Перейти к содержанию

Добро пожаловать в сообщество творческих людей - ARTTalk.ru!

Уважаемые пользователи, если вы были зарегистрированы ранее, вам необходимо пройти процедуру восстановления пароля с помощью адреса электронной почты.

Для новых пользователей доступна регистрация.

Тема для обсуждения новой версии сообщества.

Если возникают какие либо проблемы с восстановлением старого аккаунта, вы можете воспользоваться формой обратной связи.

Авторизация  
veronasunrise

Строфика. Виды строф. Классификация

Рекомендуемые сообщения

СТРОФА — организованное сочетание стихов, закономерно повторяющееся на протяжении стихотворного произведения или его части.

Слово «строфа» дословно переводится с греческого как «оборот» или «кружение». По большому счету, перевод довольно точно раскрывает суть этого термина, ведь строфа — это не что иное, как сочетание строк в стихотворении, где закончены циклы рифм, размера и ритма. С точки зрения синтаксиса чаще всего строфа является завершенной единицей или группой единиц (предложений). Строки в строфе объединены не только по смыслу, но и по своей структуре, которая повторяется на протяжении всего стиха.

 

Роль строфы в ритмическом строении текста аналогична роли предложения в синтаксическом строении текста; деление текста на строфы предполагает логические паузы, поэтому строфическое и синтаксическое членение текста как правило совпадают. Однако, хотя строфа тяготеет к синтаксической законченности, разложение фразы на разные строфы часто имеет особую выразительную силу; напр. Informis hiemes reducit // Juppiter, idem /// summovet (Horatius, Carmina II 10, 15—17), где Juppiter, idem и summovet разделяются и т.о. подчеркиваются (в современном стихосложении явление получило название «строфический анжамбеман»).

В рифмованном стихосложении наиболее простым и распространенным способом соединения стихов в строфу становится соединение их рифмой, которая своими созвучиями организует стихи в строфические группы. Поэтому элементарные схемы рифмовки являются одновременно простейшими типами строфы. Так, парная рифмовка (AA BB CC и т.д.) дает кратчайшую из возможных строф, дистих, двустишие. Двустишие при правильном чередовании женских и мужских рифм может превращаться в четверостишие. Перекрестное (ABAB CDCD и т.д.) и опоясывающее (ABBA CDDC и т.д.) представляют собой два основных вида четверостишия.

 

Соединение в различных комбинациях простейших видов строфы дает множество сложных строф. Напр. сочетание двустишия с четверостишием составляет строфу из шести стихов: CC ABAB или ABAB CC, или CC ABBA или ABBA CC. Из соединений двух четверостиший различных типов получается восьмистишие и т.д.

 

Следует еще принять во внимание, что все намеченные принципы построения строфы могут комбинироваться друг с другом, что множество строф допускает удвоение посредством прибавления строф с обратным («зеркальным») расположением элементов.

 

Соединение стихов посредством рифм является наиболее распространенным, но далеко не единственным способом построения строфы. В белом (нерифмованном) стихе строфа создается при помощи сочетания в определенном порядке стихов с различными клаузулами (окончаниями) — чаще всего женских с мужскими. Строфические виды могут быть также получены посредством введения в строфу укороченных и удлиненных стихов. Принципы построения строфы могут комбинироваться друг с другом; многие строфы напр. допускают удвоение, посредством прибавления строфы с обратным («зеркальным») строением рифмы.

 

В жанрах песенной, главным образом народной лирики конструкция строфы, при отсутствии всяких других внешних структурных признаков, иногда создается только посредством синтаксического параллелизма. Такое построение строфы тем более примечательно, что, как правило, в «литературных» стиховых формах синтаксис от строфики в определенной степени независим (имеет место расхождение границ строфы с синтаксическим членением текста, т.н. строфический анжамбеман).

 

Наконец, в жанрах песенной, главным образом народной, лирики конструкция С. при отсутствии всяких других внешних структурных признаков создается иногда лишь при помощи последовательно проведенного синтаксического параллелизма. Такое построение С. тем более примечательно, что, как правило, в «литературных» стиховых формах синтаксис более или менее независим от строфических рамок. Наряду с жанрами, в которых совпадение синтаксического периода со строфой узаконено правилами, в строфике повествовательных стихотворных форм нередко имеет место расхождение границ строфы с синтаксическим членением (строфический enjambement).

 

При определении термина строфа выше было подчеркнуто в качестве обязательного ее признака требование закономерной повторяемости. Однако возможны стиховые жанры, в которых повторение строфы ограничивается более или менее ощутимой аналогией, к-рая в ряде случаев оказывается достаточно отчетливой для сохранения за подобной нестрогой строфой ее композиционных функций.

 

Мировая поэзия накопила огромное количество твердых строфических форм. Так античная поэзия является богатейшим источником строфических форм, которые позднее неустанно разрабатывались в лирике европейских народов. Таковы: элегический дистих, алкеева или горациева строфа, асклепиадова строфа нескольких видов, сапфическая малая и большая и др. Большинство античных строф неоднократно воспроизводилось и в русском стихосложении, правда чаще неточно. Гораздо меньшую роль в этом смысле сыграла в русской поэзии восточная поэзия, из которой в сравнительно недавнее время были попытки заимствования некоторых форм (газель, персидское четверостишие). Из богатого строфического наследия романских народов наиболее знакомы русскому читателю некоторые «твердые формы», как терцина, триолет, секстина, октава, сонет, рондо и др.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Виды и классификация строф.

 

Александрийский стих

 

Александрийский стихфранцузский двенадцатисложный стих с цезурой после шестого слога, с обязательными ударениями на шестом и двенадцатом слоге и с обязательным смежным расположением попеременно то двух мужских, то двух женских рифм. Название свое он (предположительно) получил от «Романа об Александре» (Roman d’Alexandre, 1180), который был написан как раз таким двенадцатисложным стихом. Впервые он встречается в конце XI века («Путешествие Карла Великого в Иерусалим и Константинополь»). Особенно он был распространён в период французской классической трагедии (Корнель, Расин). Ритмически александрийский стих характеризуется тем, что распадается на два полустишия по шесть слогов в каждом. В каждом полустишии имеется обычно два ударения — одно постоянное (на конце — «accent fixé»); различные комбинации этих ударений, дающих 36 фигур, и создают ритмическое движение александрийского стиха. Первоначально александрийский стих являлся чисто силлабическим стихом, но в результате длительной эволюции приобрёл отчётливое тоническое строение. У французских романтиков (В. Гюго и др.) Александрийский стих характеризуется резкими нарушениями цезуры, передвигающейся направо и соответственно изменяющей расположение ударений.

 

Русским александрийским стихом называется шестистопный ямб с обязательной цезурой после третьей стопы и с аналогичной французскому александрийскому стиху рифмовкой. Например:

 

Никто на празднике блистательного мая,

Меж колесницами роскошными летая,

Никто из юношей свободней и смелей

Не властвует конём по прихоти своей.

 

Впервые александрийский стих появляется у Тредиаковского («Способ к сложению российских стихов») и широко применяется авторами XVIII века, преимущественно в трагедиях (Сумароков, Княжнин и др.). У Пушкина александрийский стих представлен в основном сатирами и подражаниями древним; в «Домике в Коломне» (1830) Пушкин подвергает этот размер осмеянию, но, несмотря на это, им написаны философские стихотворения «каменноостровского цикла» 1836 г. («Из Пиндемонти», «Мирская власть», «Полководец», «Напрасно я бегу к сионским высотам»). В поэзии XX века александрийский стих встречается редко, в основном как стилизация.

Алькеева строфа

 

Алке́ева строфа́строфа в античном стихосложении. Как считается, впервые употреблена греческим поэтом Алкеем. В римской лирике Алкеева строфа заимствуется Горацием. В русской литературе попытки воспроизвести Алкееву строфу на базе тонико-силлабического стихосложения предпринимались Брюсовым и др..

 

Состав: два алкеевых одиннадцатисложных стиха + алкеев девятисложный стих + алкеев десятисложный стих.

 

X ¦ —U ¦ —— | —UU— | UX

X ¦ —U ¦ —— | —UU— | UX

U — ¦ U— | X— ¦ U— | X

—UU | —UU— | U— ¦ X

 

Οὐ χρὴ κάκοισι θῦμον ἐπιτρέπην

Προκόψομεν γαρ οὐδèν ἀσάμενοι,

ὦ Βύκχι, φάρμακον δ᾽ ἀριστον

οἶνον ἐνεικαμένοις μεθύσθην.

(Алкей, 335)

 

Mūsīs amīcūs trīstitiā[m e]t metūs

trādām protērvīs īn mare Crēticūm

portāre vēntīs, quīs sub Ārctō

rēx gelidāe metuātur ōrāe...

(Horatius, Carmina I 26, 1—4)

 

Люби́мец му́з, печа́ль и волне́ния

отда́м я де́рзким мо́ря Эге́йского

разве́ять ве́трам — в по́луно́чном

кра́е не стра́шен влады́ка гро́зный…

(Гораций, Оды I 26, 1—4; перев. Север Г. М.)

 

Алькманова строфа

 

Алкманова строфа — в античной метрике, двустрочная строфа: дактилический каталектический гекзаметр + алкманов стих. Напр.:

—UU | —UU | —UU | —UU | —UU | —X // —UU | —UU | —UU | ——

Ínachiám ter nócte potés, mihi sémper ad únum // móllis opús. Pereát male quáe tē (Horatius, Ep. ΧΙΙ, 15—16)

Называется по имени Алкмана.

 

Балладная строфа (баллада)

 

Балладная строфа может иметь различное количество строк, число стоп в которых не должно быть одним и тем же. В строфе строки группируются следующим образом: четные имеют одно количество стоп, нечетные — другое. Чаще всего при написании балладных стоп используется анапест, при этом четные строки содержат четыре стопы, а нечетные — три.

 

Бородинская строфа

 

Бородинская строфа — изредка встречающееся в литературоведении[1] название строфы, которой написана стихотворение Михаила Юрьевича Лермонтова «Бородино». Представляет собой чередование четырёх- и трёхстопного ямба по схеме AAbCCCb, где прописным буквам соответствует четырёхстопный ямб с мужской рифмой, а строчным — гиперкаталектический трёхстопный ямб с женской рифмой.

— Скажи-ка, дядя, ведь не даром

Москва, спаленная пожаром,

Французу отдана?

Ведь были ж схватки боевые,

Да, говорят, еще какие!

Недаром помнит вся Россия

Про день Бородина!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Газель

 

Газель (араб./перс.: غزل, тур. gazel) — строфа восточного стихосложения, особенно известная по персидским образцам.

Восточная газель

В персидской поэзии газелью называются лирическое стихотворение, в котором рифмуются два полустишия первого бейта, причём затем та же рифма сохраняется во всех вторых полустишиях каждого последующего бейта по типу «aa, ba, ca, da» и т. д.

 

В рифме газели часто употребляется редиф. Газель без начального бейта «aa» называется «отрывком». В последнем бейте газели нередко называется поэтическое имя (тахаллус) автора.

 

Обычно в поэтических сборниках (диванах) газели не имели названий и располагались по алфавиту, согласно последней букве рифмуемого слова.

 

Начав складываться в IX—X веках, своей окончательной формы газель достигла в творчестве Хафиза. Именно он закрепил каноны газели. Лирический герой от имени которого написана газель, противопоставляется «ей», «ему» (возлюбленной, судьбе, горестям мира, властителю, Всевышнему — при этом в персидском языке нет грамматической категории рода). Герой газели стремится слиться с предметом своего желания, преодолеть разделяющую их пропасть, но это противоречие никогда не разрешается. Именно эта особенность придает газели черты сжатой пружины, именно в этом — секрет её высочайшего эмоционального, психологического, философского напряжения.

 

Европейская имитация газели

Форма, условно воспроизводящая газель, с рифмовкой по типу «ab, cb, db, eb» и т. д., получила благодаря переводам распространение в немецкой (Фридрих Рюккерт, Август фон Платен и др.) и русской поэзии (А. А. Фет, Вячеслав Иванов, В. Я. Брюсов, Михаил Кузмин, Н. Гумилев и другие).

Существует два вида подражательной европейской газели: в первом все нечётные стихи (за исключением первого) не рифмуются, все же чётные дают одинаковую с первым стихом рифмовку, например:

 

Дионисова отрада

Красный пурпур винограда,

Темнокосный плющ — другая,

Третья — ты, царица сада.

И тебе, Киприда, розе

Нежной — нег богиня — рада

и т. д. (В. Иванов).

 

Второй вид основан, помимо повторения рифм, на повторении слова, следующего за рифмой (так называемого редифа), и даёт следующий вид:

 

Твои глаза, как два агата, Пери.

Твои уста красней граната, Пери.

Прекрасней нет от древнего Китая

До Западного калифата, Пери.

Я первый в мире, и в садах Эдема

Меня любила ты когда-то, Пери

и т. д. (Гумилёв)

В европейской имитации газели вид рифмы (то есть мужская, женская, дактилическая), размер и количество стихов — произвольное.

Газель и сонет

 

Можно сказать, что именно восточная газель легла в основу такого яркого поэтического явления, как средневековый сонет. Венок сонетов — также заимствование из восточных диванов, где газели собирались иногда не только в алфавитном порядке, но и в виде венка, когда последняя буква предыдущей газели становилась первой буквой последующей.

Гиппонактова строфа

 

Гиппона́ктова строфа́ — в античной метрике, двустрочная строфа: трохеический каталектический диметр + ямбический каталектический триметр. Напр.:

 

—́U ¦ —U | —́U ¦ —

U—́ ¦ U— | U—́ ¦ U— | U—́ ¦ X

 

Nōn ebūr neq[ue] āureūm

meā renīdet īn domō lacūnar...

(Horatius, Carmina II 18, 1—2)

 

У меня ни золотом

ни костью белой не сверкают своды...

(Гораций, Оды II 18, 1—2; перев. Север Г. М.)

 

Называется по имени Гиппонакта.

 

Децима

 

Децима10-строчная строфа испанской поэзии (отсюда название), пишется 4-стопным хореем, схема расположения рифм — abbaa ccddc.

 

Дистих

 

Двустишие (дистих) (от греч. distichon - двустишие) — простейшее строфическое образование из двух стихов, обычно скрепленных рифмой; так например распадается на двустишия александрийский стих (шестистопный ямб):

 

«Порода красоты лицу не придаёт:

В селе и в городе цветок равно цветёт».

 

Особым видом нерифмованного двустишия является дистих. Ряд античных строф (гиппонактова строфа, архилохова, алкманова и др.) представлял собой двустишие. Ещё шире распространено двустишие в средневековой метрике — французские восьмисложники, немецкий четырёхударный стих куртуазного эпоса и т. д.

 

Обычно имеется в виду элеги́ческий ди́стих (греч. δίστιχον έλεγειακόν «элегическое двустишие») — строфа, состоящая из двух нерифмованных строк (двустишие): первой — гекзаметра, второй — пентаметра. Например:

 

Бьёт в гекзаметре вверх водяная колонна фонтана,

Чтобы в пентаметре вновь мерно-певуче упасть.

 

пример, сконструированный стиховедом О. И.

 

Дистих возник и особенно культивировался в античном стихосложении. Элегическим он назван потому, что в такой форме воплощались глубокие житейские и философские наблюдения, вызывающие размышления и им обычно писались элегии.

Дистих мог существовать и отдельно (афоризмы, изречения, эпиграммы и т. п.). Из античной поэзии дистих усваивается учёной латинской поэзией раннего средневековья и Ренессанса.

Как подражание античному миру дистих возрождается в силлабо-тонических метриках неоклассицизма. В немецкой поэзии известны «Ксении» Гёте и Шиллера — более шестисот дистихов эпиграмм; у нас дистихи писали: Пушкин, Дельвиг, в недавнее время — Брюсов.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Лесса

 

Ле́сса (фр. Laisse) — строфа, характерная для *chanson de geste.

 

Она включает некоторое число стихов (от 3, 4, 5 до 10, 15 или 20 в наиболее древних песнях), содержащих рассказ о некоем действии, обрамленный вступительной и заключительной фразой. Внешним признаком единства лессы служит тот факт, что все её стихи оканчиваются одним и тем же «ассонансом» (та же гласная в последнем ударном слоге стиха) или рифмой. Кроме того, почти во всех случаях наблюдается совпадение фразы и стиха.

 

Лесса возникла в XI веке в ходе процесса трансформации правильных куплетов повествовательных «песней о святых», который в XII—XIII веках завершился её превращением в длинные тирады с неясными очертаниями и весьма условной целостностью, более или менее аналогичные абзацам в современных текстах. Приблизительно в 1270—1280 гг. Адам де ла Аль, желая подольститься к Карлу Анжуйскому, прибегает в «Песни о короле Сицилии» к эпической модели и придает лессе стандартный размер: двадцать рифмованных александрийских стихов.

 

*Chanson de geste (буквально «песнь о деяниях») — жанр французской средневековой литературы, эпические поэмы, самая известная из которых — «Песнь о Роланде».

 

Лимерики

 

Лимерики — строфы, состоящие из пяти строк, длина и способ рифмовки которых довольно четко определяются традициями. Содержание лимериков должно быть юмористическим, причем в самом стихотворении должна обыгрываться бессмыслица, а каждое пятистишие должно нести законченную мысль. Впрочем, часто лимерики состоят только из одной строфы.

 

Стихотворения-лимерики впервые появились в Британии, однако почему жанр носит именно такое название, доподлинно неизвестно. Довольно часто лимерики описывают действия главного героя и реакцию на них со стороны окружающих, однако такая узкая направленность значительно расширяется в виду того, что такое стихотворение должно иметь несколько толкований, в нем необходима игра слов, где смысл стиха меняется с каждой новой строчкой, а сам юмор должен быть то мягким и добрым, то ироничным и довольно острым.

 

Чаще всего лимерики пишутся анапестом, при этом форма рифмовки выглядит следующим образом: а а б б а. Интересно, что рифмованные строчки, расположенные в середине пятистишия часто составляются таким образом, чтобы в них «не хватало» трех слогов. В результате звучание стихотворение получается бойким, задорным. Широкое применение лимерики нашли в детской поэзии.

 

Одическая строфа

 

Одическая строфа состоит из десяти строк, которые рифмуются в строго определенной последовательности. Условно ее можно разбить на два четверостишия, расположенные в начале и в конце строфы и двустишие, размещающееся между ними. Первое четверостишие пишется с использованием перекрестной рифмовки, замыкающее строфу — с использованием опоясывающей. Две строки, расположенные в центре строфы рифмуются между собой.

 

Октава

 

Октава, строфа, имеющая восемь строк, встречается реже, чем четверостишия, однако также считается довольно распространенной. В России написанием стихотворений октавами увлекались представители дворянской поэзии, в том числе и Кюхельбекер.

 

Этот способ группировки строк в предложении появился в Италии. Изначально к нему предъявлялись строгие требования относительно расположения рифмованных строк внутри строфы, а также к интонационной нагрузке. Октаву открывает женская рифма, которая на протяжении шести строк через одну чередуется с мужской. Окончания последних двух строк октавы имеют собственное, обычно женское, созвучие. Октава имеет сильное, напряженное звучание, однако в современной русской поэзии используется довольно редко.

Октава в других европейских литературах применялась в переводах и подражаниях. В XIX веке Байрон использовал октаву в лирико-сатирических поэмах «Беппо» и «Дон-Жуан». Блестящим примером октавы в русской поэзии стала поэма А. С. Пушкина «Домик в Коломне» (1830):

 

Четырестопный ямб мне надоел:

Им пишет всякий. Мальчикам в забаву

Пора б его оставить. Я хотел

Давным-давно приняться за октаву.

А в самом деле: я бы совладел

С тройным созвучием. Пущусь на славу!

Ведь рифмы запросто со мной живут;

Две придут сами, третью приведут.

 

Онегинская строфа

 

По своей сути онегинская строфа является «стихом в стихе». Имея достаточно сложное строение, она дает автору широкие возможности для выражения смысла и настроения стихотворения. Условно онегинскую строфу можно разделить на четыре части — три четверостишия, последовательно написанные с использованием перекрестной, парной, а затем опоясывающей рифмовки, и одно двустишие, где строки рифмуются между собой.

 

Первые строки в этих группах, должны рифмоваться с использованием женского созвучия, завершающая пара строк объединяется мужской рифмой. Также можно довольно четко сформулировать и требования к композиционному построению строфы в этом случае. 1-я часть обозначает общую тему строфы, 2-я дает ее развитие, в 3-ей автор делает кульминацию, а 4-ая часть представляет собой логическое завершение, некий вывод, выраженный в ироничной либо афористической форме.

 

Использование онегинской строфы оправданно в длинных стихотворениях, насыщенных лирическими отступлениями и размышлениями автора. Впервые такой метод группировки строк в стихотворении был употреблен А. С. Пушкиным в романе «Евгений Онегин», что и дало строфе ее название.

Рифменная схема AbAb CCdd EffE gg (прописными буквами традиционно обозначается женская рифма, строчными — мужская).

 

Мой дядя самых честных правил,

Когда не в шутку занемог,

Он уважать себя заставил

И лучше выдумать не мог.

Его пример другим наука;

Но, Боже мой, какая скука

С больным сидеть и день и ночь,

Не отходя ни шагу прочь!

Какое низкое коварство

Полуживого забавлять,

Ему подушки поправлять,

Печально подносить лекарство,

Вздыхать и думать про себя:

Когда же черт возьмет тебя!

 

Онегинская строфа после Пушкина

 

Непосредственным продолжателем пушкинской идеи выступил Михаил Лермонтов, написавший онегинской строфой поэму «Тамбовская казначейша», начинающуюся непосредственным объяснением по этому поводу:

 

Пускай слыву я старовером,

Мне всё равно — я даже рад:

Пишу Онегина размером;

Пою, друзья, на старый лад.

Прошу послушать эту сказку!

Ее нежданую развязку

Одобрите, быть может, вы

Склоненьем легким головы.

Обычай древний наблюдая,

Мы благодетельным вином

Стихи негладкие запьем,

И пробегут они, хромая,

За мирною своей семьёй

К реке забвенья на покой.

 

В дальнейшем к онегинской строфе обращались такие авторы, как Вячеслав Иванов, Максимилиан Волошин, Юргис Балтрушайтис. В ряде случаев одиночную онегинскую строфу представляло собой отдельное стихотворение, и, таким образом, онегинская строфа использовалась как твёрдая форма.

 

Онегинская строфа в иноязычной поэзии

 

Наиболее известным иноязычным произведением, написанным онегинской строфой, является, по-видимому, роман в стихах англо-индийского поэта Викрама Сета «Золотые ворота» (англ. The Golden Gate; 1986), состоящий из 690 строф четырёхстопного ямба, выдерживающего положенную рифменную схему. Сюжет романа — жизнь и быт компании молодых яппи из Сан-Франциско в начале 1980-х годов.

 

To make a start more swift and weighty,

Hail Muse. Dear Reader, once upon

A time, say, circa 1980,

There lived a man. His name was John.

Successful in his field though only

Twenty-six, respected, lonely,

One evening as he walked across

Golden Gate Park, the ill-judged toss

Of a red frisbee almost brained him.

He thought, «Who’d gloat? Who would be glad?

Would anybody?» As it pained him,

He turned from this dispiriting theme

To ruminations less extreme.

 

Формальный выбор Сета, как считается, был определён знакомством с английским переводом «Евгения Онегина» строфой и размером оригинала, который был выполнен Чарлзом Хепбёрном Джонстоном и издан в 1977 году.[1]

Впрочем, ранее онегинская строфа уже была использована по-английски Владимиром Набоковым, сочинившим стихотворение «О переводе „Евгения Онегина“» (англ. On Translating Eugene Onegin), в двух строфах которого объясняется решение Набокова перевести пушкинский роман на английский язык прозой. Онегинской строфой написаны также стихотворение Джона Столлуорси «Щелкунчик» (англ. The Nutcracker; 1987), посвящённое Исайе Берлину, и книга Дианы Бургин «Ричард Бургин. Жизнь в стихах» (англ. Richard Burgin. A Life in Verse; 1988) — беллетризованная биография отца автора, американского музыканта российского происхождения Ричарда Бургина (1892—1981). В этих случаях «русский след» в англоязычной онегинской строфе совершенно очевиден: Столлуорси, наряду с оригинальным поэтическим творчеством, переводил русскую поэзию (в частности, Александра Блока), а Бургин известна как филолог-русист и переводчик (в частности, Марины Цветаевой). Текст Бургин содержит многочисленные аллюзии на пушкинский оригинал, использует характерные для «Евгения Онегина» ритмико-синтаксические конструкции и т. п.:

 

My father, full of marvelous stories,

At eighty-seven had a stroke,

And left untold the joys and worries

He’d lived, of which he rarely spoke.

His reticence evoked adorement,

But oh, my goodness, what a torment

To realize I would never know

The life he played pianissimo.

What unbelievable frustration —

To guess at what was left unsaid,

To learn the relatives were dead

Who might confirm my inspiration,

To muse and question in remorse:

How could I fail to ask my source!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Рондо

 

Рондо́ (фр. rondeau) — поэтическая (твёрдая форма) и старинная музыкальная форма с рефреном из пятнадцати строк тремя строфами.

 

Рифменная схема aabba abbr aabbar, где r — это первая половина первой строки стихотворения, в некоторых случаях не рифмующаяся ни с чем, в иных случаях имеющая рифму a.

 

Рондо возникло как разновидность кансоны. Его базовая схема AB/aAab/AB (для музыки — III/ IIII/ III) была детально разработана около 1300 г., но к концу XIV века она постепенно сводится к самой простой, восьмистрочной разновидности, хотя у Кристины Пизанской встречаются рондо из двадцати двух стихов. Карл Орлеанский возвращается к краткой форме. После него реализации рондо отличаются крайним разнообразием: в XV веке насчитывалось до 115 его форм.

 

«Историки не раз отмечали совершенство этой модели письма, четко замыкающейся на себя, скромной, богатой смыслом и настолько поэтичной, что и в наши дни она продолжает оказывать непосредственное эмоциональное воздействие».

Русские рондо. Пример:

С чего начать? толпою торопливой

К моей душе, так долго молчаливой,

Бегут стихи, как стадо резвых коз.

Опять плету венок любовных роз

Рукою верною и терпеливой.

 

Я не хвастун, но не скопец сонливый

И не боюсь обманчивых заноз;

Спрошу открыто, без манерных поз:

«С чего начать?»

 

Так я метался в жизни суетливой, —

Явились Вы - и я с мольбой стыдливой

Смотрю на стан, стройней озерных лоз,

И вижу ясно, как смешон вопрос.

Теперь я знаю, гордый и счастливый,

С чего начать.

Михаил Кузмин

Рубаи

 

Рубаи́ (другие названия: дубайти, таране) — четверостишие; форма лирической поэзии, широко распространённая на Ближнем и Среднем Востоке (наравне с газелью и касыдой). Прародителем служило устное народное творчество иранцев. В письменном виде рубаи существует с 9-10 вв. По содержанию — лирика с философскими размышлениями. Стихотворения состоят из четырех строк (двух бейтов), рифмующихся как aaбa, реже — aaaa, то есть рифмуются первая, вторая и четвёртая (иногда и все четыре) строчки. Рубаи строятся в метре аруза.

 

Наиболее известные авторы рубаи — Омар Хайям, Мехсети Гянджеви, Абу Абдаллах Рудаки и Захириддин Бабур.

 

Отрывок из Омара Хайяма

О себе и о мире я знаю не больше

Тех глупцов, что усердно читают меня.

1

Вот снова день исчез, как ветра легкий стон,

Из нашей жизни, друг, навеки выпал он.

Но я, покуда жив, тревожиться не стану

О дне, что отошел, и дне, что не рождён.

2

Откуда мы пришли? Куда свой путь вершим?

В чем нашей жизни смысл? Он нам непостижим.

Как много чистых душ под колесом лазурным

Сгорает в пепел, в прах, а где, скажите, дым?

3

Лепящий черепа таинственный гончар

Особый проявил к сему искусству дар:

На скатерть бытия он опрокинул чашу

И в ней пылающий зажег страстей пожар.

4

Ты едва ли былых мудрецов превзойдешь,

Вечной тайны разгадку едва ли найдешь.

Чем не рай тебе — эта лужайка земная?

После смерти едва ли в другой попадешь…

 

Современные рубаи

 

Разновидность рубаи в казахской поэзии называется елен (одиннадцатискладник с медианой после шестого состава). Обращаются к изысканной стихотворной форме рубаи и украинские поэты. Так, Д. Павличко в 1987 издал сборник «Рубаи».

 

В украинской литературе рубаи писали Василий Мысык, Николай Бажан, Дмитрий Павличко, Владимир Ляшкевич, Виталий Игнащенко, Владимир Ящук, Данил Кононенко и другие. В русской литературе рубаи писали [Андрей Багинский] и другие.

 

Септет

 

Септет (семистишие) — стихотворение (твёрдая форма), состоящее из семи строк, имеет две или три рифмы.

 

Трехрифменная форма септета, состоящая из одного катрена и одного терцета, называется полусонетом (одна из строк терцета содержит одну рифму из катрена).

Сонеты

 

Термин «сонет», дословно переводящийся как «песенка», означает строфу, состоящую из 14 строк, сгруппированных в строго определенном порядке. Условно сонет можно разделить на два четверостишия и два трехстишия, где в общей сложности употребляется пять рифм, две в катренах и три в терцетах (трехстишиях).

 

Сонет (итал. sonetto, окс. sonet) — твёрдая поэтическая форма: стихотворение из 14 строк, образующих 2 четверостишия-катрена (на 2 рифмы) и 2 трёхстишия-терцета (на 2 или 3 рифмы), чаще всего во «французской» последовательности — abba abba ccd eed (или ccd ede) или в «итальянской» — abab abab cdc dcd (или cde cde). Принято относить к сонетам также «шекспировский сонет», или сонет с «английской» рифмовкой — abab cdcd efef gg (три катрена и заключительное двустишие, называемое «сонетным ключом»), — приобретший особую популярность благодаря Уильяму Шекспиру. Композиция сонета предполагает сюжетно-эмоциональный перелом (итал. volta), который в «континентальном» сонете приходится, как правило, на переход от катренов к терцетам, а в шекспировском сонете — чаще всего или на 8-й, или на 13-й стих; в ряде случаев, однако, этот перелом оттягивается поэтом, иной раз даже до 14-го стиха (например, в 71-м сонете Филипа Сидни, «Who will in fairest book of Nature know…»)

 

Структурные признаки классического сонета

 

Основные

Количество строк — четырнадцать;

количество строф — четыре (два катрена, два терцета);

повторяемость рифм;

система рифмовки:

перекрёстная или охватная в катренах;

разнообразная в терцетах;

размер — распространённый в поэзии:

голландской, немецкой, русской, скандинавских стран — пятистопный или шестистопный ямб;

английской — пятистопный ямб;

итальянской, испанской, португальской — одиннадцатисложный стих;

французской — александрийский стих.

 

Дополнительные

Синтаксическая законченность каждой из четырёх строф;

интонационное различие катренов и терцетов;

точность рифм, чередование рифм мужских и женских;

отсутствие повтора слов (кроме союзов, междометий, предлогов и т. п.).

 

Вариации сонетного канона

На основе сонета построен ряд производных и усложнённых форм:

«венок сонетов», состоящий из 15 сонетов, связанных друг с другом по определённой схеме;

онегинская строфа, представляющая собой сонет английского типа с обязательным чередованием перекрёстной, парной и опоясывающей рифмовки в катренах;

«опрокинутый сонет», в котором терцеты не следуют за катренами, а предшествуют им;

«хвостатый сонет», в котором к произведению добавляется ещё один или несколько терцетов или дополнительная строка;

«половинный сонет», состоящий из 1 катрена и 1 терцета;

«безголовый сонет», в нем отсутствует первый катрен;

«сплошной сонет», написанный на двух рифмах;

«хромой сонет», с укороченными четвёртыми стихами в катренах.

 

Отдельные поэты предлагали — систематически или в виде разового эксперимента — различные другие трансформации сонета — заслуживает внимания, в частности, «Сонет триолетно-октавный» Фёдора Сологуба (1920), складывающийся из триолета и октавы.

 

Сонет в Италии

Сонет возник в XIII в. в Италии. Первый из известных сонетов был написан Якопо да Лентини (годы деятельности 1215 — 1233) — нотариусом при дворе короля Сицилии Фридриха II и поэтом «сицилийской школы». Первые итальянские сонеты своим ритмом, строем, перекрёстной схемой рифмы были близки к народной песне. В дальнейшем сонетную форму культивировали поэты «dolce stil nuovo» (Гвидо Гвиницелли, Гвидо Кавальканти, Чино да Пистойя) и представители демократической поэтической школы Тосканы (Чекко Анджольери, ит. Cecco Angiolieri). В творчестве первых получил дальнейшее развитие пришедший из поэзии трубадуров культ возлюбленной. В сонетах поэтов dolce stil nuovo женщина обожествляется, разрушаются сословные преграды в любви, исследуется духовный мир человека, совершенствуется поэтический язык. В плебейской поэзии Анджольери и его последователей воспевается будничная жизнь с её простыми челвеческими радостями. Параллельно с любовным возникают сонеты политический и сатирический. Канонические правила написания сонета были сформулированы в 1332 году юристом из Падуи Антонио да Темпо.

 

Сонет в России

В русской поэзии стандартный размер сонета — пятистопный ямб, но допускаются и отклонения. В отличие от большинства других твёрдых форм, сонет сохраняет актуальность и в современной русской поэзии. В качестве примеров можно привести «Сонеты на рубашках» Генриха Сапгира и «Двадцать сонетов к Саше Запоевой» Тимура Кибирова, пародирующего Бродского.

 

Сонет триолетно-октавный

 

Сонет триолетно-октавный стихотворение Фёдора Сологуба, датированное 19 июля 1920 года. Представляет собой эксперимент в области строфики: первые восемь стихов текста составляют триолет, завершающие восемь стихов — октаву (седьмая и восьмая строки, таким образом, входят и в триолет, и в октаву), а 14-строчное целое является сонетом английского (шекспировского) типа (три катрена и заключительное двустишие). «Сонет триолетно-октавный» — позднее проявление постоянного интереса Фёдора Сологуба к твёрдым формам вообще и к триолету в особенности.

 

Нисходит милая прохлада,

В саду не шелохнется лист,

Простор за Волгой нежно-мглист

Нисходит милая прохлада

 

На задремавший сумрак сада,

Где воздух сладостно-душист.

 

Нисходит милая прохлада,

В саду не шелохнется лист.

 

В душе смиряется досада,

И снова облик жизни чист,

И вновь душа беспечно рада,

Как будто соловьиный свист

 

Звучит в нерукотворном храме,

Победное колебля знамя.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Терцет

 

Терцет, трёхстишие (от итал. terzetto) — строфа из трех стихов, обычно в рифмованном стихотворении.

 

Терцет является обязательным структурным элементом ряда твёрдых форм — в частности, сонета, терцин и вилланели; одиночным терцетом, построенным по особым правилам, завершается также секстина.

По-видимому, рифмованное трёхстишие было введено в практику мировой поэзии Данте и Петраркой, разработавшими структурные схемы терцин и сонета соответственно.

Применительно к нерифмованным стихотворениям и к самостоятельным трёхстрочным текстам (в частности, к хайку) в русской практике термин «терцет» обычно не употребляется.

 

Терцины

 

Терцинаэто строфа, имеющая три строки, две из которых рифмуются между собой, а третья — с двумя строками следующей терцины. Схематически терцину можно изобразить следующим образом: аба бвб вгв гдг и т.д., где каждая буква обозначает рифмованную строку стихотворения. Завершается терцина отдельной строкой, рифмующейся со второй строкой предыдущей стровы, так, что фактически получается уже не терцина, а четверостишие, довершая это сходство, многие авторы графически размещают замыкающий стих в одной группе с последней в стихотворении строфой.

 

Терцины пришли к нам из Италии, где впервые были употреблены Брунетто Латини, а повсеместное распространение получили после того, как Данте использовал их в «Божественной комедии». Классические итальянские терцины писались с использованием женских рифм, однако в настоящее время это требование соблюдается не всегда.

Терцинами Данте Алигьери написал свою «Божественную Комедию».

 

Земную жизнь пройдя до половины,

Я очутился в сумрачном лесу,

Утратив правый путь во тьме долины.

 

Каков он был, о, как произнесу,

Тот дикий лес, дремучий и грозящий,

Чей давний ужас в памяти несу!

Триолет

 

Триолет — стихотворение (твёрдая форма) из восьми стихов на две рифмы, в котором первое двустишие без изменений повторяется в последнем, а первый стих, сверх того, ещё и в четвёртом стихе, в результате чего образуется рифменная схема abaa abab.

Триолет, как считается возник во Франции в Средние века. В России первые опыты в этой форме принадлежали, на рубеже XVIII—XIX веков, Анне Буниной и Николаю Карамзину. Затем традиция русского триолета была основательно забыта (хотя триолет и встречается эпизодически — например, у Алексея Кольцова, 1830) и возродилась в модернистскую эпоху у таких авторов, как Константин Фофанов, Константин Бальмонт, Валерий Брюсов, Игорь Северянин. Целые сборники триолетов были написаны Фёдором Сологубом и Иваном Рукавишниковым.

В современной поэзии триолет встречается у отдельных авторов, склонных к стилизации, — например, у Светы Литвак. Определённому возрождению интереса к триолету способствовал конкурс «Магия твёрдых форм и свободы» (с номинацией «Триолет»), проводившийся в интернете Общественным фондом «Мусагет».

 

Русские триолеты

 

«Лизета чудо в белом свете»,

Вздохнув, я сам себе сказал:

«Красой подобных нет Лизете;

Лизета чудо в белом свете;

Умом зрела в весеннем цвете».

Когда же злость ее узнал…

«Лизета чудо в белом свете»,

Вздохнув, я сам себе сказал.

ABaAabAB

Николай Карамзин

 

Твой лик загадочный и нежный

Как отраженье в глубине,

Склонился медленно ко мне.

Твой лик загадочный и нежный

Возник в моем тревожном сне.

Встречаю призрак неизбежный:

Твой лик, загадочный и нежный,

Как отраженье в глубине.

ABbAbaAB

Валерий Брюсов

 

Сказал в душе своей: Поэт

И верь ему в делах и слове.

В кругу житейских благ и бед.

Сказал в душе своей: Поэт

И вот твой храм. И вот твой свет.

Во всех сомненьях наготове.

Сказал в душе своей: Поэт

И верь ему в делах и слове.

ABaAabAB

Иван Рукавишников

Четверостишие (Катрен)

 

Четверостишие, или как ее называют реже, катрен, — чаще всего встречающаяся разновидность строфы, состоящей из четырех стихотворных строк. Схем рифмовки у катрена три: попарная aabb, перекрестная abab и опоясывающая abba. Катрен обязан своей популярностью у авторов большому количеству вариантов рифмовки. Четверостишие, как правило, является законченной и по смыслу, и с точки зрения синтаксиса группой строк.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти

Авторизация  

×

Важная информация

Мы разместили cookie-файлы на ваше устройство, чтобы помочь сделать этот сайт лучше. Вы можете изменить свои настройки cookie-файлов, или продолжить без изменения настроек. Условия использования