Перейти к содержанию

Добро пожаловать в сообщество творческих людей - ARTTalk.ru!

Уважаемые пользователи, если вы были зарегистрированы ранее, вам необходимо пройти процедуру восстановления пароля с помощью адреса электронной почты.

Для новых пользователей доступна регистрация.

Тема для обсуждения новой версии сообщества.

Если возникают какие либо проблемы с восстановлением старого аккаунта, вы можете воспользоваться формой обратной связи.

Авторизация  
veronasunrise

Виды стихосложений. Метрическое, силлабическое, тоническое..

Рекомендуемые сообщения

Урок местами утомительно сложноват, но если вникнуть, то весьма интересно и познавательно! :sm:

 

Квантитативное (количественное) стихосложение (от лат. quantitas — количество), тип стихосложения, основанный на упорядоченном чередовании долгих и кратких слогов; то же, что и метрическое стихосложение.

 

Метри́ческое (квантитати́вное) стихосложе́ние, ме́трика (от др.-греч. μέτρον — длина, протяжение, размер, лат. quantitas — количество), система стихосложения, при которой в стихе фиксируется только количество просодического времени. Если например в силлабическом стихе фиксируется число слогов, в тоническом — число ударений, в силлабо-метрическом — число слогов и их позиции по долготе/краткости, в силлабо-тоническом — число слогов и количество ударных позиций, в метрическом — только совокупная просодическая длина стиха, независимо от его слогового состава. Такая система может существовать только в языках, где присутствует оппозиция долгих и кратких слогов, а ударение является мелодическим и таким образом, в отличие от динамического, не является ритмообразующим фактором (например в древнегреческом, латинском, фарси). Наибольшее развитие метрика получила в античном стихосложении и арабском.Содержание

 

Античная метрика

 

Метрический стих развился из архаичного силлабического, который имел квантитативное окончание; то есть последние позиции в этом стихе заполнялись упорядоченно. При женском окончании предпоследний слог был обязательно долгим, последний — произвольным; при этом обязательно долгому предпоследнему контрастно предшествовал краткий: U—X. При мужском окончании предпоследний слог был обязательно кратким, последний — произвольным, при этом обязательно краткому предпоследнему контрастно предшествовал долгий, которому, по возможности, контрастно предшествовал еще краткий: (U)—UX. Таким образом последние три-четыре слога получали устойчивую квантитативную конфигурацию; такая квантитативная клаузула оказалась ядром, из которого метрический принцип организации стиха в итоге распространился на стих целиком.

 

Классическое квантитативное стихосложение оформилось в Ионии, на эгейском берегу Малой Азии, между 1000 и 750 годами до н. э. Здесь был введен принцип «долгий слог равняется двум кратким». Как считается, это произошло оттого, что в греческих диалектах этого времени происходило слияние двух смежных кратких гласных в один долгий. Новый принцип обогащал ритмические средства добавляя два новых варианта заполнения метрических позиций стиха. В период силлабо-метрики, предшествовавший чистой метрике, существовало три варианта заполнения метрических позиций: одновариантный долгий (в схемах —), одновариантный краткий (U), двухвариантный долгий/краткий (X, так называемый анкепс). С оформлением нового принципа возникли следующие варианты: двухвариантный долгий/краткий + краткий (—/UU, так называемый бикепс), трехвариантный долгий/краткий/краткий + краткий (—/U/UU).

 

Стопы

 

В предшествовавшем силлабо-метрическом стихе сильные (опорные для конструкции ритма) позиции с долгими слогами располагались через неравномерные промежутки, и единицей ритма в таком стихе выступало или полустишие, или собственно стих. В новом метрическом стихе, возникшем из коротких сегментов U—X и (U)—UX, появилась возможность размещения разносложных слов без нарушения ритмической регулярности. Здесь впервые появляется понятие стопы — сочетания сильной и слабой/слабых позиций (арсиса/тесиса), объединенного единым ритмическим ударением и регулярно повторяющимся через весь стих.

 

В качестве стоп были использованы почти все возможные сочетания долгих и кратких слогов. Объем стопы измерялся единицами длительности, так называемая мора (лат. mora) или хронос [протос] (др.-греч. χρόνος [πρῶτος]). Соответственно, стопы делились на трехморные (например ямб U—, хорей —U, трибрахий UUU), четырехморные (например дактиль —UU, анапест UU—, спондей ——, прокелевсматик UUUU и т. д.) пятиморные (например бакхий ——U) и т. д. Трехморные стопы обычно отсчитывались по двустопным группам, объединенных иктом, ритмическим ударением в стихе — диподиям, или диметрам; четырехморные — собственно по стопам, метрам. Поэтому напр. дактилический гекзаметр состоит из шести метров, шести иктов и фактически шести стоп, но трохеический тетраметр — из четырех диметров, четырех иктов и фактически восьми стоп.

 

Многие греческие теоретики считали, что стопа может заменяться любой другой, равной ей по числу мор, однако во некоторых случаях этот принцип оказывался неприменим, например в дактилическом гекзаметре каждая стопа могла быть или только дактилем (—UU) или только спондеем (——), но никак не анапестом (UU—), так как по природе ударения краткий слог не может быть ударным, два первых слога из сильной позиции превращаются в слабую, и ритм стиха в таком случае нарушается.

 

При перемене темпа произнесения друг друга могут заменять даже неравнодольные стопы: так, в ямбическом триметре ямб (U—) может заменяться ускоренным спондеем (——) и даже анапестом (UU—). Все это создает чрезвычайное богатство метрических вариаций в пределах постоянного такта — стопы. Метрическое разнообразие стиха усиливается использованием передвижной цезуры — словораздела, который рассекает одну из средних стоп и делит стих на два полустишия — как правило, одно с нисходящим ритмом (—UU…), другое с восходящим (UU—…).

 

Размеры

 

В классической квантитативной метрике существовало пять основных размеров, три главных и два второстепенных, употреблявшихся только в сопровождении главных. Главные размеры — дактилический гекзаметр (6-мерный), трохеический тетраметр (4-мерный), ямбический триметр (3-мерный). Второстепенные — дактилический пентаметр (5-мерный, или пентемимер, «состоящий из двух с половиной частей») при дактилическом гекзаметре, ямбический диметр </B><B>(2-мерный) при ямбическом триметре.

 

Древнейшим из ионийских квантитативных размеров был, очевидно, дактилический гекзаметр, размер «Илиады» и «Одиссеи» (XI—VIII вв. до н. э.). В античной поэзии гекзаметр остается размером большого эпоса, из которого нисходит в «средние» жанры — буколику (Феокрит), сатиру и послания (Гораций). В латинскую поэзию гекзаметр перешел в начале II века до н. э., у Энния, вытеснив из нее сатурнийский стих.

 

Второй важнейший размер ионийской квантитативной метрики — ямбический триметр. Его изобретателем (или первым классиком) считается Архилох; у него и его последователей ямбический триметр — размер речитативно-говорных лирических стихотворений, часто сатирических. Из лирики ямбической триметр перешел в драму — трагедию и комедию, как размер диалогических частей. Из греческой поэзии в латинскую размер перешел раньше гекзаметра, в конце III века до н. э., с первыми переводами греческих трагедий и комедий.

 

Третий важнейший размер ионийской квантитативной метрики — трохеический тетраметр. Он возник вместе с ямбическим триметром в лирике VII века до н. э., перешел вместе с ним в трагедию и комедию, где употреблялся для выделения повышенно динамичных сцен на нейтральном фоне ямба (чаще в комедии). Из греческой поэзии в латинскую размер перешел раньше и гекзаметра, и триметра — очевидно, еще в период долитературных контактов греческой и италийской культур. Например у римлян наряду с сатурнийским стихом существовал размер насмешливых народных песен, так называемый «квадратный стих»:

Gāllos Cāesar īn triūmphum ¦¦ dūcit, īd[em] in cūriām:

Gālli brācas dēposērunt, ¦¦ lātum clāvum sūmpserūnt.

Га́ллов Це́зарь ве́л в триу́мфе, ¦¦ га́ллов Це́зарь вве́л в сена́т:

Сня́в штаны́, они́ наде́ли ¦¦ то́гу с пу́рпурно́й каймо́й.</U>

 

Второстепенные размеры — дактилический пентаметр и ямбический диметр. Эти размеры использовались только в чересстрочном сочетании; пентаметр с гекзаметром, диметр — с ямбическим триметром; таким образом, ионийская квантитативная строфика была только двустрочной. Такие двустрочные системы, длинный стих + короткий, назывались «эподы»; длинная строка воспринималась как запев, короткая — как припев-развязка. Наибольшее распространение получили элегический дистих (дактилический гекзаметр + дактилический пентаметр) и ямбический эпод (ямбический триметр + ямбический диметр).<U>

 

Долготы, ударения и цезуры

 

По современным представлениям, ударения в словах ритмообразующей роли в метрике не играли. Так как ударные слоги могут быть только долгими, а неударные и краткими и долгими (что исходит из природы самого ударения), ритм метрического стиха (как и силлабо-метрического) определялся собственным шаблоном стиха (расположением иктов, ритмических ударений). При этом долгие ударные слоги слов часто могли располагаться в метрически-неударных позициях, сокращаться и таким образом игнорироваться; а краткие неударные слоги — в метрически-ударных, растягиваться.

 

На подобное произвольное отношение к расположению слогов в стихе морфонологическая структура например латинского языка налагает только один запрет — некоторые краткие слоги никогда не могут «растягиваться» и обязательно должны находиться в «своих» кратких позициях (явление, обратное обязательности соответствия ударного слога в слове ударной позиции в стихе в силлабо-тоническом стихосложении). Отсюда метрическая поэзия отличается свойствами, которые не носителю квантитативного языка понять сложно.

 

В отличие от эолийских силлабо-метрических размеров, использовавшихся в малых лирических формах, ионийские метрические — размеры для больших стихотворных форм; гекзаметр для эпических, трохеический тетраметр и ямбический триметр — драматических. Также, если эолийские размеры были песенными, ионийские — речитативные, в драме приближавшиеся к собственно разговору. Также, если эолийские стихи были короткие, ионийские — длинные, и соответственно нуждались в цезуре.

 

Так как ионийский стих слагался из единообразных стоп, при постановке цезуры в таком стихе возникала опасность разделения его на два тождественных полустишия; то есть, на слух одна строка стала бы восприниматься как две. Отсюда возникло два правила постановки цезуры в равностопном стихе: 1) цезура должна располагаться так, что если первое полустишие начинается с арсиса (сильного места), второе должно начинаться с тесиса (со слабого), и наоборот; 2) если словораздел на предцезурной позиции мог показаться окончанием стиха сам по себе, на цезуру налагался запрет. Для равностопного стиха это значит, что цезура должна рассекать собственно стопу.

 

В древнегреческом языке, если последний слог слова долгий, ударение может падать на последний или на предпоследний слог; если последний слог краткий — на последний, предпоследний или пред-предпоследний. В латинском, если предпоследний слог слова долгий, ударение падает на него, если краткий — на пред-предпоследний. Отсюда в стихе перед словоразделами на цезуре или в конце стиха положение динамических ударений было несвободным и зависело от конфигурации долгот и краткостей. Например, в латинском гекзаметре —́UU | —́UU | —́ ¦¦ UU | —́UU | —́UU | —́X

 

в конце стиха сильное долгое место приходится на предпоследний слог и поэтому всегда совпадает с ударением слова; в конце первого полустишия — на последний, и поэтому никогда не может совпасть с ударением последнего предцезурного слова. Отсюда римские поэты выбирали для стиха такие расположения словоразделов, которые подчеркивали бы совпадения словных ударений с метрическими в конце стиха и несовпадения их в конце предцезурного полустишия, например Ovid. Metam. I, 89:

 

—́UU | —́UU | —́ ¦¦ — | —́— | —́UU | —́X

Áurea príma satá [e]st ¦¦ aetás quae víndice núllo

 

Где в словах sata и aetas собственное ударение падает на первый слог, в то время как икт в стихе падает на второй. В этом заключается принципиальное отличие цезуры в квантитативном стихосложении от цезур в прочих; например в русском или немецком силлабо-тоническом стихе цезура, как правило, проходит между стопами (например А. С. Пушкин, «Борис Годунов»: Еще одно, ¦¦ последнее сказанье…). Согласно античному стиховедению, такой случай является не собственно цезурой, а диерезой.

 

Влияние античной метрики

 

С разрушением оппозиции кратких/долгих слогов в греческом и латинском языках античная метрика сменилась (в романском мире — латинская, в Византии — греческая) силлабической и тонической. В XVI—XVII веках на волне Возрождения некоторые европейские поэты пытались воскресить метрическую систему на материале новых языков (английского, французского, немецкого) учитывая фиктивные «долготы» и дифтонги. В церковнославянском языке известны эксперименты украинского грамматиста Мелетия Смотрицкого; орфографические ять, и считались у него «долгими» гласными, а е, i — «краткими». Несмотря на весь авторитет античности, такие попытки последствий не имели. В XX веке известны попытки создания квантитативных стихов на так называемом заумном языке (А. Туфанов).

 

Терминология метрического стихосложения была перенесена на зародившееся в позднем Средневековье и раннем Новом времени силлабо-тоническое стихосложение. Так, были заимствованы названия стихотворных размеров: ямб в силлабо-тонике — безударный слог плюс ударный (точнее, сильное место с допустимым фонологическим ударением плюс слабое место с недопустимым), дактиль — ударный плюс два безударных и т. п.; сохранилось понятие логаэда.

 

До середины XX века заимствование терминологии было шире: так например говорили, что при пропуске схемных ударений «стопа ямба замещается стопой пиррихия», «стопа дактиля — стопой трибрахия»; сегодня такие формулировки в стиховедении устарели.

 

При переводе античных стихов «размером подлинника» и стилизации их метра в оригинальном творчестве на новых языках, стопы метрических размеров обычно моделируются таким образом, чтобы долгим слогам в метрике соответствовали ударные в силлабо-тонике. Так как в силлабо-тонике ударения на смежных слогах одного слова недопустимы, античные стопы с двумя (и более) долгими слогами подряд, но с единым ритмическим ударением на стопу (например спондей —́—, амфимакр —́U—, восходящий ионик UU—́—), как правило, не моделируются, а замещаются простыми системами. Например, спондей в дактилическом гекзаметре передается трохеем (например Vergil., Aen. I 1):

 

—́UU | —́UU | —́ ¦¦ — | —́— | —́UU | —́—

Ārma virūmque canō, ¦¦ Trōiāie quī prīmus ab ōrīs

ÚUU | ÚUU | Ú || U | ÚU | ÚUU | ÚU

Бра́нь и геро́я пою́, ¦¦ кто пе́рвый с бе́рега Тро́и

 

восходящий ионик UU—́— передается трохеическим диметром с иктом на втором трохее: ÚU ¦ Ú́U (например Horat., Carm. III XII, 10):

UU—́— | UU—́— | UU—́— | UU—́—

catus īdēm per apērtūm fugiēntīs agitātō

ÚU ¦ Ú́U | ÚU ¦ Ú́U | ÚU ¦ Ú́U | ÚU ¦ Ú́U

и в летя́щих на просто́ре стадом бе́шеным оле́ней

 

В то же время существуют попытки теоретической и практической разработки «спондеических» силлабо-тонических размеров с активным привлечением односложных слов (Д. А. Андреев).

 

Стопы античной метрики

 

Наиболее употребительные стопы (по количеству слогов):

 

Двусложные:

U U дибрахий (пиррихий)

— U трохей (хорей)

U — ямб

— — спондей

 

Трехсложные:

U U U трибрахий

U — U амфибрахий

U U — анапест (палимбакхий)

— U U дактиль

— U — кретик (амфимакр)

— — U антанапест

U — — бакхий (антидактиль)

— — — молосс (тримакр, экстенсипес)

 

Четырехсложные:

U U U U прокелевсматик (дипиррихий)

— U U U пеон первый

U — U U пеон второй

U U — U пеон третий

U U U — пеон четвертый

— U U — хориямб

U U — — ионик восходящий

— — U U ионик нисходящий

U — — U антиспаст (ямбхорей)

U — — — эпитрит первый

— U — — эпитрит второй

— — U — эпитрит третий

— — — U эпитрит четвертый

— — — — диспондей

 

Пятисложные:

— U U U U промакр

U — U U U парапик

U U — U U месомакр

U U U — U пиррихотрохей

U U U U — пиррихиямб

U U — — U антамебей

U U U — — дасий

U — U U — киприй

— — U U — амебей

U — — U — дохмий

— — — U U моллоссопиррихий

U — U — — париамбод

U — — — — пробрахий

— — U — — месобрахий

— — — U — моллоссиямб

— — — — — молоссоспондей

Арабская метрика

 

Основная статья: Аруз

 

Аруз (или аруд), система стихосложения, возникшая в арабской поэзии и распространившаяся в ряде стран Ближнего и Среднего Востока. Теория аруза впервые была разработана в трудах арабского филолога Халиля ибн Ахмеда. По своему количеству слоги в арузе распределяются на три группы — краткие

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Квалитативное (качественное) стихосложение (от лат. qualitas — качество), тип стихосложения, в котором слоги соотносятся по ударности и безударности, а не по долготе, как в квантитативном (количественном) стихосложении. Квалитативное стихотсложение объединяет силлабическое, силлабо-тоническое и тоническое стихосложение.

 

Тоническое и силлабическое стихосложение

 

Стихосложение в его акцентных речевых формах всегда соответствовало трём основным группам или системам стихосложения: силлабической, силлабо-тонической и тонической. Какой основой определялись и на чём базировались различия в этих группах? Конечно же, ритмической основой и соразмерностью, а также повторением ритмических слогов с определённым их расположением внутри строки, что усиливалось интонационным прочтением стиха.

 

Силлабический стих - это дошедший до нас отзвук переосмысленных средневековыми поэтами исторических, даже былинных речитативов и религиозного стиха. До начала XVII века песня и былина являются базисом и главной системой стихосложения. Распространение образования из-за монастырских стен в более широкие народные слои было тем самым толчком к переосмыслению народного стиха в его книжные «записные» варианты. Именно силлабический стих с его размерностью в каждой строке и рифмой, зачастую подогнанной под созвучие, стал необходимой системой записи стиха средневековыми авторами. Силлабическим стихом (многие называют его «польским заимствованием») написаны «вирши» С.Полоцкого, Д.Ростоцкого, раннего В.Тредиаковского, А.Кантемира и Ф.Прокоповича.

 

Главное в силлабическом стихосложении - это чёткий порядок и количество слогов в стихе. Наиболее «удобными» для силлабического стихосложения являются языки, ударение в которых постоянно. Это группа романских языков, некоторых тюркских, а также большинства славянских: польского, чешского, русского. Количество слогов в русском силлабическом стихе варьировалось от восьмисложного стиха до тринадцатисложного. Авторство термина «силлабический стих» принадлежит самому крупному поэту второй половины семнадцатого века Симеону Полоцкому. Монах, учёный, царский стольник, Симеон Полоцкий был автором большинства дошедших до наших дней «виршей»:

 

Монаху подобает в келии седети,

Во посте молитися, нищету терпети,

Искушения врагов силно побеждати

И похоти плотския труды умерщвляти…

…Не толико миряне чреву работают,

Елико то монаси поят, насыщают.

Постное избравши житие водити,

На то устремишася, дабы ясти, пити...

 

Из примера понятно, что главное правило силлабического стиха - равное количество слогов - даже невзирая на привычные ударения, применяется неукоснительно. Для сочетаний применяется разноударная рифма, то есть само ударение смещается: ве-лит – сте-лит, са-ма – ма-ма. Если не оперировать смещением ударения, то стихотворение постепенно арифмуется, превращаясь в белый стих и далее в прозу.

 

Название силлабических стихов «вирши», которое происходит от латинского слова versus, с течением лет приобретало все более негативную окраску, став синонимом стихов бездарных, рождённых графоманами и неучами. По-моему, это несправедливо. Каждое время рождает своих поэтов и свои литературные и стихотворные формы. Если силлабическое стихосложение было отменено литературной реформой Тредиаковского–Ломоносова в литературоведении, то своё место в истории литературы силлабический стих уже получил и, кто знает, может быть, его ещё ожидает ренессанс.

 

Тоническое стихосложение, родившись из скоморошьего хохота и пения, из тактовых частушек и народных сказочных стихов, переосмысленных великими русскими поэтами («…Не гонялся бы ты поп за дешевизной») не утратило своей значимости и сегодня. А в век прошлый – революционный – чисто-тоническое стихосложение долгое время служило своими грохочущими рифмами политической конъюнктуре пролетариата. В самом деле, как донести прямую как древко знамени мысль до массового слушателя? Только вбивая в строку одинаковое количество ударений, усиленных чугунными угловатыми рифмами.

 

Эй!

Господа!

Любители

святотатств,

преступлений,

боен,—

а самое страшное

видели —

лицо мое,

когда

я

абсолютно спокоен?

 

В.Маяковский.

 

Акцентное стихосложение без учёта слогового объёма междуударных пауз и есть тоническое стихосложение. Как обогатило оно русскую поэтическую традицию и есть ли у этой системы стихосложения отчётливо видимое будущее? Несомненно. Разнообразные формы тонического стихосложения использовали многие знаменитые поэты прошлого.

 

Дольник у А.Блока.

 

Форма, называемая дольник, разрешает изменять объём слога в 1 или 2.

«Вхожу я в темные храмы,

Свершаю бедный обряд...» А.Блок.

 

Тактовик у И. Сельвинского

«Я мог бы вот так: усесться против

И всё глядеть на тебя и глядеть…» И.Сельвинский.

И, конечно же, большая часть творчества Владимира Маяковского, написанная акцентным стихом.

 

Вы,

обеспокоенные мыслью одной —

«изящно пляшу ли»,—

смотрите, как развлекаюсь

я —

площадной

сутенер и карточный шулер.

От вас,

которые влюбленностью мокли,

от которых

в столетия слеза лилась,

уйду я,

солнце моноклем

вставлю в широко растопыренный глаз.

 

В.Маяковский.

 

Хотя тоническому стиху и присуща особенная выразительность и звучность, но эта акцентность не возникает сама по себе как продукт тонического стихосложения, а достигается только мастерством автора, его верности четкой, я бы сказал «стреляющей» рифме. Лесенковое построение стиха только усиливает это свойство тоники, и без подобного выстраивания стихотворения четкость исчезает и стихотворение бледнеет и, если можно так выразиться, «оскудевает» чувством. Количество ударений и аллитерации, как топливо, постоянно поддерживают огонь стиха, ведь без внутристрочного ритма он сразу же может потухнуть.

 

Как относиться к тонической системе стихосложения, каждый литератор определяет для себя самостоятельно. Многие дают ей только отрицательную оценку, что, наверное, не совсем правильно. Противники «тоники» утверждают, что тонический стих был и остаётся «империей» одного автора, имея ввиду Маяковского, но, во-первых, это не совсем так, а во-вторых, и сам Маяковский к концу жизни склонялся к силлабо-тонике.

 

Сегодня как силлабо-тоническое стихосложение, так и чисто тоническое стихосложение в новой русской литературе используются на одинаковых началах, однако, если быть точным, то силлабо-тоническое - наиболее часто.

 

 

Народное стихосложение

Русское, стихосложение русской устной народной поэзии. В народном стихосложении различаются три основных типа:

 

1) говорной стих — употребителен в пословицах, поговорках, загадках, прибаутках, присказках и т.п.; это текст, четко расчленённый на зарифмованные речевые отрезки, обычно со смежными рифмами, без чёткой ритмической организации («Ложкой кормит, а стеблем глаз колет», «Доселева Макар огороды копал, а нынче Макар в воеводы попал»).

 

2) Речитативный, напевный стих — употребителен в былинах, исторических песнях, балладах, духовных стихах, причитаниях; он нерифмованный, с окончаниями женскими или чаще дактилическими, имеет сложное и до сих пор не вполне исследованное ритмическое строение. Наиболее частый размер — 3-ударный (3-иктный), развившийся, по-видимому, из общеславянского 10-сложного стиха; промежутки между сильными местами (Иктами) здесь колеблются от 1 до 3 слогов, так что строки этого размера в изолированном виде могут звучать и как хореи («Как во сла́вном было го́роде во Ки́еве»), и как Анапесты («Как во сла́вном во го́роде Ки́еве»), и как Дольники («Как во сла́вном го́роде Ки́еве»), и как Тактовики («Как во сла́вном во го́роде во Ки́еве»). У разных сказителей этот размер обладает различной степенью строгости и разнообразия. Реже употребляются размеры 2-ударный (например, в былине о Щелкане) и 4-ударный (в некоторых исторических песнях).

 

3) Песенный стих — употребителен в лирических песнях; колеблется между сравнительно строгим строением (4-стопный или 6-стопный хорей) и очень сложными вариациями (зависящими от напева), законы которых до сих пор не вполне исследованы. Несколько более прост стих частушечных и плясовых песен, имеющий вид дольника на хореической основе. В литературном стихе говорной тип народного стиха лег в основу досиллабического стихосложения 17 в. и сохранялся в 18 в. в стихе интермедий и интерлюдий, в 19 в. в стихе «Сказки о попе и о работнике его Балде» А. С. Пушкина, в 20 в. у Демьяна Бедного; речитативный тип воспроизводился в «Песнях западных славян» Пушкина, «Песне про царя Ивана Васильевича...» М. Ю. Лермонтова и т.д.; имитации песенного типа (частушечных размеров) встречаются у советских поэтов.

Untitled-1.thumb.jpg.669c7de7f5a43a704482b637b7a150c6.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Немного терминологии к уроку:

 

Акцентный стих - чисто тоническое стихосложение, основанное на (примерном) равенстве числа ударений в строке; интервалы между ударными слогами допускаются (в отличие от дольника и тактовика) любые, в том числе превосходящие 3 слога. Акцентный стих бывает только рифмованным (или, в древней германской и кельтской поэзии — аллитерационным); без предсказуемой фонетической поддержки такой стих считается свободным, или верлибром.

Акцентный стих широко употребителен в народном творчестве, в раёшнике (литературная имитация — Сказка о попе и о работнике его Балде Пушкина); в современной культуре образцом акцентного стиха является рэп.

Литературный акцентный стих наиболее плодотворно разрабатывался с конца XIX века, образцы его имеются у Гиппиус, Блока, Андрея Белого, особенно много — у Кузмина, Саши Чёрного, Маяковского, Шершеневича, Есенина. В советский период акцентный стих употреблялся заметно реже.

 

Стопа́ (букв перевод др.-греч. pus или лат. pes — нога, стопа, ступня; ступень; степень) — это последовательность нескольких безударных (слабых) и одного ударного (сильного) слога, чередующихся в определённом порядке. Для классических размеров стопа состоит либо из двух слогов (хорей и ямб), либо из трёх (дактиль, амфибрахий и анапест). Стопа является минимальной структурной единицей стиха. Количество стоп в стихотворной строке уточняет название размера, например, если стихотворение написано восьмистопным ямбом, значит в каждой строке 8 стоп (8 ударных слогов).

 

Стихотворный размерправило чередования безударных и ударных слогов в стихе. По традиции, пришедшей из античной поэтики, размер принято определять как последовательность нескольких стоп, одинаковых или различных. Стихотворный размер - частная реализация стихотворного метра, его вариация. В силлабо-тоническом стихосложении (например, в русском) варьируется, главным образом, длина строки: так, ямбический метр может выступать в виде одностопного, двухстопного, трехстопного и т. д. ямбического размера. Характеристикой размера являются также наличие или отсутствие цезуры и характер каталектики; некоторые ученые признают размеры с цезурой и без цезуры (например, цезурованный и бесцезурный шестистопный ямб) или размеры с по-разному урегулированными каталектиками разными размерами, другие предпочитают вводить термин следующего уровня разновидность размера.

 

Цезура [лат. caesura, греч. τομή ‘разрезание, рассечение’] — звуковой сигнал (пауза, смена ритма, интонации и т. д.), членящий стих на некоторое количество частей:

 

Как эта улица зовётся – ты на дощечке прочитай,

А для меня её названье – мой рай, потерянный мой рай.

Как этот город весь зовётся – ты у прохожего узнай.

А для мeня его названье – мой рай, потерянный мой рай.

 

В этих стихах Елены Шварц как цезурные сигналы использованы: а) метрический контраст (медиальные вкрапления анапеста, заметные на фоне ямба); б) знаки препинания, обусловленные особенностями синтаксического устройства фразы, в данном случае – тире. Цезурование обязательно изменяет ритм стихов, сообщая им так называемую внутреннюю ритмовку. В результате приведённые стихи звучат так:

 

Как эта улица зовётся –

Ты на дощечке прочитай,

А для меня её названье –

Мой рай, потерянный мой рай.

 

Как маркёр цезуры употребляется и внутренняя рифма, такая рифма именуется цезурной [нем. Zäsurreim]. Этот приём находим в стихах Эдгара По: For the moon never beams without bringing me dreams, Артюра Рембо: Or les petits enfants, sous le rideau flottant, Генриха Гейне: Eine starke, schwarze Barke, в средневековой латинской поэзии: Gloria factorum temere conceditus horum. Известен этот приём и в русской поэзии:

 

Детей от Прекрасной Дамы иметь никому не дано, но только Она Адамово оканчивает звено.

И только в Ней оправданье тёмных наших кровей, тысячелетней данью влагаемых в сыновей.

И лишь по Её зарокам, гонима во имя Ея – в пустыне времён и сроков летит, стеная, земля.

М. Шкапская (1921)

 

Такого рода сквозную внутреннюю рифму именуют леонинской, или леонийской [франц. rime léonine]; основанный на ней стихотворный жанр называется леонинским стихом [лат. versus leoninus].

Цезура является обязательным элементом Сатурнийского стиха.

Untitled-1.thumb.jpg.7d24fc1a6f105950752e338fc4b4620e.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти

Авторизация  

×

Важная информация

Мы разместили cookie-файлы на ваше устройство, чтобы помочь сделать этот сайт лучше. Вы можете изменить свои настройки cookie-файлов, или продолжить без изменения настроек. Условия использования