Jump to content

All Activity

This stream auto-updates     

  1. Today
  2. Yesterday
  3. СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ 25 января - Татьянин день Алла Рыженко Сказка про принцессу Таню и садовника Яшку https://www.stihi.ru/2012/01/26/6775 А эта сказка случилась совсем недавно. Еще не успели клубочки волшебные назад замотаться, печки говорящие новых пирожков не успели напечь, коты ученые назад на дуб забраться не успели. Еще мед-пиво по усам не все растеклось, гости не все поразъехались. А я вам уже эту сказочку рассказываю, да чаёк вприглядку попиваю… Наливайте и вы себе, садитесь поудобнее и слушайте. Сказка-то, конечно, выдумка, да только наполовину. Не в неком царстве, не в тридесятом государстве, а рядышком совсем, по соседству с нами все произошло. Выгляните в окошко, может и вам будет виден сад этот. Волшебный сад, в котором и случилась сказка. Наверняка некоторые из вас улыбнулись, дескать, что ж волшебного в том старом саду, которому сто лет в обед? Да мы, ведь, сами там гуляли карапузиками такими, и не видели ничего волшебного. Может оно и так, да не так. Поднапрягитесь, уважаемые взрослые, вспомните ту загадочную тропинку, которая вела через кусты прямо в царство Злющей Царицы Крапивы. Вспомните Храброго Принца на белом картонном коне с волшебным деревянным мечом, который побеждал злого Горыныча Чертополохыча. Вспомните Прекрасную Принцессу Таньку, которая в благодарность за спасение, целовала своего Принца в щеку. Помните, как еще три дня горела щека, и вы ее наотрез отказывались мыть? Было все, было, не отказывайтесь. От детства нельзя отречься. Как нельзя отречься и от сказки чудесной, от мечты несбывшейся, от сна вещего… Так вот, жила-была в своем скромном, но очень счастливом королевстве, Маленькая Принцесса. Как ее звали? Да много имен у нее было – и «Радость мамина», и «Наказанье мое», и «Господибожемой», и «Танькавыходи», но чаще всего ее звали просто Таня. У нее было круглое улыбчивое лицо, две тонюсенькие белобрысые косички, руки-ноги, которые зачастую делали не то, что велела мама, а совсем наоборот, ну и все остальное, что так необходимо маленьким принцессам. И был у Принцессы Тани друг, такой друг, который один и на всю жизнь. Он жил совсем рядом, за ручьем. В одной очень приличной семье, которая ухаживала за Старым садом. Словом, он был сыном садовника, как и положено в сказках. Звали мальчишку Яшка-барашка. Почему «барашка»? Да просто он был очень упрямый мальчик. Уж если что задумает, обязательно своего добьется! Да и волосы у него вились и золотились, словно шерстка у барашка. Хороший был мальчик! И дружили они с Танькой уже лет сто, с самого рождения! Думаете, что так не бывает? Еще как бывает! Их мамы родили в один день, минутка в минутку! И пока мамы отдыхали после родов, Танька и Яшка лежали рядом на столе и разглядывали друг друга. - Тебя как зовут? – Мысленно спросил Яшка. - Я пока не знаю, но, наверное, Таня. – Так же мысленно ответила принцесса.- А тебя? - А я точно буду Яша. Я так решил. И мы с тобой будем дружить всю жизнь. - Обязательно будем! Вы, наверное, забыли и то, что все дети могут разговаривать мысленно? Да, с возрастом это у многих проходит. Иногда только вспоминается забытое умение, изредка… А вот Таня и Яша и не собирались забывать такое удобное и полезное умение. Не надо было кричать на весь двор: «Танька, выходи!», как это делали другие. Надо было просто подойти к ее окну и мысленно позвать. И тут же в окошке появлялись веселые косички и курносый нос, приплюснутый к стеклу. - Танька, оторви нос от стекла, а то на всю жизнь такой курносой останешься, вода во время дождя будет внутрь попадать! – Ворчал Яшка. – Пошли уже, устал тебя ждать, собираешься, как засватанная! Что такое «засватанная», Яшка пока не знал, слышал, как взрослые говорят, вот и повторял за ними. А Танька улыбалась и сразу вся Яшкина сердитость как утренним дождичком смывалась. Некогда было сердиться, надо было делами заниматься! Знаете, сколько у них дел было? Миллион миллионов! Вообще, у принцесс всегда много дел, если вы не знаете. И во дворе подмести, и на качелях покачаться, и радугу после дождя просушить, и колокольчикам новые «динь-динь» приделать, и по лужам побегать босиком, и, конечно же, зайчиков солнечных с ладошки покормить леденцами. И Яшка во всех ее делах помогал самоотверженно, не зная ни усталости, ни отдыха. Ну и Танька ему тоже помогала. У сына садовника была своя обязанность, по утрам умывать росой розы и рассказывать им сказки с хорошим концом. Ведь от таких сказок розы расцветают особенной красотой. Ну а в свободное время детишки забирались на старый чердак и мечтали о том, как они станут взрослыми, как будут путешествовать по миру, и никогда-никогда не расстанутся. Вот так жили, не тужили они долго-долго, не зная ни печалей, ни горестей. Не ссорились, не расставались. И сами не заметили, как подросли. Стала Таня красавицей писаной. Настоящей Принцессой! И Яша вырос, возмужал. Только взгляд все тот же остался, упрямый. Но однажды приехал к ним в гости соседский король с сыном королевичем. Просто так приехали, нанесли визит вежливости. Встречали их на высшем уровне, всяческие вкусные яства приготовлены были по такому случаю. Самые красивые цветы были перенесены из сада во дворец. Самых звонких птиц позвали, чтобы усладить слух дорогих гостей. Танька сначала скучала, ерзала на маленьком троне. То ей жали новые туфельки, то кусался кружевной воротник, то вдруг вспомнила, что не успела дорассказать сказку маленькой чахлой розочке. Ну как тут будешь сидеть спокойно. Соседский королевич поначалу не обращал внимания на принцессу Таню. Он лопал в свое удовольствие вкусные сладости, запивая их свежим соком. Но было в его поведении что-то такое, что привлекло внимание Тани. То ли манеры его, королевские, то ли осанка горделивая, то ли волосы, черные, как ночь безлунная, то ли взгляд – глубокий, да насмешливый чуточку. Посмотрел он на Таню, а у нее внутри, словно воронка образовалась, которая стала Таню туда засасывать, затягивать… Погостили соседи, пообедали, полюбовались прекрасными розами, послушали волшебные трели, да собрались в дорогу. И все бы ничего, да Король соседский пошутил, садясь в карету: «Ну, ждите сватов!» И уехали, словно и не было их. А Таня засмурнела, заскучала, сама не понимая почему. И с каждым днем становилась она печальнее и печальнее. Уж что только ни делал Яшка, чтобы развеселить свою подружку! Но, увы, все напрасно. Сидит она у окна, да на дорогу посматривает. А чего ждет? Да вы уж, поди, сами догадались. Но не едут сваты, не торопятся Таньку сватать. Кто ж их знает почему, может, уже другую невесту присмотрели для черноглазого королевича. Догадался и Яшка, не дурак же он был. Понял, что мучает Таню, но решил прямо ее спросить, чтобы сама она сказала. - Что я могу тебе ответить, Яшка-барашка, когда и сама не могу ничего понять. Вот все вроде хорошо, ничего не болит, а в душе такое происходит, что страшно. Не надо было мне заглядывать в глаза его черные. Я теперь везде их вижу, везде слышу насмешливый голос его. Яшка, тебе не понять, ты не любил никогда! - Воскликнула принцесса и из глаз ее покатились хрустальные бусинки, как и полагается в сказках. Ничего не ответил Яшка. Развернулся, да пошел прочь из дворца. Прямо по дороге, ведущей в Соседнее Королевство. Но то ли он от задумчивости с пути сбился, то ли его специально нечистая сила закрутила-запутала, и вместо правильного пути по окружной тропинке отправила. И вот перед ним предстала стена вся сплошь из зарослей крапивы. Да не простой крапивы, каждый стебель был толщиной с дерево, а росли они так густо, что ни конному, ни пешему не протиснуться было! А тропинка ныряла туда, вглубь. Выхватил Яшка меч и стал рубить стволы направо и налево. Испугалась Злющая Царица Крапива, что Яшка все ее войско перерубит, да и расступилась перед ним. И побежал он по тропинке быстрее быстрого. Но вдруг новая напасть – Страшный Змей Горыныч Чертополохыч на дороге. Головы свои расставил, пасти раскрыл, а из них слюна ядовитая капает, а тело все шипами усыпано. - Да что ж вам все неймется? – Вскрикнул Яшка, достал веревку, бросил петлю на Чертополохыча, скрутил его, стянул покрепче, да и оставил так. – На обратном пути развяжу тебя, не горюй! Ну, вот и добрался он до соседнего королевства, которое оказалось не таким уж и соседним, ежели в обход идти. Прокрался во дворец, подкараулил королевича и прямо его спросил: - Отвечай честно, любишь Таньку? - Какую Таньку? – Зашипел королевич. - Как какую? Самую прекрасную принцессу в мире! Единственную Таньку! - Не знаю я никакой Таньки, отпусти шею, псих! Но Яшка не был психом, не был и дураком, как вы знаете. Он завязал королевича в мешок, перекинул через спину, да побежал вместе с ним назад, к Таньке. По пути пришлось, правда, задержаться немного, Чертополохыча от веревки освободить. Ну да ничего, зато радостный освобожденный подарил Яшке коня волшебного, картонного. Сел на коня Яшка, поперек седла бросил королевича, да поскакал так, что пыль до неба дотянулась. Через лес Царицы Крапивы Яшка в один прыжок перепрыгнул, даже не заметил! И вот он уже у порога Таниного дворца. Занес мешок с королевичем к ней в комнату, бросил на пол. Развязал веревку. - На тебе, люби своего королевича. А я пошел. Совет вам да любовь! Вылез королевич из мешка растрепанный да заплаканный, а Танька на него и не посмотрела даже. Не могла она на него смотреть, потому что во все глаза пялилась на Яшку. - Это что же, ты мне привез королевича? - Привез! Понятное дело! Не видишь что ли? - А зачем? - Потому что хочу, чтобы тебе хорошо было. А раз тебе без него плохо, то это не хорошо! - А почему ты хочешь, чтобы мне хорошо было? - Почему…. Я и сам не знаю, почему… Потому! - Яшка-барашка, а ведь ты любишь меня! - Еще чего! Буду я такими глупостями заниматься! Это дело королевичей да принцев, а я простой садовник! Да и некогда мне! – Заворчал Яшка, и хотел уж было уйти, но Таня не пустила его, перепрыгнула через ничего не понимающего королевича, схватила Яшку за руку. - Яшка, не уходи… Я ведь только сейчас поняла, как ты мне дорог и как нужен!!! Ну а дальше все было словно в сказке. Королевич убежал домой, размазывая слезы по щекам. А Яшка и Танька пошли к родителям, просить благословения. И подхватил их волшебный поток под названием Жизнь. Все у них было, и свадьба такая, как положено, и пир на весь мир. И родились потом у них замечательные детки. И жили все долго и счастливо, да и сейчас еще живут! Честно-честно! Так вот и бывает, живешь себе, живешь, и не знаешь, что счастье твое под боком. Надо только суметь вовремя понять это, а как поймешь, постараться не спугнуть. Вот и сказочке конец… СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ А ещё, 25 января - День студента Балабченков Александр Сказка о находчивом студенте В некотором царстве, в некотором государстве жил-был студент. (Студент это такой человек, обычно молодой, который больше всего на свете любит две вещи: пиво и… тоже пиво, а два раза в год с ним случается сессия). Как всякий настоящий студент был он большой бездельник, лентяй и лоботряс. Учился он через пень-колоду не думая о последствиях. Жил не тужил себе, и не думал о последствиях. И вот однажды случилась с ним сессия (Сессия — опасное сезонное заболевание. Симптомы: головная боль, повышенная суетливость, иногда начинают расти хвосты. Лечится сдаванием). Она подкралась совсем не заметно, в тот самый момент, когда студент меньше всего этого ожидал, т. е. когда он читал почту. И ка-а-а-к накинулась!!! Поначалу студент даже опешил от неожиданности, но потом вспомнил, что с ним такое уже бывало, и решил, что это фигня. И пошел ее лечить сдаванием. Обычно у него это получалось, но эта сессия была коварная, сложная, наверное какой-то новый штамм, и сдаванием она вылечилась только на половину. Студент очень огорчился на оставшуюся половину. Hо подумал, что это тоже фигня, бросил лечить сессию сдаванием и опять пошел читать почту. Целый месяц он бездельничал, лентяйничал и лоботрясничал, читая почту. А хвосты росли, становясь все длинее и длинее. Hо когда хвосты вырастают очень длинными, они мешают не думать о последствиях. Hаш герой тоже потерял эту способность и стал думать о последствиях. Эти грустные думы привели его к умозаключению, что спасти его от напасти может только государыня деканша, ибо только она могла выписывать рецепты на лечение хвостов сдаванием. Hо идти к ней было опасно, государыня деканша не любила бездельников, лентяев и лоботрясов, и она обязательно спросила бы: «А что вы, студент, целый месяц делали? Хвосты отращивали?» За это могли и турнуть совсем. Hет, наш студент смекнул, что нужна индульгенция (Индульгенция — документ, оправдывающий отращивание хвостов). Он решил купить индульгенцию. Выгреб из сундука последние гроши, и пошел покупать к одному волшебнику. Волшебник был недобросовестный, потому как делал индульгенции на право и налево, причем совершенно одинаковые, с одинаковыми печатями. В институтах об этом хорошо знали и институтские знахари эти индульгенции не заверяли и расписываться под ними отказывались. Обломался наш студент. Институтская знахарка сразу ему сказала: «Ой, ты гой яси, добрый молодец! Индульгенция у тебя совсем из липы.» «Что же мне теперь делать? спросил студент, — вы только гляньте какие у меня хвосты отросли, на двор выйти стыдно!..» «Hу хорошо, — отвечала знахарка, — выручу тебя добрый молодец. Hеси другую индульгенцию — подпишу, отдашь государыне деканше». Совсем голову студент повесил, руки опустил. «Где ж мне взять другую индульгенцию? Денег, то нет…» Hо была у него свтлая голова, и вспомнил он о замечательной подруге-студентке, у который были замечательные приборы — сканер и принтер цветастые. И вручила его подруга. Три часа сидел студент, закусив язык, исправляя печати в замечательной программе «Фотошоп 3.05» для Окошек'95 (Окошки'95 — операционная система, которую придумал заморский колдун Билл Ворота. МС Слово'97 — тоже его изобретение) Два часа он подгонял бланк индульгенции в замечательной программе МС Слово'97. И закончил к трем часам утра, и отправил по модему свои труды славной к подруге-студентке. И распечатала она ему индульгенцию, да так славно она получилось, что невооруженным глазом липу заметить трудно было, не хуже чем у волшебника. Потренировался студент писать знахарскими каракулями, заполнил индульгенцию, и пошел к знахарке. А знахарка на память слаба была, и не вспомнила студента, и подписала ему индульгенцию, будто была та настоящая, и глазом не моргнув. Безумно обрадовался наш студент, побежал к государыне деканше. Строга она была с ним, но деваться-то некуда, вот она индульгенция-то, заверенная знахаркой институтской, и дала ему рецепты на излечение хвостов сдаванием. Вылечил он хвосты, и стал учиться дальше как настоящий студент, долго и счастливо. И стал он проповедовать, какая хорошая вещь компутер, и сколько пользы и выгоды из него можно извлечь, если знаешь, с какой стороны к нему подойти… СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ И наконец, 25 января — наступает год Мыши по восточному календарю Натела Дашнели Сказка про серую мышь для взрослых https://www.proza.ru/2015/05/04/1425 Эта история произошла давным-давно, когда еще не было компьютеров и даже раньше,чем придумали телефон. В одном подземелье жила большая семья серых полевых мышей - прадеды, прабабушки серые мыши и все их огромное потомство. Каждая мышиная семья жила в своем домике-норке. Маленькие мышата играли на темных улочках подземелья, а потом возвращались в такие же темные норки,чтобы погрызть добытые родителями зерна пшеницы, ржи или кукурузы, а затем засыпали в серых соломенных кроватках, заботливо сооруженных мамами из высохшей травы и оставшихся на полях колосьев. Мышатам не разрешалось покидать подземелье до самой зимы, поэтому они росли в темноте и без белого света. Оттого и были все серенькими и ,по большей части, молчаливыми. Как-то раз одна из них, которая была чуть старше остальных братьев и сестер в семье, никак не могла заснуть в своей кроватке. Она честно старалась: зажмуривала глазки-бусинки, считала до ста, но сон не шел! Тем временем в соседней норке-комнатке сидели родители,догрызали капустную кочерыжку и разговаривали. И хоть старались говорить тихо, чтобы не разбудить мышат,но серенькая мышка их слышала и удивлялась услышанному. Разговор шел о соседнем мышином городе, который располагался не в подземелье, как их городок, а на поверхности. Рассказ отца, побывавшего там, удивил маленькую мышку. Оказалось, там были другие цвета - красные, желтые, зеленые и у живущих там мышей были красивые платья и даже...кареты, на которых они передвигались по своему яркому городу! А еще там было много другой и вкусной еды, которую в их подземелье никто и никогда не пробовал! Это было так интересно, что наша серенькая мышка во что бы то ни стало решила попасть в этот волшебный город и узнать: что такое карета и какие еще цвета,кроме серого, существуют. Ведь до сей поры она знала только четыре:зеленый (листья кукурузы), желтый (цвет спелых зерен), серый и черный. А так хотелось увидеть все то, о чем рассказывал отец! И, засыпая, он приняла решение:утром отправиться на поиски волшебного города. Утром она еле дождалась, когда родители отправятся в поле за зернами,быстренько накинула свое единственное серое платьице, надела на лапки серенькие башмачки и бросилась вон из норки. Надо заметить,что дорогу в города она не знала, но идти решила до победного конца! Она бежала через свои и чужие подземные ходы, опуская головку при встрече незнакомых ей мышей. Они очень, очень боялась, что кто-то из них остановит и спросит: кто она и куда направляется. ... К полудню серенькая путешественница порядком устала и проголодалась. Но, чем дольше и дальше она шла ( а порой и бежала), тем светлее становилось и тем чаще стали попадаться какие-то незнакомые зерна и семена. Их вкус ей сразу же понравился: ведь он был так непохож на тот,что она знала! Отдышавшись, она продолжила путь и вскоре была вознаграждена: подземелье закончилось и беглянке открылось изумительное зрелище. Все, что видел глаз, было зелено-желтым:листья на деревьях,которые она раньше никогда не видела, трава вокруг и цветы вперемешку с еще какими-то прекрасными цветами! Было шумно от шелеста листвы,птичьего щебета и...от шуршания каких-то красивых платьев, в которые были разодеты тамошние мышки! Тихо охнув от увиденного, серая мышка присела на первый же пенек и принялась всех и все рассматривать. Вдруг мимо что-то промчалось! Впереди скакал заяц, а за ним что-то золотисто-желтое на огромных колесах-шляпках грибов! И посреди этого золотисто-желтого сидела распрекрасная белая мышь в зеленом платье и невообразимо красивого цвета шляпе! У бедной мышки захватило дух, а в головке мелькнуло: "Карета! А в ней, наверное, королева! И я такой же хочу стать!" Она вскочила и пошла по тропке, вертя в разные стороны от удивления. Да, прав был отец! До чего же все было красиво! И, главное, светло! И все такие веселые, нарядные! - Ни за что не вернусь домой! - вслух произнесла серенькая мышь. Она твердо решила изменить свою жизнь во что бы то ни стало и лишь после этого навестить свою родню! Прошли годы. Серенькая мышка перекрасилась в белый цвет, стала учительницей и стала носить только яркие наряды - красные, синие, золотистые. Она воображала себя королевой, иногда разъезжала в карете, но так и не стала по-настоящему другой мышью. И ,понимая это в глубине души, ни разу не осмелилась навестить своих, теперь уже постаревших родителей. А те до сих пор думают, что их маленькую серенькую мышку утащил и съел дикий кот. Может, так оно и лучше для всех?
  4. Last week
  5. Почему Кошка не дружит со своим двоюродным братом Бирманская народная сказка В давние-давние времена, когда всё было не так, как теперь, Тигр тоже был другой. Сильным он был и тогда — да ещё каким сильным! Но вот ума, ловкости у него и в помине не было. Ведь у сильных иногда так случается: весь мозг в костях, а в голове не хватает. Все джунгли потешались над бедным Тигром, а Буйвол, встречая его, всегда говорил своей Буйволице: — Глянь-ка, Тигр! Он ещё не умер, оказывается. — Чем же он питается? — удивлялась Буйволица. — Пасётся, наверно, — отвечал Буйвол. — Мы ведь едим траву, а он что — хуже нас? И Тигр терпел эти оскорбления, так как знал, что стоит ему погнаться за обидчиками, он обязательно стукнется лбом о пень, провалится в болото, зацепится за что-нибудь хвостом и обезьяны со смеху начнут падать с деревьев. Тигр был очень несчастен. Но вот однажды на водопое он встретил Крокодила, и тот дал ему полезный совет: — Пошёл бы ты к Кошке и попросился к ней в ученики. Говорят, она очень мудрая. Тебе она не откажет, ведь ты ей брат. — Угу, — сказал Тигр. — Двоюродный. Кошка внимательно выслушала двоюродного Тигра, проэкзаменовала его и сказала такие слова: — Сильный ты, братец, но есть у тебя одна слабость: разум слабоват. Однако ты не безнадёжный дурак — ведь у тебя хватило ума обратиться ко мне за помощью. И Тигр на три года поступил в ученики к своей двоюродной сестре. Он делал всё, что издавна положено ученику: бегал по всем кошачьим делам, мёл полы, готовил обед и, когда требовалось, чесал учительнице за ухом. А Кошка брала его с собой на охоту и на каждом шагу воспитывала. Когда они выходили из дому, она, например, говорила: — Не забудь спрятать когти. Во-первых, они могут затупиться, а во-вторых, ты не пёс какой-нибудь, чтобы идти и греметь когтями. Когда они входили в лес, Кошка опять давала полезный совет: — Почаще облизывай свой нос, чтобы он был холодный и чистый. Учти, что холодный нос легче ловит запах добычи. И даже дома, за обедом, она не забывала дать Тигру какое-нибудь важное наставление, вроде такого вот: — Когда ешь или пьёшь, прижимай уши, чтобы слышать, не подкрадывается ли сзади враг. И не хлебай, не чавкай, пожалуйста. Лакай языком не спеша, но быстро. Тигр был очень прилежным учеником. Он ловил каждое слово, выполнял все предписания и вскоре сделал большие успехи. Да, Тигр настолько преуспел во всех науках, что Кошка даже забеспокоилась: «Что же это получается? Тигр сильнее меня, больше меня. А если он ещё переймёт все мои хитрости, всю ловкость, что ж тогда мне останется? Второе место?.. » Но Кошка спохватилась слишком поздно. Три года тигриного ученичества истекли, и он стал вполне достойным соперником Кошки. Что могла она сделать? Отнять у Тигра знания, которые сама вложила в его голову, невозможно. Ведь голова — это такая копилка, в которую можно только вкладывать, а вынимать нельзя. Но Кошка и тут нашла выход. Послушайте, что она сделала. Когда Тигр, окончив ученье, принёс почтённой наставнице прощальные дары, Кошка дала ему последний совет: — Если хочешь доставить радость учителю, постарайся не только сравняться с ним, но и превзойти его. Сказав эти слова, Кошка устроила Тигру последний экзамен. Она предложила ему состязание: кто быстрее заберётся на высокое дерево. — Раз, два, три!.. Кошка стремительно вскарабкалась на самую вершину. Но Тигр — он ничуть не отстал от неё. — Молодец! — сказала Кошка. — А теперь — кто быстрее спустится... И она соскочила с вершины прямо на землю. Тигр, желая превзойти учительницу, бросился за ней, но... Кошка, маленькая, лёгкая, мягко упала на все четыре лапы, а огромный Тигр как шлёпнется всей своей тяжестью!.. Когда Тигр пришёл в себя, Кошки рядом уже не было. Боясь его мести, она навсегда покинула лес и теперь живёт с людьми. Люди заботятся о ней, кормят её и поят и даже прощают ей многие её дикие и хищные повадки. Например, она до сих пор не отвыкла таскать птиц из клетки, рыбок — из пруда и сметану — из кувшина. Всё-таки она двоюродная сестра Тигра. И люди терпят всё это. Они очень благодарны Кошке за то, что Тигр, разбившись однажды при падении, больше не лазит на деревья и не может достать человека, если тот заберётся повыше.
  6. Наконец я их нарисовал. Приятно заканчивать начатое.
  7. Заключительные штрихи - белый пух под хвостом, приклеила клюв, расправила пальцы, теперь синичка стоит самостоятельно. Зинька получилась маленькая.
  8. Синичка получилась маленькая, таких глазок лепить нет смысла. Пришила ниткой чёрный бисеринки. Узелок прикрыла смесью зелёного и жёлтого, как затылок у настоящей синицы. И возник такой вопрос: следующее задание марафона - акула. Хочу попробовать вырезать её из дерева. Есть ли смысл создавать новую тему?
  9. Ещё один комочек шерсти проваляла, свернула углом, а потом в форму пухлого сердечка. прикрепила на спинку, проложила контур перьев. Сделала спинку зелёной, на крылышках - белые полосы. Чёрными прядями, очень стараясь соблюдать симметрию, сформировала "галстук". Приваляла к голове чёрный акрил.
  10. Earlier
  11. Сделала белую головку. Для хвоста, клочок тонкой шерсти сначала сваляла плоско, затем свернула в форму и уваляла как следует (увлеклась, и забыла отснять этап). Тоненькими прядями наметила пёрышки, приваляла хвостик... ... Стык закрыла белой шерстью. Смешала зелёную шерсть и жёлтый акрил и приваляла со стороны спинки.
  12. Уваливаю. Получается эдакий шарик на ножках☺️
  13. Приклеила акриловое волокно, отложила сохнуть.
  14. В соцсетях проходит "ДИКИЙ МАРАФОН". Я решила, что отсутствие аккаунта - это не повод не участвовать. Для поднятия уровня и развлечения. Первое задание: синица-зинька. Первым делом, согнула из проволоки ножки и обмотала их по клею нитками. Отложила сохнуть.
  15. СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ 16 января - Всемирный день The Beatles Джон Леннон Великолепная Пятерка В Горемычном Аббатстве Настало время для приключений Великолепной Пятерки, описанной Энигом Блайтером. Ведь их было пятеро, не правда ли - Том, Стэн, Дэйв, Найджел, Бернис, Артур, Гарри, Уи Джоки, Матумбо и Крейг? Последние 17 лет великоляпная пятюка храбро пускалась во всевоснежные адвентюры на необучаемых островах и в таинственных данилах. При этом их всегда сопровождал серный пес по кличке Крэгсмор. Был у них и знаменитый Дядюшка Филпол со своими знаменитыми седыми кудряшками, обветренным красноморщинистым лицом, в знаменитых рыбацких сапогах и потряпанном свитере, живший в своем маленьком домике-гомике. Колеса поезда стучали: "Градди-под, градди-под, мы отправились в поход", потому что так оно и было. Прибыв, куда следует, наши герои тотчас же приметили таинственного незнакомца, чей вид не предвизжал ничего хорошего! "Ой, что это?" - неожиданно взвизгнул он у них за спиной. "Мы - Великолепная Питерка Эврика Блантера", - отвечают Том, Стэн, Дэйв, Найджел, Бернис, Артур, Гарри, Уи Джоки, Матумбо и Крейг?, потому что так оно и было. "Не дерзайте ходить в Горемычное Аббатство, что на Таинственном Холме". Этой же ночью, при свете верного пса Крэгсмора, Крейга? И Мутумбу уговорили взять на себя дрязгную ражоту. Вскоре они добрались до Горемычного Авватства и нос к носу столкнулись со старым калекою, который оказался давешним незнакомцем. "По газонам ходить воспрещается", - грозно объявил он с высоты своейной шляпы. Матумбо наскочил и, использовав свой коронный приемник, одолел старого хрена. Крейг быстро связал каляку по ножкам и ложкам. "Скажи нам, в чем тайна Горемучного Обсратства?" - спросил Крейг? "Можете бить меня, но вы никогда не узнаете этой тайны", - ответил тот сквозь свою зеленую шляпу. "Все, что ты говоришь, может быть использовано в суде против тебя", - сказал Гарри. Так оно и вышло
  16. СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ С наступающим старым Новым годом! Марианна Французова https://www.mk.ru/blogs/posts/skazka-pod-staryiy-novyiy-god.html Сказка под Старый Новый год Мама убегая в магазин, воскликнула: - Носки забастовку, что ли, объявили? Я всю коробку перевернула, и ни одного парного носка! – и вздохнув, добавила, - Придется мне идти в разных носках, хорошо не видно под джинсами. Маруся, оторвись от компьютера, будь другом, собери непарные носки в мешок. Говорят, что итальянцы в новый год старую мебель выбрасывают, а мы с тобой непарные носки выбросим. Маруся пересчитала носки - в коробке их оказалось почти сто. Собачка Лизика, не веря своему счастью, активно растаскивала носки по квартире, усложняя пересчет. Маруся поняла одно - 50 пар - это 100 носков, но 100 носков -это еще не 50 пар, и поставила мешок с разными носками к выходу. Новогодней ночью, когда за окном вальсировали снежинки, а елочка устала всем подмигивать, когда гости ушли, съев Оливье и торт Наполеон, Маруся пошла спать и ей приснился сон: ...Вначале из-за занавески показались два глазика на рожках, и выползло существо похожее на улитку, оно поползло по комнате, и она узнала по расцветке свой когда-то очень любимый носок в бантиках. Появились другие носки, они передвигались пяточками вперед очень - очень быстро, а глазки на рожках любопытно шевелились. Вскоре они заполнили всю комнату, как осенние листья - ни один носок не повторял другого – ведь это были непарные носки. Они окружили ее кровать, и Маруся села удивленно, открыв рот. - Что вам от меня надо? - прошептала она Вперед выполз высокий теплый носок в оранжевую и черную полоску, который ей мама купила прошлой холодной зимой, и дерзко заговорил басом - Сегодня Новогодняя ночь, и, мы, носки, можем ожить и сказать все, что мы думаем . Но все носки вдруг загалдели, как стая птиц, выкрикивая - Нет, я скажу , нет, я скажу! И вперед вылез капроновый носок, что привело Термоносок в ярость. - Умеешь ли ты уничтожать холод в ногах, так же быстро, как я? Не зря меня зовут Терминатор! – закричал он . - Не умею, - сказал, вздохнув, прозрачный носочек, - я просто делаю ноги красивыми. - Тогда и не суйся со своим мнением, – рыкнул Терминатор, и капроновый носок уполз назад. - Дорогой, ты слишком груб, можно я скажу ? – сказал приятным женским голосом белый носок. - Хорошо, давай ты, – согласно пробасил тот, и белый носок заговорил - Вы, люди, думаете, что мы - носки - одинаковые , как вы ошибаетесь – мы разные! Мы наделены разным интеллектом - шерстяным, хлопковым или синтетическим. Мы – разные, как люди – кто -то в “Поле чудес” легкое слово отгадать не может, а кто-то в “Клубе знатоков” все отгадывает. Раньше вы нас ценили, стирали руками, вешали на батарею, или на веревку, прикрепляя бережно прищепкой, чтобы не дай Бог, нас не унес ветер,– нас у вас было мало и вы нас ценили, не выбрасывали. Когда появлялись дырка на пятке - нас штопали с любовью, а сейчас вы покупаете нас много и совсем не цените и стираете вместе с другой одеждой. А ведь у нас самая сложная работа - у носков, мы реально весь день на ногах! Шапка - на голове катается , рубашка на теле сидит, брюки на ремне висят, и только мы –настоящие труженики. Так еще некоторые люди нас на ночь не снимают - не дают нам отдохнуть. Разве можно нас стирать вместе со всеми этими лентяями? И сколько нас становится непарными после стирки в стиральной машине – не сосчитать: оказавшись в центрифуге, мы попадаем под действие законов квантовой физики, когда “пространство и время” превращается в единое целое, и мы телепортируемся в разные дома по всему миру, создавая еще большую неразбериху с носками. Пылесосы-дурманы нас засасывают, игрушечные машины нас переезжают, собаки нас грызут – мы гибнем каждый день. Вы, женщины, как грибники – ходите по квартире, как по лесу и ищите носки мужа и детей, которые те разбрасывают, делая нас несчастными. Мы в почете только у холостяков - то на мониторе висим, то на зеркале, чтобы утром не было проблем нас найти. Наша история, как история человечества - вязанные носки вытеснили портянки, а трикотажные вытеснили вязанные. Были войны – белые носки против черных, красные против белых, так довоевались, что чуть весь носочный мир не уничтожили А Новый год и Рождество –это же страшное испытание, мы ненавидим запах шоколада, но в нас набивают конфеты в разных странах В паре, связанные ниточкой, мы бываем совсем мало – на фабрике и в магазине, когда же на ногах, мы далеко целый день друг от друга – один в левом, другой в правом ботинке, - работа у нас такая , и только ночью мы вместе, если судьба нас не раскидает, или не закружит центрифуга жизни в смертельном танце. У нас практически нет надежды на счастье - счастье непарного носка. А так хочется найти свою вторую половину, пусть внешне непохожую, чтобы шептать на ушко: "Я люблю тебя!" и слышать в ответ: "Я жить без тебя не могу!" Люди! Ищите, не выбрасывайте нас, ведь есть шанс, что мы найдем себе все таки пару. Соединяйте нас с нашими половинками или примите нас такими – странными, и носите нас разными. Нас по всему миру – миллиарды потерявших себя, никому ненужных, забытых. Проснулась Маруся новогодним утром и принесла обратно домой целый мешок непарных носков, которые мама перед Новым годом за порог выставила!
  17. Спасибо! Хоть немного и поздно, но присоединяюсь к поздравлениям! Всех кто заходит, с Новым годом и Рождеством!
  18. 7 января - Рождество Христово по юлианскому календарю (Православное Рождество) Александр Иванович Куприн Исполины Невольный стыд овладевает мною при начинании этого рассказа. Увы! В нем участвует вся рождественская бутафория: вечер сочельника, снег, веселая толпа, освещенные окна игрушечных магазинов, бедные дети, глазеющие с улицы на елки богачей, и румяный окорок, и вещий сон, и счастливое пробуждение, и добродетельный извозчик. Но войдите же и в мое положение, господа читатели! Как мне обойтись без этого реквизита, если моя правдивая история произошла именно как раз в ночь под рождество. Она могла бы случиться когда угодно: под пасху или в троицу, в самый будничный из будничных понедельников, но также и в годовщину памяти любимого национального героя. Это все равно. Моя беда лишь в том, что судьбе было угодно пригнать все, что я сейчас расскажу, почему-то непременно к рождеству, а не к другому сроку. В эту самую ночь, с 24 на 25 декабря, возвраСКАЗКА К ПРАЗДНИКУщался к себе домой с рождественской елки учитель гимназии по предмету русской грамматики и литературы господин Костыка. Был он... пьян не пьян, но грузен, удручен и раздражителен. Давали знать себя: поросенок с кашей, окорок, полендвица и колбаса с чесноком. Пиво и домашняя наливка подпирали под горло. Сердил проигрыш в преферанс: уж правда, Костыку преследовало какое-то фатальное невезение во весь вечер. А главное, было досадно то, что во время ужина, в споре о воспитании юношества, - над ним, старым педагогом, одержал верх какой-то молокосос учителишка, едва соскочивший с университетской скамьи, либералишка и верхогляд. То есть нет, верха-то он, положим, не одержал, потому что слова и убеждения Костыки основаны на незыблемых устоях учительской мудрости. Но... другие -- мальчишки и девчонки... они аплодировали, и смеялись, и блестели глазами, и дразнили Костыку: "Что, старина? Приперли вас?" И потому-то, с бурчащим животом, с изжогой в груди, с распухшей головой, проклял он сначала обычай устраивать елки - обычай если не языческий, то, должно быть, немецкий, а во всяком случае, святой церковью не установленный. Потом, прислонившись на минутку к фонарному столбу, помянул черным словом пиво и окорок. Затем он упрекнул мысленно хозяина сегодняшней вечеринки, добродушного учителя математики, в расточительности. "Из каких это, спрашивается, денег такие пиры закатывать? Наверно, женину ротонду заложил!" Детишек, торчавших на улице у магазинной витрины, Костыка обозвал хулиганами и воришками и вздохнул о старом, добром времени, когда розга и нравственность шли ручка об ручку. Добродетельный извозчик (который в святочных рассказах обыкновенно возвращает бедному, но честному банковскому чиновнику портфель с двумя миллионами, забытый накануне у него в санях), этот самый извозчик запросил на Пески "полтора целковеньких, потому как на резвенькой и по случаю праздничка", а когда Костыка предложил ему двугривенный, то извозчик назвал Костыку почему-то "носоклюем", а Костыка тщетно взывал к городовому о своей обиде: извозчик умчался на резвенькой, городовой тащил куда-то вдаль пьяную бабу - и тогда Костыка заодно предал анафеме и русский народ с его самобытностью, и Думу, и отруба, и волость, и всяческие свободы. В таком-то хмуром и придирчивом настроении он взобрался к себе домой, на пятый этаж, проклянув кстати мимоходом и городскую культуру, в лице заспанного и ворчливого швейцара. Очень долго он балансировал с зажженной лампой, вроде циркового жонглера, притворяющегося пьяным. Разбудил было жену, которая раньше его уехала с вечеринки, но та мигом выгнала его из спальни. Попробовал полюбезничать с "прислугой за все", новгородской каменной бабой Авдотьей, но получил жестокий отпор, после которого в течение семи секунд искал равновесия по всему кабинету, от двери до стены. И вот тогда-то он с великими усилиями нашарил в сенях запасную потайную бутылку пива, открыл ее, налил стакан, уселся за стол, вперил мутные глаза в огненный круг лампы и отдался скорбным, неповоротливым, вязким мыслям. "За что? - горько думал он. - За что, о Лапидарский, ты меня обидел перед учениками и обществом? Или ты умнее меня? Или ты думаешь, что если сорвал несколько девических улыбок - то ты и прав? Ты, может быть, думаешь, что и я сам не был глуп и молод, что и я не упивался несбыточными надеждами и дерзкими замыслами? Погляди, брат, вот они, живые-то свидетели". Он широко обвел рукою вокруг себя, вокруг стен, на которых висели аккуратно прибитые, - сохраненные частью по скупости, частью по механической привычке, частью для полноты обстановки, - портреты великих русских писателей, приобретенные когда-то давным-давно, в телячьи годы восторженных слов... И ему вдруг показалось, что по лицам этих исполинов, от глаз к глазам, быстро пробегают, точно летучие молнии, страшные искры насмешки и презрения. Костыка вздрогнул, отвернулся, протер глаза и тотчас же, для собственного успокоения, вернулся к прежней нити мыслей, на которую стал нанизывать свои жалобы, упреки и мелочные счеты. Но стакан все-таки еще дрожал в его руке. "Нет, Лапидарский, нет! Я, братец, погляжу на тебя лет через пять - десять, когда ты поймешь, что это такое за шуточка бедность, зависимость и власть... когда ты узнаешь, что стоит семья, а с ней болезни, родины, крестины, сапожишки, юбчонки... Ты вот кричишь теперь: Маркс, Ницше, свобода, народ, пролетариат, великие заветы... Погоди, милый! Запое-ешь! Будешь, как и я. Скажут тебе: лепи единицы - будешь лепить. Пусть стреляются, травятся и выскакивают из окон. Идиоты. Скажут тебе: будь любвеобилен - будешь; скажут: маршируй - будешь. Вот и все. И будешь сыт, и пригрет, и начальству приятен. И будешь, как и я, скучать по праздникам о том, что некого изловить в ошибке, некому поставить "един", некого выключить с волчьим паспортом". И опять он невольно обернулся к стенам, на которых симметрично висели фотографии человеческих лиц - гневных, презрительных, божественно-ясных, прекрасно-мудрых, страдальческих, измученных, гордых и безумных. - Смеетесь? - закричал вдруг Костыка и ударил кулаком по столу. - Так? Хорошо же! Так вот, я заявляю вам, что все вы - дилетанты, самоучки и безграмотны. Это я говорю вам - профессионал и авторитет! Я, я, я, который сейчас произведу вам экзамен. Будь вы хоть распрогений, но если ваша жизнь, ваши нравы, мысли и слова преступны, безнравственны и противозаконны - то единица, волчий паспорт и - вон из гимназии на все четыре стороны. Пускай потом родители плачут. Вот вы, молодой человек! Хорошего роду. Получили приличное образование. К стихам имели способность. К чему вы ее употребили? Что писали? "Гавриилиаду"? Оду к какой-то там свободе или вольности? Ставлю нуль с двумя минусами. Ну, хорошо. Исправились... Так и быть - тройка. Стали на хорошую дорогу. Нет, извольте: камер-юнкерский мундир вам показался смешным. Ведь нищим были, подумайте-ка. Еще нуль. Стишки писали острые против вельмож? Нуль с двумя. А дуэль? А злоба? За нехристианские чувства - единица. А вы, господин офицер? Могли бы служить, дослужились бы до дивизионного командира, а почем знать, может быть, и выше. Кто вам мешал развивать свой гений? Ну... там оду на случай иллюминации, экспромт по случаю полкового праздника?.. А вы предпочли ссылку, опалу. И опять-таки умерли позорно. Верно кто-то сказал: собаке - собачья смерть. Итак: талант - три с минусом, поведение - нуль, внимание - нуль, нравственность - единица, закон божий - нуль. Вы, господин Гоголь. Пожалуйте сюда. За малорусские тенденции - нуль с минусом. За осмеяние предержащих властей - нуль, за один известный поступок против нравственности - нуль. За то, что жидов ругали, - четыре. За покаяние перед кончиной - пять. Так он злорадно и властно экзаменовал одного за другим безмолвных исполинов, но уже чувствовал, как в его душу закрадывался холодный, смертельный страх. Он похвалил Тургенева за внешнее благообразие и хороший стиль, но упрекнул его любовью к иноземке. Пожалел об инженерной карьере Достоевского, но одобрил за полячишек. "Да и православие ваше было какое-то сектантское, - заметил Костыка. - Не то хлыстовщина, не то штунда". Но вдруг его глаза столкнулись с гневными, расширенными, выпуклыми, почти бесцветными от боли глазами, - глазами человека, который, высоко подняв величественную бородатую голову, пристально глядел на Костыку. Сползший плед покрывал его плечи. - Ваше превосходительство... - залепетал Костыка и весь холодно и мокро задрожал. И раздался хриплый, грубоватый голос, который произнес медленно и угрюмо: - Раб, предатель и... И затем пылающие уста Щедрина произнесли еще одно страшное, скверное слово, которое великий человек если и произносит, то только в секунды величайшего отвращения. И это слово ударило Костыку в лицо, ослепило ему глаза, озвездило его зрачки молниями... ...Он проснулся, потому что, задремавши над стаканом, клюнул носом о стакан и ушиб себе переносицу. "Слава богу, сон! - подумал он радостно. - Слава богу! А-а! Так-то вы, господин губернатор? Хорошо же-с. Свидетелей, благодаря бога, нет..." И с ядовитой усмешкой дрожащими руками он отцепил от гвоздя портрет Салтыкова, отнес его в самый укромный уголок своей квартиры и повесил там великого сатирика на веки вечные, к общему смеху и поруганию. <1907>
  19. Сказочка собственного сочинения: Всю ночь шёл ливень. Гремел гром, сверкали молнии, струи дождя били по крышам. Утреннее солнце отразилось в каждой капельке, висевшей на поникших травинках и листьях деревьев. Мокрые цветы начали разворачивать свои лепестки. - Уй-и-и-и-и!!!! Оглушительный визг вмиг разрушил сверкающее великолепие летнего утра. Маленький поросёнок, кубарем скатившись с крылечка, с разбегу плюхнулся в самую большую лужу и забарахтался в ней, блаженно повизгивая. - Ты чего визжишь? - спросил его котёнок, выйдя из своего дома. - И зачем валяешься в луже? - Привет, котёнок! Прыгай скорее сюда, тут так здорово! - ответил поросёнок, не прерывая своего занятия. - Правда? Подожди, я сейчас спущусь. - и котёнок весело заскакал вниз по ступенькам. - Стой! Куда пошёл? А ну назад сейчас же! - На крылечко вышла кошка-мама. - Не играй с поросёнком, он же грязнуля! И не подходи к луже, запачкаешься! Умойся немедленно! Котёнок подошёл к маме, сел рядом и стал аккуратно вылизывать свои белые лапки. - Поросёнок — грязнуля! Поросёнок — грязнуля! - запищали цыплята, обходя лужу подальше. - Не будем с ним водиться! - И не надо! - отвечал поросёнок, переворачиваясь на другой бок. - Раз вы ничего не понимаете в жизни. Солнце поднялось выше и стало заметно жарче. Мелкая лужа начала пересыхать. Поросёнок перебрался в другую, побольше и ближе к огороду. Взбаламутив её как следует, он улёгся в грязь. Мимо него, спеша за мамой-уткой, шли утята. - Спорим, я глубже нырну? - хвастался один, самый пушистый. - Подумаешь! А я под водой дольше просижу! - возразили сразу двое. - Эй, утята, ныряйте сюда! - позвал их поросёнок. - Здесь глубоко, вам хватит! - Да ну, ты тут всё замутил. - разочарованно протянули утята, глянув в лужу. - Развёл грязь, мы потом не отмоемся! Лучше на пруд пойдём. Утята ушли. Поросёнок прикрыл глаза и задремал. - И не надоело тебе бездельничать? - разбудил его звонкий лай. - Пойдём со мной на огород! - Привет, щенок! - сонно ответил поросёнок. - А тебе мама разрешила так далеко ходить? - А я и не спрашивал. - Щенок задорно завилял хвостиком. - Вот поймаю в огороде зайца, тогда все увидят, что я уже вырос большой! Поросёнку стало интересно. Он вылез из лужи и побрёл за щенком. В огороде оказалось замечательно. Поросёнок слегка перекусил ботвой, полакомился слизняками и только было собрался подкопать репку, как его толкнули в бок: - Хватит есть! Смотри, там заяц! Сейчас я его как поймаю! И щенок, не разбирая дороги, бросился, заливаясь лаем, к грядкам с капустой. Маленький зайчонок перестал жевать капустный лист и быстро поскакал прочь. Отбежав на безопасное расстояние, он оглянулся и крикнул: - Жадина! Сам капусту не ешь, и нам не даёшь! Не догонишь, не поймаешь! - Эх, убежал! - вздохнул щенок. - Теперь точно не догоню. А всё из-за тебя! Чавкаешь на весь огород, вот и спугнул дичь. Больше не буду тебя на охоту звать. Дома поросёнок спросил у мамы: - Мама, а почему меня все грязнулей обзывают? - Потому что они все мохнатые да пернатые. - отвечала мама-свинка. - Грязь у них в шерсти или перьях засохнет, да так и останется. А мы с тобой об угол почешемся, она и отвалится. Купаться в лужах надо обязательно, это и приятно, и полезно. Всё лето и всю осень поросёнок валялся в лужах. Но однажды утром, лужа оказалась твёрдой и холодной. Всё вокруг покрылось чем-то белым. - Вот и зима пришла. - сказала мама-свинка. - Скоро и Новый год. - А что такое Новый год? - спросил поросёнок. - Новый год — это когда приходит Дед Мороз, и приносит подарки. Поросёнок поспешил во двор, поделиться этой новостью. - А я знаю! - важно поведал ему на это котёнок. - Дед Мороз первого января приносит подарки только тем, кто хорошо себя вёл. - Это как? - не понял поросёнок. - Кто был грязнулей и бездельником, тот подарков не получит. - Котёнок даже распушился от гордости. - А кто всегда умывался и не ленился, тому подарки обязательно будут. - И кто хулиганил, тот тоже не получит! - встряли утята. Они недавно совсем оперились, и ужасно важничали. - Щенок наказан, и ему подарков не будет. - насплетничали они. - Да-да — подтвердили цыплята. - Он у Петьки из хвоста два пера выдернул! Поросёнок поспешил к щенку. Он постучал в окошко, и, когда тот выглянул, спросил: - Ты чего дома сидишь? - Меня наказали. - проскулил щенок. - Говорят, я цыплёнка обидел. А я просто пошутить хотел. Взял потихоньку его за хвост, а он, дурачок, стал убегать и сам себе хвост выдрал. - Слушай, щенок, а ты не знаешь, где Дед Мороз живёт? - Наверное, в лесу. Мама говорит, он из леса приходит. Поросёнок решил сам найти Деда Мороза и выпросить у него подарок, который был приготовлен для щенка. Никому не сказав, он выбрался за забор, и пошёл через огород. В огороде, серенький зайчик рылся в снегу и приговаривал: - Жадины! Всю капусту убрали, ничего мне не оставили! Наконец он нашёл забытую кочерыжку и немедленно захрустел. - Привет, зайчонок! - поздоровался с ним поросёнок. - До леса далеко? - А зачем тебе в лес? - спросил зайчонок, пряча кочерыжку между лапками. - Хочу Деда Мороза найти. - Ты что? - от страха зайчик даже жевать перестал. - Там же волки! И лиса! Тебя съедят, а ты и не заметишь. - А я не боюсь. Ты мне только скажи, куда идти. - А я не знаю. - А говорил: «лиса», «волки»! - Так лиса оттуда приходит к нам, в кустики. А волка я никогда не видел, но мама говорит, что нет зверя страшнее. - А где твои кустики? - За огородом будет поле, за полем кустики, потом ещё одно поле, большое, я через него не ходил, с той стороны лиса приходит. Поросёнок поблагодарил зайца, и пошёл через поле. Потом он обошёл заросший кустами неглубокий овраг и отважно двинулся в неизведанные просторы, мечтая о том, как встретит Деда Мороза. Идти оказалось далеко. Поросёнок никогда в жизни не видел такого огромного пространства. Вдалеке, на белом снегу показалось что-то рыжее. Какой-то зверь, немножко похожий на маму щенка, только поменьше ростом и гораздо пушистее, двигался навстречу. Поросёнок припомнил, как учила его мама-свинка, и крикнул: - Здравствуйте! Скажите пожалуйста, до леса далеко? - Здравствуй, поросёночек! - откликнулся неведомый зверь. - А почему ты, такой маленький, гуляешь один? - Я не маленький, я уже почти подсвинок! - ответил поросёнок. - А вы кто? - Лисица. А если тебе нужно в лес, иди по моим следам. А зачем тебе в лес? И тебя искать не будут? - Я, тётенька лисица, хочу Деда Мороза найти. Он для щенка подарок приготовил, пусть мне его отдаст. - Так щенок за тобой придёт? - Нет, его мама из дома не пускает. - Мама, говоришь? Ну, тогда я побежала. - Спасибо! - крикнул ей вслед поросёнок и побрёл по следам. Наконец он дошёл до леса. Столько деревьев поросёнок увидел впервые. Как же среди них найти Деда Мороза? Лисий след он давно потерял, и теперь продвигался наугад. Наконец он устал, и прилёг в снег под ёлкой. - Чужой в лесу! - раздался сверху громкий крик. Голос был похож на голос мамы котёнка, когда она ругалась с мамой щенка. - Чужой пожаловал! С ветки на землю слетела нарядная птица. Она топорщила на лбу пёстрые пёрышки а таких голубых полосок на крыльях, поросёнок не видел даже у цыплячьего папы. - Ча-ча-ча! Где чужой? - к ней присоединилась сорока. - Да это просто поросёнок! Зачем ты здесь, в лесу? - Я Деда Мороза ищу, он где-то здесь живёт. Вы не знаете, куда мне идти? - Нет, не знаю. А ты, сойка? Тоже нет? - А он здесь не живёт, он сюда только приходит откуда-то с севера. - начала рассказывать сойка. - Птицы-зимники — свиристели, пуночки, чечётки всякие, говорят, что живёт он на Северном полюсе. Это очень далеко. - А как туда дойти? - приуныл поросёнок. - Ты не дойдёшь — очень уж далеко. За нашим лесом будут поля, за ними — опять лес, потом река, потом лес до того дремучий, что даже называется «тайга». Потом опять будет река, очень широкая, за ней болото, потом тундра. За тундрой море и Северный полюс. Там зимой все звери и птицы белые — и куропатки, и совы, и медведи, а лиса настолько белая, что даже называется по-другому. Дед Мороз оттуда приходит. - сказала сойка и улетела. - Значит, я зря сюда пришёл. - расстроился поросёнок. - А как мне теперь из леса выбраться? - Иди назад по своим следам! - крикнула сорока и улетела вслед за сойкой. Поросёнок вздохнул, повернулся и принялся отыскивать свой след. Уткнув в снег пятачок, он двинулся в обратный путь. Он очень старался не потерять следы, и потому совсем не смотрел вперёд. Не заметив, поросёнок наткнулся на кого-то большого. - Уй-и-и-и-и!!!! - завизжал он от неожиданности. - Ты кто? - спросило его незнакомое существо с мохнатыми ушами, в бурой щетине с полосками на спине и таким же, как у поросёнка пятачком. - И чего тут развизжался? - Я поросёнок, то есть, уже почти подсвинок. - ответил поросёнок. - Я Деда Мороза искал. - А я тоже подсвинок, только кабанчик. А зачем тебе Дед Мороз? - Понимаешь, кабанчик, скоро Новый год, а Дед Мороз приносит подарки только тем, кто всё время умывается и не валяется в лужах. И щенку не принесёт, потому, что щенок набезобразничал. А подарок, наверное, уже был готов. Вот я и подумал: раз щенок не заслужил, то, может быть, мне можно взять его себе? - Ну, подсвинок, ты опоздал. Новый год уже был и Дед Мороз уже приходил. Попробуй, каких вкусных желудей он нам принёс! - Нет, кабанчик, ты ошибаешься. Новый год по календарю первого января бывает. - Это у вас по календарю, а у нас, в лесу, Новый год бывает когда день начинает прибывать, мне маманя так говорила. - А ну домой! - раздался грозный голос и из кустов возникла большая бурая свинья с огромными, как показалось поросёнку, клыками. - Вот услышат тебя волки! - Сейчас, маманя! - откликнулся кабанчик. - Только подсвинка провожу! - Никаких «сейчас»! Пусть его заяц проводит. А ты иди немедленно домой! - Это твоя мама? - спросил поросёнок. - Какие у неё большие зубы! - Это что! Ты ещё моего батю не видел! - сказал кабанчик. - Ну, подсвинок, пока! Будь здоров! Кабаны повернулись и удалились в чащу. Поросёнок проводил их взглядом, и вдруг увидел в снегу чёрные глаза. Белые, длинные уши забавно шевельнулись. - Это тебя проводить что ли надо? - спросил зверёк. - А ты разве заяц? - удивился поросёнок. - Заяц, он ведь серый. - Это русак серый, а я зимой в белой шубке. - Зайчик, а к тебе Дед Мороз приходил? - Конечно! Он же ко всем приходит. Заяц-беляк вывел поросёнка из леса. В поле следы было лучше видно, и поросёнок, уставший но счастливый, добрался домой. Ох, как же ругала его мама-свинка! Зато поросёнок потом рассказывал свои приключения с любопытством слушавшим его маленьким соседям. Он рассказывал то, что поведала ему сойка, про Северный полюс, про белых зверей и птиц, про тайгу и тундру. Ночью утятам снился Дед Мороз. Он был огромным, белым лебедем. Котёнок видел во сне пушистого, белоснежного кота, с кисточками на ушах, а щенок — белого пса, с острыми ушами и хвостом колечком. Цыплятам приснился гигантский петух, с длинным-предлинным хвостом, и, конечно, белого цвета. А поросёнок видел во сне громадного, белого кабана. У него были здоровенные бивни и роскошная грива.
  20. Работы,посвященные космическому пространству.
  21. Поздравляю всех нас с Новым годом!
  22. СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ С наступающим Новым годом! Колосовская Дарьяна (Оленьак) http://21vu.ru/stuff/839/27469 Чёрный котёнок Пропажу ключей Даша обнаружила только у самой двери в квартиру, когда возвращалась с прогулки. Пришлось нажать на кнопку звонка. Мачеха открыла дверь сразу: - Почему звонишь? Ключи ведь есть! - Я их потеряла… - Что?! Вот иди и найди! И пока не найдёшь, домой возвращаться не смей! Девочка вышла из подъезда и остановилась в нерешительности. Где же она могла обронить эти злополучные ключи? Мачеха ведь вовсе не шутит. Это при папе она добрая и ласковая: «Дашенька, солнышко, девочка моя…» А когда его нет, ведёт себя, как самая настоящая ведьма: «Смотрите-ка, папе она пожалуется! И кому он поверит, как думаешь?» Папа в командировке, приедет только завтра, 31 декабря, и никому-никому на всём белом свете она сейчас не нужна… Девочке стало вдруг так горько, что в глазах защипало и слёзы покатились по щекам. Даша вспомнила сказку «Двенадцать месяцев», которую недавно читали в классе. В сказке злая мачеха отправляет падчерицу в лес за подснежниками, там происходят разные чудеса… А у Даши не подснежники, а ключи от квартиры, да и чудес в жизни не бывает! Девочка села на холодную скамейку и решила замёрзнуть здесь во дворе, как вдруг услышала какой-то писк, доносившийся с детской площадки. Даша вскочила со скамейки и побежала туда. В сгущавшихся сумерках она увидела под деревом коробку из-под обуви и поняла, что писк доносится из неё. Даша осторожно сняла крышку и обнаружила внутри котёнка. Маленький, с чёрной пушистой шерстью, он ползал из одного угла коробки в другой и дрожал от холода. - Бедняжка! Ты тоже никому не нужен? – спросила Даша. – Не бойся, малыш, я тебя не брошу. Девочка расстегнула куртку и, осторожно положив котёнка за пазуху, стала своим дыханием согревать малыша. Котёнок успокоился и вдруг заурчал громко-громко, совсем как швейная машинка. Даша засмеялась, и на душе у неё почему-то стало легко и радостно. Прижав к себе найдёныша, девочка медленно пошла к своему подъезду, точно зная, что с котёнком мачеха домой её не пустит. Что же делать, ключей ведь нет? И вот, проходя мимо качелей, Даша вдруг увидела на снегу под этими качелями свои ключи. Так вот где она их потеряла! - Послушай, - сказала она котёнку, - а может, ты волшебный? Это ведь ты помог мне найти ключи? Так это было или не так, но теперь девочка смогла потихоньку открыть дверь в квартиру и незаметно проскользнуть к себе в комнату. Мачеха громко разговаривала по телефону и ничего не услышала. Даша положила котёнка на свою кровать и на цыпочках отправилась в кухню за молоком. Она уже налила молока в блюдце и хотела вернуться к себе, как в дверях появилась мачеха. - Смотрите-ка, явилась! – скорчив недовольную гримасу, сказала женщина. – А куда это ты несёшь молоко, да ещё в блюдце? Вдруг, словно догадавшись, она распахнула дверь в Дашину комнату и, увидев котёнка, закричала: - Что за дрянь ты притащила домой? На какой помойке ты нашла его? А ну быстро уноси эту гадость туда, где взяла! И мачеха сбросила котёнка на пол. - Нет! – неожиданно для себя крикнула Даша. – Это не гадость! Папа разрешит оставить котёнка, я знаю! - Что? Ну, уж нет! Хватит того, что я тебя тут терплю, негодная девчонка! Схватив Дашу за плечи, мачеха стала трясти её так, что девочке показалось, что у неё оторвётся голова. Даша от страха зажмурилась, и вдруг услышала откуда-то сзади грозный рык. Девочка открыла глаза и обернулась: за её спиной, оскалив зубы и царапая когтями огромной лапы пол, стоял …лев. Могучий, с пушистой гривой, он был необычного чёрного окраса и возвышался над Дашей, как чёрная глыба. Даша перевела взгляд на мачеху. Та, дрожа от страха, прижалась к стене и не могла промолвить ни слова… Сколько это длилось, Даша не могла вспомнить потом, как ни пыталась. Она пришла в себя на руках у папы и расплакалась: - Папочка! Ты приехал!.. - Всё хорошо, доченька! Всё хорошо… И Даша, всхлипывая и утирая слёзы, рассказала ему всё-всё: и про мачеху, и про свои обиды, и про ключи, и про котёнка. Папа вышел ненадолго из комнаты, что-то сказал мачехе, вернулся и присел рядом с Дашей: - Прости меня, пожалуйста… Если бы я знал раньше… За дверью Дашиной комнаты слышались какое-то время и недовольный голос мачехи, и топот её ног, и громкий стук дверей шкафа. Потом хлопнула входная дверь, и наступила тишина. Папа с дочкой, обнявшись, сидели на кровати. Чёрный маленький котёнок сладко спал у девочки на коленях. Папа не поверил почему-то в историю со львом: он сказал, что Даше это привиделось, когда она потеряла сознание. А Даша гладила котёнка и думала: « Ты моё Новогоднее чудо, моя счастливая находка! Я назову тебя Феликсом, потому что Феликс – значит «счастливый»! Теперь у нас всё будет хорошо…» И, уже засыпая, девочка повернула голову, посмотрела на пол и улыбнулась: в неярком свете торшера на паркете белели четыре глубокие царапины...
  23. Описание творчества. В древнеиндийских текстах (Махабхарата, Рамаяна, Веды.) есть великое множество подробнейших описаний летательных аппаратов, так называемых вимана, на которых перемещались по небу боги, причем полеты их происходили как в космосе, так и между континентами. НЛО в свете священного писания. В индуистских и буддистских Храмах есть достаточно фресок с явлениями Высшего Мира, у них это всё божественное, Боги спускались с небес на своих колесницах, такое изображали очень продвинутые и умные люди, которые знали правду. Автор решил создавать картины в своём стиле, когда увидел эти древние артефакты.
  24. Очередная жалкая попытка научиться пользоваться программой рисования. Рисовал-рисовал, так и не понял какая мне кисточка нужна.
  25. СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ 25 декабря – Рождество Христово по григорианскому календарю (Католическое Рождество) Нерман Эйнар Рождественский поросёнок, который так и не стал рождественским поросёнком До рождества оставалось две недели, и все в усадьбе были заняты приготовлениями. Нужно было столько всего успеть: срубить рождественскую елку, придумать рождественские подарки и, главное, приготовить рождественское угощение. А для этого требовалось зарезать поросенка - ведь он всегда был коронным блюдом рождественского стола. - Ох уж это рождество, - вздохнул маленький поросенок, и невольная слеза выкатилась из его глаз. Он лежал в свинарнике, и невеселые мысли одолевали его. Он-то знал, что бывает на рождество. Когда он был еще совсем маленьким, мама все ему объяснила. - Каждый год, - сказала она, - одного из поросят делают рождественским... Ему вставляют в рот большое красное яблоко, закладывают за уши петрушку и кладут на большое блюдо. Это, понятно, большая честь, но как ужасно, что перед этим его непременно должны заколоть. "Жаль покидать такой замечательный свинарник ради того, чтобы доставить удовольствие всем этим людям в усадьбе", - думал поросенок. Лично у него нет совершенно никакой охоты. Нет уж, на этот раз он их всех перехитрит. Он просто-напросто убежит, выберется на дорогу и отправится бродить по белу свету. Верно уж, найдется такое местечко, где бедный маленький поросенок сможет жить в мире и покое, где нет таких людей, которые могут вдруг заколоть тебя и съесть. Только вот как сбежать? Много раз он видел, как поднимался засов на двери, ведущей во двор. Если встать на задние ноги, приподнять засов и толкнуть дверь, тогда... Тогда он окажется на свободе! Сказано - сделано. Он встал на задние ноги, дотянулся пятачком до засова, приподнял его, и - дверь распахнулась. Еще секунда - и поросенок выскочил во двор. Но прежде чем уйти, он решил попрощаться с друзьями на скотном дворе. Ведь этого требовала обычная вежливость, а Крошка Нюфф был хорошо воспитанным поросенком. Начать нужно было с тетушки Розы, старой коровы. Это она давала такое густое, необыкновенно вкусное молоко. Иногда и ему перепадало немного. - Добрый день, тетушка Роза, - прохрюкал поросенок. - Я пришел попрощаться со всеми моими друзьями. Решил отправиться бродить по свету. Завтра утром будут резать поросенка для рождественского ужина, а я слишком нежный и чувствительный, чтобы участвовать в таком деле. - Глупости, - сказала тетушка Роза. - Не может такой маленький поросенок, как ты, бродить один по белу свету. Нет, мы придумаем что-нибудь получше. Пойдем-ка, посоветуемся с курицей, теткой Хённой. Она, верно, сидит там, на своем насесте. И они пошли к тетке Хённе, курице. - Мы пришли посоветоваться, - сказала тетушка Роза. - Кажется, этого маленького поросенка собираются заколоть к рождеству. А он, представь себе, сбежал, для того чтобы отправиться один-одинешенек бродить по белу свету. Но он еще слишком мал для этого. Как ты считаешь? - Знаешь что, - сказала тетка Хённа, - почему бы тебе не посоветоваться с котом Монсом? Он наверняка придумает что-нибудь дельное. К тому же он всегда знает обо всем, что делается в усадьбе. Подождите-ка, я тоже пойду с вами, - и она слетела со своего насеста. Втроем они подошли к дому и остановились у лестницы, ведущей на чердак. - Не знаю, как сегодня, но обычно он спит там, наверху, - сказала курица, и едва она успела произнести эти слова, как все услышали доносящееся с чердака мурлыканье... - Му-у-у, это ты, кот Монс? - спросила тетушка Роза. Показалась заспанная морда кота Монса. - Что угодно господам? - потянувшись, удивленно спросил он. - Мы пришли к тебе за советом, - сказала тетушка Роза. - Видишь ли, вот этого маленького поросенка собираются заколоть к рождеству, а он сбежал, чтобы отправиться один-одинешенек по белу свету. Только нам кажется, он еще слишком мал для этого. - Да, уважаемые друзья, - после некоторого раздумья сказал кот Монс, - задали вы мне задачу. Но погодите, почему бы вам не поговорить с крысой Малышкой. Она-то уж даст хороший совет. - Кажется, кто-то здесь произнес мое имя, - послышался писк, и из соломы высунулась крыса Малышка. - Стоит только заговорить о троллях, а они уже тут как тут. Тетушка Роза спросила, не посоветует ли крыса Малышка, что им делать. - Понимаешь, вот этого маленького поросенка собираются заколоть к рождеству, он сбежал и решил отправиться один-одинешенек по белу свету. Только мы думаем, что он еще слишком мал для этого: Ты ведь такая умная, Малышка, придумай что-нибудь. - По-моему, - сказала Малышка, - я знаю, что делать. Вам нужно пойти к старой фру Сове. Она, как вы знаете, живет в дупле большого засохшего дерева, вот только днем она всегда спит. Зато уж она-то сумеет дать совет. Пожалуй, я тоже пойду с вами. Она взяла свой фонарь, и все опять вышли на дорогу: поросенок, тетушка Роза, курица Хённа, кот Монс и крыса Малышка. - Фру Сова! - закричали они, подойдя к старому засохшему дереву, где жила сова, и постучали по нему, чтобы ее разбудить. - Что там еще? - послышался скрипучий сонный голос. - Выгляньте, пожалуйста, фру Сова, - снова закричали они хором, - мы пришли к вам за советом. Понимаете, этого маленького поросенка собираются заколоть на рождество, а он сбежал и решил отправиться один-одинешенек по белу свету. Только мы думаем, что он еще слишком мал для этого. Фру Сова, вы такая мудрая, скажите, что нам делать? - Что делать? - фру Сова выглянула из дупла и задумалась. - А что, если нам всем устроить забастовку? Ну, знаете, так всегда делают люди. Ты, Роза, перестанешь давать молоко, ты, курица, не будешь нести яйца, ты, кот Монс, бросишь ловить мышей, а ты, Малышка, съешь все тесто, приготовленное для рождественских пряников. Ну а я поговорю с рождественской елкой и расскажу ей о коварных замыслах людей. И когда елка узнает, что ее собираются срубить на рождество, у нее от страха осыплются все иголки. Ну а если я расскажу рождественским свечкам о том, что ожидает этого бедного поросенка, от жалости они совсем расплавятся, так что к рождеству не будет ни одной рождественской свечки. Хорошенькое рождество будет нынче в усадьбе. Весь этот разговор слышала маленькая девочка, случайно проходившая мимо старого засохшего дерева. "Несчастный поросенок, - подумала она. - Разве такой малыш может один-одинешенек скитаться по белу свету. Кругом столько опасностей! Надо поскорее спасать бедняжку". И она побежала домой, чтобы рассказать папе и маме обо всем, что услышала у старого дерева. Выслушав ее рассказ, папа сказал: - Успокойся. Маленькому поросенку ничего не грозит. Беги скорее и скажи всем, что нынче у нас не будет никакого рождественского поросенка. Девочка обрадовалась и тотчас побежала к старому высохшему дереву. Когда она рассказала о том, что решил ее папа, надо было видеть, как все обрадовались. Поросенок просто запрыгал от счастья. Тетушка Роза восторженно замычала. Крыса Малышка весело попискивала. Курица Хённа и фру Сова улыбались друг дружке и довольно кивали головами. - А все-таки мы здорово придумали! - сказала фру Сова. - Ведь лучше рождество без рождественского поросенка, чем совсем никакого рождества.
  26. СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ С 22 на 23 декабря - Тёмный праздник Новогодья Василиса Прекрасная Русская народная сказка В некотором царстве жил-был купец. Двенадцать лет жил он в супружестве и прижил только одну дочь, Василису Прекрасную. Когда мать скончалась, девочке было восемь лет. Умирая, купчиха призвала к себе дочку, вынула из-под одеяла куклу, отдала ей и сказала: — Слушай, Василисушка! Помни и исполни последние мои слова. Я умираю и вместе с родительским благословением оставляю тебе вот эту куклу; береги ее всегда при себе и никому не показывай; а когда приключится тебе какое горе, дай ей поесть и спроси у нее совета. Покушает она и скажет тебе, чем помочь несчастью. Затем мать поцеловала дочку и померла. После смерти жены купец потужил, как следовало, а потом стал думать, как бы опять жениться. Он был человек хороший; за невестами дело не стало, но больше всех по нраву пришлась ему одна вдовушка. Она была уже в летах, имела своих двух дочерей, почти однолеток Василисе, — стало быть, и хозяйка, и мать опытная. Купец женился на вдовушке, но обманулся и не нашел в ней доброй матери для своей Василисы. Василиса была первая на все село красавица; мачеха и сестры завидовали ее красоте, мучили ее всевозможными работами, чтоб она от трудов похудела, а от ветру и солнца почернела; совсем житья не было! Василиса все переносила безропотно и с каждым днем все хорошела и полнела, а между тем мачеха с дочками своими худела и дурнела от злости, несмотря на то, что они всегда сидели сложа руки, как барыни. Как же это так делалось? Василисе помогала ее куколка. Без этого где бы девочке сладить со всею работаю! Зато Василиса сама, бывало, не съест, а уж куколке оставит самый лакомый кусочек, и вечером, как все улягутся, она запрется в чуланчике, где жила, и потчевает ее, приговаривая: — На, куколка, покушай, моего горя послушай! Живу я в доме у батюшки, не вижу себе никакой радости; злая мачеха гонит меня с белого света. Научи ты меня, как мне быть и жить и что делать? Куколка покушает, да потом и дает ей советы и утешает в горе, а наутро всякую работу справляет за Василису; та только отдыхает в холодочке да рвет цветочки, а у нее уж и гряды выполоты, и капуста полита, и вода наношена, и печь вытоплена. Куколка еще укажет Василисе и травку от загару. Хорошо было жить ей с куколкой. Прошло несколько лет; Василиса выросла и стала невестой. Все женихи в городе присватываются к Василисе; на мачехиных дочерей никто и не посмотрит. Мачеха злится пуще прежнего и всем женихам отвечает: — Не выдам меньшой прежде старших! А проводя женихов, побоями вымещает зло на Василисе. Вот однажды купцу понадобилось уехать из дому на долгое время по торговым делам. Мачеха и перешла на житье в другой дом, а возле этого дома был дремучий лес, а в лесу на поляне стояла избушка, а в избушке жила баба-яга; никого она к себе не подпускала и ела людей, как цыплят. Перебравшись на новоселье, купчиха то и дело посылала за чем-нибудь в лес ненавистную ей Василису, но эта завсегда возвращалась домой благополучно: куколка указывала ей дорогу и не подпускала к избушке бабы-яги. Пришла осень. Мачеха раздала всем трем девушкам вечерние работы: одну заставила кружева плести, другую чулки вязать, а Василису прясть, и всем по урокам. Погасила огонь во всем доме, оставила только одну свечку там, где работали девушки, и сама легла спать. Девушки работали. Вот нагорело на свечке; одна из мачехиных дочерей взяла щипцы, чтоб поправить светильню, да вместо того, по приказу матери, как будто нечаянно и потушила свечку. — Что теперь нам делать? — говорили девушки. — Огня нет в целом доме, а уроки наши не кончены. Надо сбегать за огнем к бабе-яге! — Мне от булавок светло! — сказала та, что плела кружево. — Я не пойду. — И я не пойду, — сказала та, что вязала чулок. — Мне от спиц светло! — Тебе за огнем идти, — закричали обе. — Ступай к бабе-яге! И вытолкали Василису из горницы. Василиса пошла в свой чуланчик, поставила перед куклою приготовленный ужин и сказала: — На, куколка, покушай да моего горя послушай: меня посылают за огнем к бабе-яге; баба-яга съест меня! Куколка поела, и глаза ее заблестели, как две свечки. — Не бойся, Василисушка! — сказала она. — Ступай, куда посылают, только меня держи всегда при себе. При мне ничего не станется с тобой у бабы-яги. Василиса собралась, положила куколку свою в карман и, перекрестившись, пошла в дремучий лес. Идет она и дрожит. Вдруг скачет мимо ее всадник: сам белый, одет в белом, конь под ним белый, и сбруя на коне белая, — на дворе стало рассветать. Идет она дальше, как скачет другой всадник: сам красный, одет в красном и на красном коне, — стало всходить солнце. Василиса прошла всю ночь и весь день, только к следующему вечеру вышла на полянку, где стояла избушка яги-бабы; забор вокруг избы из человечьих костей, на заборе торчат черепа людские с глазами; вместо дверей у ворот — ноги человечьи, вместо запоров — руки, вместо замка — рот с острыми зубами. Василиса обомлела от ужаса и стала как вкопанная. Вдруг едет опять всадник: сам черный, одет во всем черном и на черном коне; подскакал к воротам бабы-яги и исчез, как сквозь землю провалился, — настала ночь. Но темнота продолжалась недолго: у всех черепов на заборе засветились глаза, и на всей поляне стало светло, как середи дня. Василиса дрожала со страху, но, не зная, куда бежать, оставалась на месте. Скоро послышался в лесу страшный шум: деревья трещали, сухие листья хрустели; выехала из лесу баба-яга — в ступе едет, пестом погоняет, помелом след заметает. Подъехала к воротам, остановилась и, обнюхав вокруг себя, закричала: — Фу, фу! Русским духом пахнет! Кто здесь? Василиса подошла к старухе со страхом и, низко поклонясь, сказала: — Это я, бабушка! Мачехины дочери прислали меня за огнем к тебе. — Хорошо, — сказала баба-яга, — знаю я их, поживи ты наперед да поработай у меня, тогда и дам тебе огня; а коли нет, так я тебя съем! Потом обратилась к воротам и вскрикнула: — Эй, запоры мои крепкие, отомкнитесь; ворота мои широкие, отворитесь! Ворота отворились, а баба-яга въехала, посвистывая, за нею вошла Василиса, а потом опять все заперлось. Войдя в горницу, баба-яга растянулась и говорит Василисе: — Подавай-ка сюда, что там есть в печи: я есть хочу. Василиса зажгла лучину от тех черепов, что на заборе, и начала таскать из печки да подавать яге кушанье, а кушанья настряпано было человек на десять; из погреба принесла она квасу, меду, пива и вина. Все съела, все выпила старуха; Василисе оставила только щец немножко, краюшку хлеба да кусочек поросятины. Стала яга-баба спать ложиться и говорит: — Когда завтра я уеду, ты смотри — двор вычисти, избу вымети, обед состряпай, белье приготовь да пойди в закром, возьми четверть пшеницы и очисть ее от чернушки. Да чтоб все было сделано, а не то — съем тебя! После такого наказу баба-яга захрапела; а Василиса поставила старухины объедки перед куклою, залилась слезами и говорила: — На, куколка, покушай, моего горя послушай! Тяжелую дала мне яга-баба работу и грозится съесть меня, коли всего не исполню; помоги мне! Кукла ответила: — Не бойся, Василиса Прекрасная! Поужинай, помолися да спать ложися; утро мудреней вечера! Ранешенько проснулась Василиса, а баба-яга уже встала, выглянула в окно: у черепов глаза потухают; вот мелькнул белый всадник — и совсем рассвело. Баба-яга вышла на двор, свистнула — перед ней явилась ступа с пестом и помелом. Промелькнул красный всадник — взошло солнце. Баба-яга села в ступу и выехала со двора, пестом погоняет, помелом след заметает. Осталась Василиса одна, осмотрела дом бабы-яги, подивилась изобилью во всем и остановилась в раздумье: за какую работу ей прежде всего приняться. Глядит, а вся работа уже сделана; куколка выбирала из пшеницы последние зерна чернушки. — Ах ты, избавительница моя! — сказала Василиса куколке. — Ты от беды меня спасла. — Тебе осталось только обед состряпать, — отвечала куколка, влезая в карман Василисы. — Состряпай с богом, да и отдыхай на здоровье! К вечеру Василиса собрала на стол и ждет бабу-ягу. Начало смеркаться, мелькнул за воротами черный всадник — и совсем стемнело; только светились глаза у черепов. Затрещали деревья, захрустели листья — едет баба-яга. Василиса встретила ее. — Все ли сделано? — спрашивает яга. — Изволь посмотреть сама, бабушка! — молвила Василиса. Баба-яга все осмотрела, подосадовала, что не за что рассердиться, и сказала: — Ну, хорошо! Потом крикнула: — Верные мои слуги, сердечные други, смелите мою пшеницу! Явились три пары рук, схватили пшеницу и унесли вон из глаз. Баба-яга наелась, стала ложиться спать и опять дала приказ Василисе: — Завтра сделай ты то же, что и нынче, да сверх того возьми из закрома мак да очисти его от земли по зернышку, вишь, кто-то по злобе земли в него намешал! Сказала старуха, повернулась к стене и захрапела, а Василиса принялась кормить свою куколку. Куколка поела и сказала ей по-вчерашнему: — Молись богу да ложись спать: утро вечера мудренее, все будет сделано, Василисушка! Наутро баба-яга опять уехала в ступе со двора, а Василиса с куколкой всю работу тотчас исправили. Старуха воротилась, оглядела все и крикнула: — Верные мои слуги, сердечные други, выжмите из маку масло! Явились три пары рук, схватили мак и унесли из глаз. Баба-яга села обедать; она ест, а Василиса стоит молча. — Что ж ты ничего не говоришь со мною? — сказала баба-яга. — Стоишь как немая? — Не смела, — отвечала Василиса, — а если позволишь, то мне хотелось бы спросить тебя кой о чем. — Спрашивай; только не всякий вопрос к добру ведет: много будешь знать, скоро состареешься! — Я хочу спросить тебя, бабушка, только о том, что видела: когда я шла к тебе, меня обогнал всадник на белом коне, сам белый и в белой одежде: кто он такой? — Это день мой ясный, — отвечала баба-яга. — Потом обогнал меня другой всадник на красном коне, сам красный и весь в красном одет; это кто такой? — Это мое солнышко красное! — отвечала баба-яга. — А что значит черный всадник, который обогнал меня у самых твоих ворот, бабушка? — Это ночь моя темная — всё мои слуги верные! Василиса вспомнила о трех парах рук и молчала. — Что ж ты еще не спрашиваешь? — молвила баба-яга. — Будет с меня и этого; сама ж ты, бабушка, сказала, что много узнаешь — состареешься. — Хорошо, — сказала баба-яга, — что ты спрашиваешь только о том, что видала за двором, а не во дворе! Я не люблю, чтоб у меня сор из избы выносили, и слишком любопытных ем! Теперь я тебя спрошу: как успеваешь ты исполнять работу, которую я задаю тебе? — Мне помогает благословение моей матери, — отвечала Василиса. — Так вот что! Убирайся же ты от меня, благословенная дочка! Не нужно мне благословенных. Вытащила она Василису из горницы и вытолкала за ворота, сняла с забора один череп с горящими глазами и, наткнув на палку, отдала ей и сказала: — Вот тебе огонь для мачехиных дочек, возьми его; они ведь за этим тебя сюда и прислали. Бегом пустилась Василиса при свете черепа, который погас только с наступлением утра, и наконец к вечеру другого дня добралась до своего дома. Подходя к воротам, она хотела было бросить череп: «Верно, дома, — думает себе, — уж больше в огне не нуждаются». Но вдруг послышался глухой голос из черепа: — Не бросай меня, неси к мачехе! Она взглянула на дом мачехи и, не видя ни в одном окне огонька, решилась идти туда с черепом. Впервые встретили ее ласково и рассказали, что с той поры, как она ушла, у них не было в доме огня: сами высечь никак не могли, а который огонь приносили от соседей — тот погасал, как только входили с ним в горницу. — Авось твой огонь будет держаться! — сказала мачеха. Внесли череп в горницу; а глаза из черепа так и глядят на мачеху и ее дочерей, так и жгут! Те было прятаться, но куда ни бросятся — глаза всюду за ними так и следят; к утру совсем сожгло их в уголь; одной Василисы не тронуло. Поутру Василиса зарыла череп в землю, заперла дом на замок, пошла в город и попросилась на житье к одной безродной старушке; живет себе и поджидает отца. Вот как-то говорит она старушке: — Скучно мне сидеть без дела, бабушка! Сходи, купи мне льну самого лучшего; я хоть прясть буду. Старушка купила льну хорошего; Василиса села за дело, работа так и горит у нее, и пряжа выходит ровная да тонкая, как волосок. Набралось пряжи много; пора бы и за тканье приниматься, да таких берд не найдут, чтобы годились на Василисину пряжу; никто не берется и сделать-то. Василиса стала просить свою куколку, та и говорит: — Принеси-ка мне какое-нибудь старое бердо, да старый челнок, да лошадиной гривы; я все тебе смастерю. Василиса добыла все, что надо, и легла спать, а кукла за ночь приготовила славный стан. К концу зимы и полотно выткано, да такое тонкое, что сквозь иглу вместо нитки продеть можно. Весною полотно выбелили, и Василиса говорит старухе: — Продай, бабушка, это полотно, а деньги возьми себе. Старуха взглянула на товар и ахнула: — Нет, дитятко! Такого полотна, кроме царя, носить некому; понесу во дворец. Пошла старуха к царским палатам да все мимо окон похаживает. Царь увидал и спросил: — Что тебе, старушка, надобно? — Ваше царское величество, — отвечает старуха, — я принесла диковинный товар; никому, окроме тебя, показать не хочу. Царь приказал впустить к себе старуху и как увидел полотно — вздивовался. — Что хочешь за него? — спросил царь. — Ему цены нет, царь-батюшка! Я тебе в дар его принесла. Поблагодарил царь и отпустил старуху с подарками. Стали царю из того полотна сорочки шить; вскроили, да нигде не могли найти швеи, которая взялась бы их работать. Долго искали; наконец царь позвал старуху и сказал: — Умела ты напрясть и соткать такое полотно, умей из него и сорочки сшить. — Не я, государь, пряла и соткала полотно, — сказала старуха, — это работа приемыша моего — девушки. — Ну так пусть и сошьет она! Воротилась старушка домой и рассказала обо всем Василисе. — Я знала, — говорит Василиса, — что эта работа моих рук не минует. Заперлась в свою горницу, принялась за работу; шила она не покладываючи рук, и скоро дюжина сорочек была готова. Старуха понесла к царю сорочки, а Василиса умылась, причесалась, оделась и села под окном. Сидит себе и ждет, что будет. Видит: на двор к старухе идет царский слуга; вошел в горницу и говорит: — Царь-государь хочет видеть искусницу, что работала ему сорочки, и наградить ее из своих царских рук. Пошла Василиса и явилась пред очи царские. Как увидел царь Василису Прекрасную, так и влюбился в нее без памяти. — Нет, — говорит он, — красавица моя! Не расстанусь я с тобою; ты будешь моей женою. Тут взял царь Василису за белые руки, посадил ее подле себя, а там и свадебку сыграли. Скоро воротился и отец Василисы, порадовался об ее судьбе и остался жить при дочери. Старушку Василиса взяла к себе, а куколку по конец жизни своей всегда носила в кармане.
  27. СКАЗКА К ПРОШЕДШЕМУ ПРАЗДНИКУ 19 декабря - Международный день помощи бедным Источник браги Китайская сказка Жила-была старуха. Не было у нее ни сына, ни дочери. И ютилась она в полуразвалившейся камышовой хижине, стоявшей на склоне горы у самой дороги. На пашне она не работала, да и земли у нее не было. Она продавала прохожим сладкую брагу, тем и зарабатывала на пропитание. Над ее хижиной нависала скала, а на скале рос бук, и хижина всегда была в тени. Поэтому прохожие часто останавливались здесь передохнуть и выпить браги. Торговля шла неплохо, но старуха могла приготовить за день всего лишь десять цзиней браги, и на всех желающих не хватало. Да и выручка была небольшая — старуха едва сводила концы с концами. Тяжелее всего ей было от того, что за водой приходилось ходить далеко — за восемь ли, к подножию горы. Больше одного раза в день старуха ходить к роднику не могла — сил не хватало. Принесет двадцать цзиней, приготовит себе поесть, а из оставшейся воды наварит десять цзиней браги. И потому берегла старуха воду, как жизнь. Частенько она мечтала: «Как было бы хорошо, если бы около хижины был родник. Я бы так не уставала и браги могла бы приготовить больше. Жизнь у меня была бы куда лучше!» Однажды в полдень, в самую жару, проходил мимо хижины, опираясь на палку, худой, изможденный старик Сошел он с дороги и сел, застонав и заохав, в тени бука. — Ты что, старик, болен? — участливо спросила старуха. — Нет… пить хочу. Я уже полдня не пил. Жажда замучила. Старуха быстро принесла из хижины большую чашу воды. Старик, захлебываясь, выпил ее, вздохнул и попросил: — Если бы ты мне дала еще чашу, я бы совсем оправился. Какая вкусная вода! Старуха принесла еще чашу воды. Старик выпил и ожил. Кровь прилила к бледным щекам, и спина стала не такой сутулой. Но он продолжал сидеть в тени. Старуха вдруг вспомнила про брагу и забеспокоилась: — «Вот беда! Старик-то выпил почти половину воды. Не хватит у меня на брагу. А не будет браги, не будет и выручки, останусь я голодной. Придется, видно, снова идти за водой». — Что это ты, старуха, загрустила? — спросил старик. — Да так. С водой у меня плохо. Ты выпил, а мне снова придется идти к роднику. — А это далеко? — Туда и обратно шестнадцать ли. — Почему же в такую даль? Неужели поближе нет? — Поближе? Да вокруг и росинки не найдешь. — Ну что ж. Придется, видно, тебе идти. Ты иди, а я твою хижину покараулю. Пошла старуха за водой. Уже солнце садилось за гору, когда она, задыхаясь и кряхтя, вернулась домой. Старика у хижины не было. Ей это не понравилось: «Вот человек! Из-за него столько лишних хлопот, а ему и дела мало — бросил хижину открытой и ушел». На следующее утро услыхала старуха в предрассветной тишине какое-то журчание. Вышла она из хижины, а сзади в скале — выемка, и из выемки родник бежит. Протерла старуха глаза — может, снится? Нет, струйка воды не исчезла. Сунула в нее руку — действительно вода, холодная да свежая! — Кто же мог сделать такое?! Осмотрела старуха все вокруг хижины — никаких следов. Только палка лежит около родника. И вдруг она вспомнила: ведь у старика была точно такая палка. Всплеснула она руками: — О небо! Вот, оказывается, кто даровал мне воду! С тех пор не нужно было старухе спускаться к подножию горы за водой. Браги она могла готовить больше, и жизнь ее стала намного лучше. Быть бы ей довольной, но случилось наоборот. Загрустила старуха. Для браги нужно еще зерно, а идти за ним приходилось в деревню. И принести она могла с базара никак не больше тридцати цэиней. «Если бы из ключа текла не вода, — мечтала она, — а брага! Вот было бы хорошо! Мне тогда не надо было бы через каждые три дня ходить на базар за зерном». Прошел год. Как-то в полдень, в самую жару, появился на дороге старик. Старуха взглянула на него и сразу же узнала. Обрадовалась она и пригласила его зайти в хижину, предложила сесть, принесла большую чашу браги. — Ну, как живешь? — спросил старик. — Да, ничего. Только вот устаю очень, — вздохнула старуха. — Почему же ты устаешь? Вода теперь рядом с хижиной. — Эх! Вода-то есть. И браги можно продавать больше. Только для нее нужно и зерно. Купить-то-его можно лишь на базаре, а деревня далеко, двадцать ли отсюда. Ох, как трудно мне, старой, ходить туда!.. Вот если бы из ключа текла не вода, а брага, тогда бы было чудесно! Долго старуха жаловалась на свою тяжкую жизнь, а старик молчал, будто и не слушал. — Появилась у меня вода, больше и браги варить приходится, — продолжала причитать старуха. — Люди-то просят, а на всех не хватает. А чем больше браги, тем чаще на базар хожу. Все ноги отмотала. Знала бы, что буду так мучиться, и не мечтала оы о роднике близ хижины. — Постой, старуха, — прервал ее старик и неторопясь вытащил из кармана пакетик. — Вот возьми. Тут порошок. Стоит высыпать его в родник, и начнет из скалы течь не вода, а брага. Взяла старуха пакетик и скорей побежала к роднику. Высыпала порошок в воду, и сразу же запахло брагой. Попробовала — и на вкус брага. Вернулась старуха в хижину, а старик уже исчез. С той поры брага старухи прославилась на всю округу. Все прохожие останавливались под тенью бука. Жизнь старухи с каждым днем становилась все лучше и лучше. Вместо камышовой хижины она построила каменный дом, наняла слуг и уже не ходила по-прежнему на базар за двадцать ли — слуги закупали для нее все необходимое. Быть бы ей довольной, но случилось наоборот. Загрустила старуха. И брага хорошая, и выручка большая, и трудов на приготовление браги никаких, но по-прежнему браги не хватает. Слишком много желающих. — «Хорошо было бы, — мечтала старуха, — если бы около моего дома было два таких родника. У меня стало бы больше денег, я построила бы не такой маленький, а большой дом, купила бы землю, наняла бы управляющего. Вот тогда бы была у меня жизнь счастливая, зажила бы я без забот». Прошел год. Как-то раз в полдень, в самую жару, спустился с горы старик. Старуха сразу же признала в нем своего благодетеля. Она пригласила его в дом, предложила сесть, велела слуге принести большую чашу родниковой браги и подать большую пиалу мяса. — Ну, как у тебя дела? — спросил старик. — Теперь, должно быть, хорошо? — Какое там хорошо? Одни хлопоты да суета! Браги на всех не хватает. Раньше разве было столько беспокойства? Уж лучше бы вода в роднике не превращалась в брагу!Старик ничего не ответил, а старуха продолжала причитать: — Я спасла тебе жизнь. Если ты действительно помнишь это, то должен сделать мне еще один родник с брагой. Старик встал, взял чашу с недопитой брагой и вышел из дома. Старуха последовала за ним. Старик подошел к скале и выплеснул в родник оставшуюся в чаше брагу. Потом повернулся и молча ушел. Старуха хотела было остановить его и спросить, зачем он это сделал, но его уже не было. Подошла она к роднику, посмотрела, а из родника-то бежит не брага,а простая вода. И сейчас у дороги на границе провинций Сычуань и Юньнань течет из скалы холодная, свежая, родниковая вода. Путники пьют ее с удовольствием. А местные жители по-прежнему называют родник «Источником браги».
  1. Load more activity
×
×
  • Create New...

Important Information

We have placed cookies on your device to help make this website better. You can adjust your cookie settings, otherwise we'll assume you're okay to continue. Terms of Use