверь своей дубинкой, плакал и говорил, что замерз и хочет кушать… Но ведь слезами горю не поможешь, поэтому он стал ходить вокруг дома, где сидели напуганные жена и детишки, и думать, как снова стать собой. Обошел он свой дом раз, другой, третий… Вспомнил, как вот здесь, на лавочке, они со старшим сынишкой разучивали стихотворение про дружную семью… вон там, в яблоневом саду, они с дочкой играли в прятки… а вот на этом самом месте, под окном, талантливый актер пел песни под гитару для своей любимой жены, пока она готовила обед или поливала цветы на подоконнике… Сказочный злодей, который раньше был актером, встал под окном и хотел было запеть: «Свет твоих глаз согревает мне душу, и не страшны мне ни темень, ни стужа». Но из горла вырвался лишь невнятный рык: «Ррр рр рр, ррр рр рр!..» «О, судьба-злодейка! Что ты сделала со мной! Не видать мне больше любимых глаз жены и не слыхать веселого смеха моих детишек…», – подумал несчастный злодей. Но вдруг!.. Окно, возле которого он стоял, распахнулось, и из этого окна выглянула та, для которой он пел. Она пристально посмотрела в глаза сказочному злодею и… «Любимый! Неужели это ты?», – воскликнула эта прекрасная женщина, и во взгляде ее было столько нежности и любви, что произошло чудо: сказочный злодей тут же снова стал талантливым актером и запел песню уже своим голосом. «Буду я вместе с тобою всегда, не разлучит нас ничто никогда», – последнюю строчку они пропели вместе. «А ну-ка снимай скорее эту накладную бороду и пошли ужинать», – сказала жена и позвала детишек к столу. После того случая талантливый актер понял, что играть в спектакле какую-то роль и получать подарки – это невероятно увлекательно, но никогда не нужно забывать, какой ты на самом деле. Ведь только побывав в роли другого человека, можно действительно почувствовать, как это хорошо – быть собой.
  8. Протянула низку-стебелёк. Листики плела так же, как малые лепестки. Через верхнюю бисерину, прикрепила к яйцу. Вот что получилось в итоге:
  9. Сначала сшила между собой большие лепестки, затем пришила малые. Соединила их по краю. Мозаичным плетением сделала низ цветка. Прикрепила цветок к яйцу за верхние лепестки.
  10. СКАЗКА К ПРОШЕДШЕМУ ПРАЗДНИКУ 23 марта — Комоедица М. Пришвин Медведь Многие думают, будто пойти только в лес, где много медведей, и так они вот и набросятся, и съедят тебя, и останутся от козлика ножки да рожки. Такая это неправда! Медведи, как и всякий зверь, ходят по лесу с великой осторожностью а, зачуяв человека, так удирают от него, что не только всего зверя, а не увидишь даже и мелькнувшего хвостика. Однажды на севере мне указали место, где много медведей. Это место было в верховьях реки Коды, впадающей в Пинегу, Убивать медведя мне вовсе не хотелось, и охотиться за ним было не время: охотятся зимой, я же пришёл на Коду ранней весной, когда медведи уже вышли из берлог. Мне очень хотелось застать медведя за едой, где-нибудь на полянке, или на рыбной ловле на берегу реки, или на отдыхе. Имея на всякий случай оружие, я старался ходить по лесу так же осторожно, как звери, затаивался возле тёплых следов; не раз мне казалось, будто мне даже и пахло медведем… Но самого медведя, сколько я ни ходил, встретить мне и тот раз так и не удалось. Случилось, наконец, терпение моё кончилось, и время пришло мне уезжать. Я направился к тому месту, где была у меня спрятана лодка и продовольствие. Вдруг вижу: большая еловая лапка передо мной дрогнула и закачалась сама. “Зверушка какая-нибудь”, — подумал я. Забрав свои мешки, сел я в лодку и поплыл. А как раз против места, где я сел в лодку, на том берегу, очень крутом и высоком, в маленькой избушке жил один промысловый охотник. Через какой-нибудь час или два этот охотник поехал на своей лодке вниз по Коде, нагнал меня и застал в той избушке на полпути, где все останавливаются. Он-то вот и рассказал мне, что со своего берега видел медведя, как он вымахнул из тайги как раз против того места, откуда я вышел к своей лодке. Тут-то вот я и вспомнил, как при полном безветрии закачались впереди меня еловые лапки. Досадно мне стало на себя, что я подшумел медведя. Но охотник мне ещё рассказал, что медведь не только ускользнул от моего глаза, но ещё и надо мной посмеялся… Он, оказывается, очень недалеко от меня отбежал, спрятался за выворотень и оттуда, стоя на задних лапах, наблюдал меня: и как я вышел из леса, и как садился в лодку и поплыл. А после, когда я для него закрылся, влез на дерево и долго следил за мной, как я спускаюсь по Коде. — Так долго, — сказал охотник, — что мне надоело смотреть и я ушёл чай пить в избушку. Досадно мне было, что медведь надо мной посмеялся. Но ещё досадней бывает, когда болтуны разные пугают детей лесными зверями и так представляют их, что покажись будто бы только в лес без оружия — и они оставят от тебя только рожки да ножки.
  11. СКАЗКА К ПРОШЕДШЕМУ ПРАЗДНИКУ 22 марта - Сороки (Жаворонки) Юрий Коваль Весеннее небо: Как я съел жаворонка С утра в деревне пекли жаворонков из сдобного теста. И по дороге в школу ребята размахивали печёными жаворонками, протягивали их в небо и кричали: Жаворонки, Прилетите, Весну принесите! Зима надоела, Весь хлеб поела! Кое-кто даже привязывал жаворонков к длинным палкам, чтоб повыше поднять их в небо. Но было ещё холодно, птицы не прилетали. А я работал в школе учителем и удивлялся, как все ученики ели на переменках жаворонков. Коля Калинин из третьего класса подарил мне одного, но я его есть не стал, в карман сунул. А то неудобно: учитель вдруг жаворонка ест. После уроков мы все пошли из школы, и тут Маня Клеткина из первого класса закричала: — Смотрите, жаворонок! Это мы его наманили! Чуть в стороне от дороги, высоко в небе пел первый наш жаворонок. Крылья его трепетали, и казалось, что он стоит в воздухе на одном месте. — Махайте, махайте жаворонками! — закричала Маня. — Наманивайте всю стаю! Но печёных жаворонков ни у кого не осталось — всё-таки три переменки. Тогда я достал своего из кармана и помахал немного, а ребята наманивали птиц голосами. И вот появился второй жаворонок, потом третий — они пели, наполняли трелями весеннее небо. Один из них опустился на поле неподалёку от нас. Он был серый и рябенький, и трудно было его разглядеть в рыжей прошлогодней траве. А у моего печёного жаворонка бока были подрумянены, глаза — изюмины. Я потом этого жаворонка не удержался и съел.
  12. СКАЗКА К ПРОШЕДШЕМУ ПРАЗДНИКУ 21 марта - Международный день кукольника Валентин Катаев (Из повести «Белеет парус одинокий») ... Казалось, никакая сила в мире не могла спасти Петю от неслыханного скандала. Однако недаром у него на голове была не одна макушка, как у большинства мальчиков, а две, что, как известно, является вернейшим признаком счастливчика. Судьба посылала Пете неожиданное избавление. Можно было ожидать все, что угодно, но только не этого. Недалеко от Сенной площади, по Старопортофранковской улице, спотыкаясь, бежал Павлик. Он был совершенно один. По его замурзанному лицу, как из выжатой тряпки, струились слезы. В открытом квадратном ротике горестно дрожал крошечный язык. Из носу текли нежные сопли. Он непрерывно голосил на буквы "а", но так как при этом не переставал бежать, то вместо плавного: "а-а-а-а-а" - получалось икающее и прыгающее: "а! а! а! а! а!" - Павлик! Ребенок увидел Петю, со всех ног бросился к нему и обеими ручками вцепился в матроску брата. - Петя, Петя! - кричал он, дрожа и захлебываясь. - Петечка! - Что ты здесь делаешь, скверный мальчишка? - сурово спросил Петя. Ребенок вместо ответа стал икать, не в силах выговорить ни слова. - Я тебя спрашиваю: что ты здесь делаешь? Ну? Негодяй, где ты шлялся? Ты, кажется, хочешь довести меня до могилы... Вот... набью тебе морду, тогда будешь знать! Петя схватил Павлика за плечи и стал его трясти до тех пор, пока тот не прорыдал сквозь икоту: - Меня... и!... Меня ук... украли. И опять залился слезами. Что же случилось? Оказывается, не одному Пете пришла в голову счастливая мысль на другой день после приезда самостоятельно погулять. Павлик тоже давно мечтал об этом. Он, конечно, не собирался заходить так далеко, как Петя. В его планы входило лишь побывать на помойке да, в самом крайнем случае, сходить за угол посмотреть, как у подъезда штаба солдаты отдают ружьями честь. Но, на беду, как раз в это время во двор пришел Ванька-Рутютю, иначе говоря - Петрушка. Вместе с другими детьми Павлик посмотрел все представление, показавшееся слишком коротким. Впрочем, распространился слух, что в другом дворе будут показывать больше. Дети перекочевали вслед за Ванькой-Рутютю в другой двор. Но там представление оказалось еще короче. Оно закончилось тем, что Ванька-Рутютю - длинноносая кукла в колпаке, похожем на стручок красного перца, с деревянной шеей паралитика - убил дубинкой городового. Между тем решительно всем было известно, что потом должно еще обязательно появиться страшное чудовище - нечто среднее между желтой мохнатой уткой и крокодилом - и, схватив Ваньку-Рутютю зубами за голову, утащить его в преисподнюю. Однако этого-то и не показали. Может быть, потому, что слишком мало падало из окон медяков. Не было сомнения, что в следующем дворе дело пойдет лучше. Жадно поглядывая на плетеную кошелку с таинственно спрятанными там куклами, дети как очарованные переходили таким образом из одного двора в другой вслед за пестрой женщиной, тащившей на спине шарманку, и мужчиной без шапки, с ширмой под мышкой. Пожираемый непобедимым любопытством, Павлик топал на своих крепеньких ножках в толпе других детей. Высунув язык и широко раскрыв светло-шоколадные глаза с большими черными зрачками, ребенок забыл все на свете: и тетю, и папу, и даже Кудлатку, которую не успел поставить на конюшню и хорошенько накормить овсом и сеном. Мальчик потерял всякое представление о времени и пришел в себя, лишь заметив с удивлением, что уже вечер и он идет за шарманкой по совершенно незнакомой улице. Все дети давно отстали и разошлись. Он был совсем один. Пестрая женщина и мужчина с ширмой шли быстро, очевидно торопясь домой. Павлик едва поспевал за ними. Город становился все более незнакомым, подозрительным. Павлику показалось, что мужчина и женщина о чем-то зловеще шепчутся. Поворачивая за угол, они вдруг оба обернулись, и Павлик с беспокойством увидел во рту у женщины папироску. Ребенка охватил ужас. Ему в голову внезапно пришла мысль, заставившая его задрожать. Ведь было решительно всем известно, что шарманщики заманивают маленьких детей, крадут их, выламывают руки и ноги, а потом продают в балаганы акробатам. О, как он мог забыть об этом! Это было так же общеизвестно, как то, что конфетами фабрики "Бр. Крахмальниковы" можно отравиться или что мороженщики делают мороженое из молока, в котором купали больных. Сомненья нет. Только цыганки и другие воровки детей курят папиросы. Сейчас его схватят, заткнут тряпкой рот и унесут куда-нибудь на слободку Романовку, где будут выворачивать руки и ноги, превращая в маленького акробата. С громким ревом Павлик бросился наутек и бежал до тех пор, пока неожиданно не наткнулся на Петю. Задав братику основательную трепку, Петя торжественно приволок его за руку домой, где уже царила полнейшая паника. Дуня, свистя коленкоровой юбкой, носилась по соседним дворам. Тетя натирала виски карандашом от мигрени. Папа уже надевал летнее пальто, чтобы идти в участок заявлять о пропаже детей. Увидев Павлика целым и невредимым, тетя бросилась к нему, не зная, что делать - плакать или смеяться. Она заплакала и засмеялась в одно и то же время. Потом под горячую руку хорошенько отшлепала беглеца. Потом обцеловала всю его зареванную мордочку. Потом опять отшлепала. И только после этого обратила грозное лицо к Пете: - А ты, друг мой? - А ты где шлялся, разбойник? - закричал отец, хватая мальчика за плечи. - Искал Павлика, - скромно ответил Петя. - По всему городу бегал, пока не нашел. Скажите спасибо. Если б не я, его бы уже давно украли. И Петя тут же рассказал великолепную историю, как он гнался за шарманщиком, как шарманщик убегал от него через проходные дворы, но как он все-таких его схватил за шиворот и стал звать городового. Тогда шарманщик испугался и отдал Павлика, а сам все-таки удрал. - А то б я его в участок посадил, истинный крест! Хотя Петин рассказ, против ожидания, не вызвал ни в ком ни малейшего восторга, а папа даже с отвращением зажмурился, сказав: "Как не стыдно языком молоть... Ведь уши вянут!" - однако ничего не поделаешь: не кто другой, а именно Петя привел домой пропавшего Павлика. Благодаря этому Петя и вышел сухим из воды, избавившись от неслыханного скандала. На то он, видно, и был счастливчиком с двумя макушками!...
  13. СКАЗКА К ПРОШЕДШЕМУ ПРАЗДНИКУ 21 марта - Всемирный день поэзии Натали Ястреб Сказка про Поэта https://www.proza.ru/2013/10/02/1435 Как-то давным давно на берегу теплого и ласкового моря родился прекрасный малыш, чудный милый ребенок. Только немного бледный и хрупкий с нежной чуткой душой поэта. Как его ни кормили, крепким бутузом он не становился. И тогда старая престарая бабка, посоветовала родителям поить его пивом. Так лет с четырех стал он пивоманом. Сразу начал поправляться, да так, что уж и не остановить. И когда он был подростком отец, поджарый жилистый мужик, не раз ему говаривал, что он, мол, толстый, жирный, урод. Душа поэта, находившаяся в его большом теле, не могла выдержать такого и начала искать отдушину, которой оказалась любовь. Поэт влюбился. Стал чувствовать себя окрыленным, легким и... начал писать стихи. В них он изливал все свои чувства, все свои мечты и желания. Творчество приносило ему упокоение и счастье. Но та, которую он выбрал дамой своего сердца, не замечала за плотным слоем плоти ни его чувств, ни его прекрасной души. Да, она благосклонно принимала его ухаживания, но ответного чувства к Поэту не испытывала. Более того, вышла замуж за другого. Поэт расстроился и решил бежать далеко-далеко, куда глаза глядят, где нет ее. И он уехал в огромный город, где много людей, но никто никому не нужен, а значит каждый сам по себе. Это очень печально. Душа Поэта чуть не умерла от тоски по любимой и одиночества в этом ужасном городе. И когда ему встретилась другая дама, которая выказала Поэту благоволение, он решил обязательно взять ее в жены, чтобы не потерять. Они сразу стали строить семейную лодку, большую с расчетом на четверых, потому что у них родилось два замечательных сына. Но душа Поэта заткнувшись в уголок его большого тела тихо плакала, потому что не находила отклик в душе его избранницы. Ей по-прежнему было тоскливо и одиноко. Взаимное непонимание выросло во взаимное отчуждение. Они вроде и плыли в одной лодке, но как-то автоматически и отдельно друг от друга. Поэтому он заглядывался на дам, проплывающих в других лодках, и стоящих на берегу в ожидании своего принца. Он призывал их своими стихами, столь прекрасными и чувственными, что все без исключения дамы непременно обращали на него внимание, но все они не могли разглядеть его нежную, тонкую душу, а потому проплывали мимо, или он проплывал мимо них. В один тоскливый пасмурный, хоть и весенний день, он окончательно рассердился на всех дам всего мира и решил, что больше не будет искать даму сердца никогда. И вообще, будет таким же плохим с дамами, как и они с ним. Все равно среди них нет его Мечты. Той, которая сквозь толщу плоти увидит его истосковавшуюся душу, которая сможет плыть с ним на одной волне счастья и взаимной любви по бурному морю жизни. Поэтому для начала он заткнул свою душу кляпом женоненавистничества и запер ее в клетке озлобленности. Потом нашел собутыльников-циников, которые считали за счастье навредить какой-нибудь даме. Как-то раз он увидел, как его дружки пытаются потопить какую-то разбитую лодку. Он пригляделся. В ней была дама. Он процитировал ей какие-то странные стихи из прошлого. Дама оказалась с достоинством. Оценила стихи верно, дав ему хорошую отповедь. Это его ошеломило и привлекло одновременно. Он увидел, что дама не такая как все другие. Через какое-то время он увидел за обломками ее лодки и израненного тела, кровоточащую от ударов судьбы, но смелую и интересную душу, которая при всех своих невзгодах успевала помогать другим людям в их рушащихся лодках, и вообще всем, кто просил о помощи. В общем, оказалась очень отзывчивой. Так она, первая из всех женщин, разглядела его душу. И более того, она ее коснулась и начала лечить раны, нанесенные душе Поэта и им самим, и его прежними дамами. Это было не всегда приятно, зачастую больно, от чего он неосторожно ранил ее. Но она терпеливо сносила удары, продолжая разливать бальзам любви. Он долго не верил, что она, именно она, эта маленькая, измотанная жизнью женщина, сможет помочь ему. Потому не слушался, ругался, обижал ее и мешал лечить свою же душу. Она терпеливо сносила все его выходки, как будто он - просто неразумное дитя, и любила его еще крепче. При этом она не очень ему доверяла. Он ведь приблизился к ней вместе с теми, кто желал ей смерти. Но верила в любовь. И в Бога. А значит, делала как заповедано: делай, что должно, и будь, что будет. На все воля Божья. Так потихоньку помаленьку он расковал свою душу, вынул кляп и стихи полились рекой. Разные. Веселые и грустные, любящие и сердитые, страстные и горькие. Но все их она понимала, принимала. И любила его все равно. Потому что его оболочка не имела для нее никакого значения. Более того, она считала, что у столь прекрасной души очень даже замечательная оболочка. Ее только надо кое-где подлатать, где-то поправить, чтобы душе было комфортнее, и все будет великолепно. Главное, чтобы его душа расцветала и пела от счастья, потому что она искренне полагала, что самое важное в человеке - это его душа. А дух и тело уже потом. Он вновь поверил в любовь. Он опять был окрылен. Не ходил, летал. Но... Он не мог отобрать лодку у своей семьи, ее же лодка была разрушена так, что обломки, на которых она еле удерживалась одна, под ними обоими пошли бы ко дну. Им надо было построить свою лодку. Но у нее не было сил, у него не было средств. Так они и дрейфовали рядом, но не вместе. Поэт и Мечта. Как, в общем-то и должно быть, потому что если достичь мечту, она уже перестанет быть мечтой. А это уже совсем другая сказка. Послесловие. Как ты помнишь, мой читатель, поэт находился в лодке не один, а с женой и детьми. Дети успели прицепить к ней шлюпки с девушками, с которыми хотели строить собственные лодки. Дружки поэта постоянно курсировали рядом. К тому же некоторые ранее призванные поэтом дамочки в своих утлых суденышках, увидев как он может относиться к женщине, захотели его переманить себе. И все они шикали на него и оговаривали несчастную дрейфующую женщину-мечту. И он сдался. Он перестал верить в мечту. Он вернулся к тому, с чего начал - решил убить свою мечту. Но Бог всё видит. И в последний момент он послал мечте крылья, и она упорхнула. Он же, не достигнув цели, посылал вслед за ней гончих псов, которые должны были её догнать и растерзать. А когда им это не удалось, то стал проклинать её, рассказывая всем и вся какой он разнесчастный брошенный коварной мечтой поэт, продолжая при этом зазывать проплывающих мимо женщин, приманивая их на жалость, и находясь при всём при том по-прежнему в лодке со своей женой. Тут и сказочке конец. Кто не глуп, тот молодец.
×
×
  • Create New...

Important Information

We have placed cookies on your device to help make this website better. You can adjust your cookie settings, otherwise we'll assume you're okay to continue. Terms of Use