Jump to content
Matata

Иконография Рождества Христова

Recommended Posts

Самые ранние сохранившиеся изображения Рождества Христова относятся к 4 веку. В катакомбах св. Севастиана в Риме спеленатый Младенец представлен лежащим на одре, рядом – Богоматерь с распущенными волосами в античном одеянии. Отличительными особенностями образов Рождества Христова на раннехристианских саркофагах являются изображение сцены не в пещере, а под своеобразным навесом, Богоматерь при этом не возлежит на одре, как в более поздних памятниках, а сидит рядом с Младенцем. У яслей Спасителя присутствуют животные – вол и осел как исполнение пророчества Исайи: «Вол знает владетеля своего и осел – ясли господина своего; а Израиль не знает Меня, народ Мой не разумеет» (Ис. 1:3). Именно так представлено Рождество на саркофаге из Латеранского музея, на саркофаге, найденном на древней Аппиевой дороге Рима, на окладе Миланского Евангелия (6 века). По всей видимости, Богоматерь изображалась сидящей в подтверждении того, что безболезненно родила Христа, и поэтому, в отличие от всех женщин, не нуждалась в отдыхе. Это подчеркивали в своих творениях св. Андрей Критский, Иоанн Дамаскин, Иоанн Златоуст, а позже – в Четьих Минеях св. Димитрий Ростовский.

 

амые ранние сохранившиеся изображения Рождества Христова относятся к 4 веку. В катакомбах св. Севастиана в Риме спеленатый Младенец представлен лежащим на одре, рядом – Богоматерь с распущенными волосами в античном одеянии. Отличительными особенностями образов Рождества Христова на раннехристианских саркофагах являются изображение сцены не в пещере, а под своеобразным навесом, Богоматерь при этом не возлежит на одре, как в более поздних памятниках, а сидит рядом с Младенцем. У яслей Спасителя присутствуют животные – вол и осел как исполнение пророчества Исайи: «Вол знает владетеля своего и осел – ясли господина своего; а Израиль не знает Меня, народ Мой не разумеет» (Ис. 1:3). Именно так представлено Рождество на саркофаге из Латеранского музея, на саркофаге, найденном на древней Аппиевой дороге Рима, на окладе Миланского Евангелия (6 века). По всей видимости, Богоматерь изображалась сидящей в подтверждении того, что безболезненно родила Христа, и поэтому, в отличие от всех женщин, не нуждалась в отдыхе. Это подчеркивали в своих творениях св. Андрей Критский, Иоанн Дамаскин, Иоанн Златоуст, а позже – в Четьих Минеях св. Димитрий Ростовский.

 

 

Примечательно изображение Рождества на знаменитом троне Максимиана, бывшим архиепископом Равенны в середине 6 века. Трон украшен большим количеством резных пластин из слоновой кости. На одной из них Младенец лежит на сложенном из каменных блоков одре, рядом с ним – вол, осел и Иосиф Обручник, вверху Вифлеемская звезда. Перед одром возлежит Богоматерь, к которой обращается женщина, показывая свою правую руку. Сюжет восходит к 20 главе протоевангелия Иакова, в которой повествуется о Саломее, усомнившейся в чистоте Богоматери. После этого рука, которой она дотронулась до Пресвятой Девы, усохла. Исцеление Саломея получила от прикосновения к Спасителю.

 

 

 

Прямоугольный каменный одр, на котором Младенец лежит в сцене на троне Максимиана, а так же на реликварии Санкта-Санкториум (Ватикан) и миниатюре из Евангелия Рабулы, по мнению известного исследователя византийского искусства К. Вайцмана, представляет собою алтарь с нишей в центре для хранения реликвий. Изображение Христа на алтаре связано с темой Евхаристии и может трактоваться как прообраз получившей распространение в византийском искусстве иконографической схемы мелисмос, в которой Младенец изображается на престоле как евхаристическая жертва.

http://www.liveinternet.ru/tags/%F0%EE%E6%E4%E5%F1%F2%E2%EE+%F5%F0%E8%F1%F2%EE%E2%EE/

26309_p.jpg.0a81a4b0f37665b80f5f890d10305e3a.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

На одной из ампул (VI-VII вв.), служивших паломникам для переноса св. воды или елея, а ныне известных как ампулы Монцы, Рождество Христово представлено в центре, среди других праздников. В этом памятнике отразились важные особенности византийской иконографии по сравнению с раннехристианской – навес больше не изображается, на заднем плане виден выход из пещеры, звезда располагается в центре вверху. Иосиф сидит у яслей в задумчивой позе, Богоматерь лежит. Отныне Она всегда будет изображаться с нимбом.

 

В целом иконография Рождества Христова сложилась к 7 веку. После периода иконоборчества сюжет будет часто изображаться в иконописи, миниатюре и декоративно-прикладном искусстве на основе общей схемы. Постоянными элементами композиции будут являться пещера и Вифлеемская звезда, приведшая волхвов ко Христу.

 

 

Первым о рождении Спасителя в пещере упоминал живший во II веке св. Иустин Мученик, а во времена Оригена уже показывали пещеру, в которой родился Спаситель. После прекращения гонений на христиан, императором Константином Великим над этой пещерой был сооружен храм, о котором писал древний историк Евсевий. Таким образом, в восточнохристианском предании прочно закрепилось представление о Рождестве Господа в пещере, что и оказало влияние на изображения. В символическом истолковании гора, в которой находилась пещера Рождества, стала соотноситься с самой Богородицей, а пещера – с её чревом, вместилищем Невместимого Бога. По другому толкованию, пещера понимается как темное место, означающее собою падший мир, в котором воссияло Солнце правды – Иисус Христос. Что же касается Вифлеемской звезды, то, по объяснению святых отцов, она являлась воплощением ангельской силы. Возможно, именно поэтому на некоторых поздних русских иконах и фресках (например, на фреске 1680 года из церкви Ильи Пророка в Ярославле) сцену Рождества венчает фигура летящего ангела со звездой в руках. Однако, в наиболее ранних памятниках, прежде всего византийских, звезда изображается над яслями, и на Младенца сходит сноп света, как, например на мозаике Палатинской капеллы в Палермо XII века.

 

 

 

Основная композиция Рождества (изображение спеленатого Младенца в яслях в пещере, животных у яслей, возлежащей Богоматери и сидящего Иосифа) в различных памятниках будет дополняться изображением ангелов, славословящих Господа, сценой Благовещения пастухам, сценами путешествия и поклонения волхвов и Омовения Младенца.

 

Изображение ангелов в верхней части икон Рождества Христова получило широкое распространение с VIII-IX вв., причем в последующие столетия неуклонно росло их количество – если сначала изображались две-три фигуры, то в поздних русских памятниках мы видим уже целое небесное воинство, славословящее Господа. Различно бывает и количество пастухов, пришедших поклониться Младенцу. Интересно отметить встречающуюся с XI века фигуру пастушка, радующегося событию и играющего на рожке. Эта деталь прямо соотноситься со службой Рождества на вечерне: «Господу Иисусу рождшуся от Святыя Девы, просветишася всяческая: пастырем бо свиряющим (то есть играющим на свирели), и волхвом покланяющимся, ангелом воспевающим, Ирод мятяшеся, яко Бог во плоти явися…»

 

 

 

Если об ангелах, пастухах и волхвах рассказывается в Евангелии (Мф.2, 1-12; Лк.2, 6-20), то письменный источник, на который ориентировались художники, создавая сцену Омовения Младенца Христа, не установлен. Доподлинно известно лишь то, что впервые эта ставшая впоследствии постоянной деталь иконографии Рождества встречается в христианском искусстве западного мира и присутствует в оратории Папы Иоанна VII в Риме (рубеж VII-VIII вв.). Первыми примерами изображения Омовения в искусстве Византии являются книжные миниатюры 8-9 веков, например, армянского манускрипта Сан-Лазаро в Венеции и Хлудовской Псалтири.

26312_p.jpg.068a7ba7f1273a0b9497d12c96769c6a.jpg

26311_p.jpg.b595814293c2900507d02137255d4b6e.jpg

26310_p.jpg.ce52efa33bd6849a661936ee4c2c387f.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Очень редко в иконах Рождества Христова встречается изображение св. пророка Исайи, предрекшего рождение Спасителя от Девы. Так, в рукописи XI века, происходящей из монастыря Есфигмен на Афоне, в иллюстрации к тексту Слова св. Иоанна Дамаскина на Рождество на одной из миниатюр рядом с яслями Спасителя представлен пророк Исайя. А на иконе Рождества Христова строгановского мастера Михаила конца 16 века из Русского музея в Санкт-Петербурге пророк изображен у изголовья Богоматери. В руках он держит свиток с текстом пророчества: «Се Дева во чреве приимет, и родит Сына...» (Ис. 7, 14)

 

 

Среди встречающихся в сцене Рождества персонажей недоумение у исследователей вызывает загадочная фигура старца в шкурах, беседующего с Иосифом. Н.В. Покровский считал, что это один из пастухов, пришедших поклониться Христу. Существует так же мнение, что это сын Иосифа, Иаков, по преданию сопровождавший святое семейство по дороге в Вифлеем. Однако он не мог изображаться старцем, поскольку был молодым человеком и в других памятниках представлен без бороды. По другой версии, которую разделяет Е. Луковникова, в образе старца в шкурах изображается дьявол, искушающий Иосифа о девстве Богоматери. Чаще всего старец опирается на клюку или посох, иногда на нем в головной убор в виде шляпы. В очень редких случаях он беседует не с Иосифом, а с самой Богоматерью, как, например, на иконе-таблетке из Сергиево-Посадского музея-заповедника.

 

 

Среди редких иконографических вариантов Рождества в византийском искусстве следует отметить две интересные фрески. На одной из них – XIII века, из ц. Оморфи (окрестности Кастории) Богоматерь представлена кормящей Младенца грудью. Этот мотив заимствован из западноевропейского искусства, где был чрезвычайно распространен. На другой фреске, XIV века, из королевской церкви св. Иоакима и Анны сербского монастыря Студеница, Богоматерь прильнула щекой к лику Младенца, что напоминает сцену оплакивания при положении Христа во гроб, где Спаситель также изображается в пеленах. Таким образом, уже при Рождестве Иисуса, Богоматерь как бы предчувствует грядущие крестные муки Сына. Тема Христовых страстей в образах Рождества присутствует и в сцене поклонения волхвов. Как известно, восточные мудрецы принесли Младенцу в качестве даров золото, ладан и смирну – благовоние, которым натирали усопших перед погребением…

26314_p.jpg.e4b419d3f7da2ca5f6bc8d4e263329c8.jpg

26313_p.jpg.54e5e16e0499a3633c58b0f64225a465.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

На Руси образы Рождества были чрезвычайно популярны. Конечно, русские иконописцы следовали византийской иконографической схеме, но дополняли ее различными подробностями и деталями. Рождественский цикл уже в XI-XII веках почти всегда представал в расширенном варианте, в который включалось, к примеру, не только поклонение волхвов, но и их путешествие со звездой. Так, конные изображения восточных мудрецов присутствуют в монументальной живописи собора Антониева монастыря в Новгороде, соборе Мирожского монастыря в Пскове, Борисоглебской церкви в Кидекше и Кирилловской церкви в Киеве (все – 12 века), в то время как в греческих мозаиках и фресках этого времени такие примеры единичны.

 

 

 

В связи с обзором монументальных ансамблей следует отметить, что в византийской и русской живописи рассматриваемому нами сюжету уделялось особое место. Чаще всего Рождество Христово изображалось в паре с Успением Богоматери – сюжеты находились друг напротив друга, например, на южной и северной стенах. Это символическое противопоставление рождения во плоти и нового рождения после смерти для жизни на небесах подчеркивалось схожими иконографическими мотивами. В Рождестве Спаситель в пеленах лежит в яслях, а в Успении Христос держит в руках душу Богоматери, представленную в виде спеленатого младенца. Подобно тому, как Господь вверил Себя Пресвятой Деве в Рождестве, Богоматерь вверила свою душу Христу во Успении. Наглядное сопоставление в храмовом пространстве этих сюжетов знаменательно потому, что они иллюстрируют начало и завершение истории спасения – от Боговоплощения до вознесения нетленной плоти Богородицы. Примеры такого решения программы росписи храмов существуют в различных регионах бывшего византийского мира – на Кипре, в Болгарии, Сербии, Греции и России.

 

 

 

Особую популярность на Руси получили иконы с изображением Собора Богоматери. Этот праздник отмечается на следующий день после Рождества Христова, и по смыслу и характеру богослужения тесно с ним связан. 26 декабря (по новому стилю – 8 января) христиане чествуют Пресвятую Деву как Матерь Сына Божия, послужившую тайне Боговоплощения.

 

 

 

Иконография Собора Богоматери сложилась постепенно, на основе собственно иконографии Рождества, с изменениями под влиянием текста рождественской стихиры:

 

 

 

«Что Ти принесем, Христе, яко явился еси на земли, яко человек нас ради: каждого от Тебе бывших тварей благодарение Тебе приносит: ангели пение, небеса звезду, волсви дары, пастырие дивление, земля вертеп, пустыня ясли, мы же, Матерь Деву…».

 

 

 

Центром композиции становится образ Богоматери на престоле с Младенцем на коленях, позади престола могут изображаться ясли Спасителя. Богоматери поклоняются волхвы и пастыри, в нижней части изображаются человеческий род и персонификации Земли и Пустыни в виде женщин, одна из которых, согласно тексту стихиры, приносит вертеп, пещеру, а другая – ясли. В людской толпе, восхваляющей Богоматерь, обычно выделялись гимнографы, авторы службы Рождеству – свв. Иоанн Дамаскин и Косма Маюмский, а так же другие святые, цари и царицы. На Балканских фресках изображали исторических персонажей, современников художника.

 

 

 

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/412.htm

26315_p.jpg.e034b1507af129259fb97aff35264580.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

День Рождества Христова установлен в честь рождения в Вифлееме Богородицей Божественного Младенца Иисуса Христа и с IV в. отмечается церковью 25 декабря (по новому стилю – 7 января). С того же времени это событие получает свое воплощение в изобразительном искусстве.

 

 

 

Один из основных мотивов икон Рождества – приветствие явления Христа в мир и поклонение Богу как Царю и Судие. Весь миp: ангельский сонм, волхвы с дарами, пастухи и даже Вифлеемская звезда поклоняются Богомладенцу.

 

 

 

В основу изобразительного сюжета легли рассказы евангелистов Матфея и Луки и апокрифические книги, в первую очередь Псевдо-Матфей и Протоевангелие Иакова, где приведены все подробности, отраженные в иконах. Так называемая ковровая композиция иконы изображает на одном уровне события, произошедшие в разных местах и в разное время, так что мы видим их одновременно. Согласно апокрифическому Псевдо-Матфею, животные поклонились Христу в яслях на третий день по Рождеству, а волхвы, дошли до Иерусалима и Вифлеема лишь через два года. Это не мешает изображать волхвов в сцене Рождества рядом с вертепом и яслями. Акценты расставляются с помощью цвета и расположения частей изображения.

 

 

 

Сюжет Рождества, один из первых «исторических», а не только символико-аллегорических сюжетов, довольно часто появляется, например, в римских катакомбах (в катакомбе св. Себастьяна IV-V в. изображены вол и осел, склонившиеся над яслями с Богомладенцем). Раннехристианская иконографическая схема сюжета Рождества с некоторыми вариациями сохранилась по сей день. Со временем византийское искусство выработало стойкий канонический образец, в котором соединены все эпизоды предания и который послужил образцом для композиционного построения Рождества Богоматери и Рождества Иоанна Предтечи

 

Русская иконография Рождества получила свое начало в Византии. Самые древние русские изображения, непременно присутствующие в праздничном ряду иконостаса, следуют византийскому канону. Позже стала бытовать неполная схема, появились отступления от канона. Согласно решению Стоглавого Собора 1551 года («Стоглав собор бывший в Москве при Великом Государе Царе и Великом Князе Иване Васильевиче в лето 7059»), эталоном иконописи были признаны иконы письма Андрея Рублева как «наиболее православные» и каноничные: «Писати живописцамъ иконы съ древнихъ образцовъ, како греческия живописцы пишутъ или писали, и какъ писалъ Рублевъ, …а от своего замышления ничтоже претворяти».

 

 

 

В руководстве по иконографии, «Иконописном подлиннике С.Т.Большакова (1903 г.), приведен канон: «Еже по плоти Рождество Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. Рождество Христово пишется: 3 ангели зрят на звезду, у предняго риза лазорь, а у двух ангел бакан, ангел благовестит пастырю, риза киноварь, испод лазорь, на пастухе риза бакан, Пречистая лежит у вертепа, риза багор, Спас млад во яслех лежит повит, ясли вохра, вертеп черн, а в него глядит конь до половины, а с тругую сторону корова видит, до половины, три ангела над вертепом, гора вохра с белилом, с правую сторону волсви поклонились, три их, един стар, брада Власьева, в шапке, риза празелен, испод киноварь, вторый средний брада Козмина, в шапке, риза киноварь, испод дичь, третий млад аки Георгий, в шапке, риза багор, испод дичь лазорь, а вси по сосуду держат в руках вохряна, под ними гора, а в горе вертеп, Иосиф Обручник на камени седит, брада апостола Петра, риза празелен, испод бакан, а рукою закрылся, а другою подперся, а пред ним стоит пастырь, сед, брада Иоанна Богослова, плешат, риза козлятина мохната, лазорь с чернилом, в руке три костыли, а другую ко Иосифу протянул, за ними пастырь млад, риза киноварь, а гонит козыи козлы черны и белы и полосаты. В пол горы седит баба Соломия, риза спущена до пояса, испод белила, руки голы, а держит Христа рукою, а другую руку в купель, риза киноварь, испод лазорь».

 

 

 

Итак, в композиции иконы Рождества Христова представлены такие события: Богоматерь возлежит в вертепе (пещере) у яслей. Над лежащим в яслях Младенцем склонились осел и вол (или лошадь и корова). Сверху на пещеру падает луч света от Вифлеемской звезды. Справа вверху традиционно изображены ангелы (или один ангел), благовествующие пастухам (реже – одному пастуху); слева три ангела – олицетворение сил небесных; ниже часто следует сцена поклонения волхвов. Еще ниже – повитуха с Младенцем на руках или две повивальные бабки, омывающие младенца. Тоже внизу – сомневающийся Иосиф с предстоящей ему фигурой.

 

 

 

На иконе могут изображаться и иные события: сцена избиения младенцев (царь Ирод повелел истребить всех младенцев, младше двух лет от роду), благовещение Иосифу, бегство в Египет Иосифа, Марии и Сына Божьего (по наущению ангела), явление ангела волхвам, шествие волхвов, спасение младенцев Иоанна Предтечи и Нафанаила и другие.

 

 

Богородица

 

 

 

В центре композиции иконы Рождества Христова – Богоматерь. Обычно Она представлена перед входом в пещеру лежащей на ярко-красном ложе (вне зависимости от того, в какую сторону Она обращена), что подчеркивает реальность Рождества и тем самым – Боговоплощения. Согласно католической традиции, Богородицу изображают сидящей, склонившейся над яслями, делая таким образом особый упор на непорочности, девстве Богородицы (обычное Ее именование - Дева Мария). В Православной церкви Мария чаще именуется Матерью Божией, Богородицей. Православию важна реальность Рождества, а следовательно, реальность Боговоплощения, соединения Божественной и человеческой природы (с XVII в. под влиянием западной традиции Богоматерь иногда начинают изображать и сидящей у яслей).

 

 

 

Богородица изображена отвернувшейся от спеленатого Христа. Это положение Богоматери указывает на то, что рожденный Ею Богомладенец принадлежит уже не Ей, а всему миру. Также этот поворот символизирует обращение Богородицы к миру, для которого отныне Она должна стать заступницей и утешительницей.

 

 

 

Гора, в которой мы видим пещеру с яслями, традиционно ассоциируется с Богоматерью, а пещера в таком случае может быть истолкована как Ее чрево. Пещера символизирует также падший мир, в котором воссияло «Солнце правды» – Христос.

 

Ясли

 

 

 

Рядом с Девой Марией – Богомладенец, лежащий в яслях. Голова его в крестчатом нимбе – обычном иконографическом атрибуте Христа.

 

 

 

Иоанн Златоуст говорит, что ясли изображают Престол небесный, а скот – предстояние ангелов.

 

 

 

Ближайшими ко Христу изображаются животные – вол и осел (часть всемирного поклонения, тварь поклоняется Творцу). Они не упоминаются в Евангелии. Традиционно в качестве библейского источника приводится пророчество Исайи, в котором сведены вол, осел и ясли в отношении к Господу: «Вол знает владетеля своего, и осел ясли господина своего; а Израиль не знает Меня, народ Мой не разумеет» (Ис 1:3).

 

 

 

Толкователи этого сюжета сходятся на том, что вол (всю жизнь проводящий в ярме) – это символ евреев, Израиля (живущих в рамках Закона), а осел – символ язычников. И между ними изображается божественный Младенец, который приемлет и тех, и других и освобождает их из-под ярма: одних – из-под ярма закона, других – поклонения идолам.

 

 

 

На русской почве из-за утери понимания смысла этого изображения вол и осел часто заменяются на привычных в сельском обиходе корову и лошадь.

 

Звезда

 

 

 

Вверху изображается полукруг неба со звездой, из которой исходит луч, падающий на лежащего в яслях Младенца (иногда три луча – по образу Троицы). Именно Вифлеемская звезда привела к месту рождения Спасителя волхвов и пастухов. Поэтому внимание персонажей часто оказывается сосредоточенным на звезде. Звезда определяет ось композиции, и луч, падающий на ясли Младенца, указывает на главное чудо этого момента – Рождение «Сущего прежде век», положение в ясли Необъятного, повитие пеленами Того, Кто «покрывает небо облаками».

 

 

 

По словам св. Иоанн Златоуст, звезда была не просто физическим явлением, но «ангельской силой». Трактовалась звезда и как Святой Дух. В некоторых поздних изображениях Рождества в XVII—XVIII вв. звезда заменяется ангелом.

 

Пастухи

 

 

 

На иконе Рождества непременно изображаются два-три пастуха – молодые и старец (реже – один пастух). Старец – одна из наиболее любимых русскими иконописцами фигур, на иконах XV–XVI вв. его именуют «пастырем», а на некоторых иконах XVII в. – Аненом. Пастухи, первыми из всех людей узнавшие о Рождестве Спасителя, – это простые души, «ничтожные мира сего». Господь в своей проповеди возвысил образ пастуха, сказав о Себе «Я есмь Пастырь добрый». Пастыри в изображениях Рождества выражают восторг, упоение чудом, на которые способны лишь «чистые сердцем» и «нищие духом». Тут же (выше) изображается и благовестие им ангелов.

Волхвы

 

 

 

Ведомые Вифлеемской звездой волхвы – старец Гаспар, юноша Мельхиор и средних лет Валтасар – первые язычники, пришедшие поклониться Христу и принесшие ему дары (три возраста подчеркивает то, что Божественное Откровение дается людям независимо от возраста и жизненного опыта).

 

 

 

Волхвов в каком-то смысле можно противопоставить пастухам. Они –ученые люди, познавшие всю мудрость человеческую и доступную познанию язычников Премудрость Божию, разлитую в природе. Волхвы искали на небе и на земле только истину и не остановились ни перед какими препятствиями, когда благая весть о рождении Того, Кто сказал о Себе «Я есмь Путь и Истина и Жизнь», явилась им в виде звезды.

 

Ангелы

 

 

 

В верхней части композиции представлено ангельское воинство, славословящее и поющее: «Слава в вышних Богу и на земли мир, в человецех благоволение». Ангелы учат петь вместе с собой пастырей, а заодно и всех людей.

 

Омовение Христа

 

 

 

В нижней части иконы представлено омовение младенца Христа, которое совершают две женщины (реже – одна). Повитуха была приведена в пещеру праведным Иосифом. Увидев чудесные роды, она позвала в пещеру другую женщину, Саломею, у которой все происходящее вызвало сомнение. Описание последующих событий читаем в Предании (Псевдо-Матфей): «И только протянула Саломея палец, как вскрикнула, и сказала: Горе моему неверию, ибо я осмелилась искушать Бога. И вот рука моя отнимается как в огне... и тогда предстал перед нею ангел Господень, и сказал ей: Саломея, Саломея, Господь внял тебе, поднеси руку свою к младенцу и подержи Его, и наступит для тебя исцеление и радость. И подошла Саломея, и взяла Младенца, сказав, поклонюсь Ему, ибо родился великий Царь Израиля. И сразу же исцелилась Саломея».

 

 

 

Сцена омовения Христа Саломеей появляется в Рождественских композициях позднее самих изображений Рождества, одними из первых искусствоведы называют киворий из собора Сан-Марко в Венеции (V в.) и кафедру Максимилиана (550 г.). Вторая женщина (обычно изображена льющей воду в купель) иногда именуемая Зеломией.

 

 

 

Изображение купания Младенца вновь подчеркивает истинность пришествия Бога во плоти, свидетельствует о действительном Боговоплощении. В купании Младенца можно видеть прообраз Крещения Господня.

 

 

 

 

Дары волхвов Богу – золото, ладан и смирна. Иоанн Златоуст пишет, что они символизируют науку, любовь и послушание, которые восточные мудрецы приносят Богу. Блаженный Августин и святитель Григорий Двоеслов видят в дарах волхвов признание Христа Царем (приношение золота), Богом (приношение ладана) и Человеком, готовым умереть (приношение смирны).

 

Иосиф Обручник

 

 

 

Последний необходимый элемент иконографии Рождества — изображение сидящего в задумчивости Иосифа. Такая поза связана с его сомнениями после Благовещения.

 

 

 

Сомнения Иосифа в иконографии Рождества материализуются в фигуру старца в козлиных шкурах, стоящего над ним. Эта фигура вызывала и вызывает у исследователей множество споров. Одним этот странный старец кажется просто пастухом, пришедшим побеседовать с Иосифом о тайнах Домостроительства Божия; другим – Иаковом, апокрифическим сыном Иосифа, якобы сопровождавшим отца в Вифлеем и также бывшего свидетелем Рождества Спасителя; третьим – пророком Исайей, предсказавшим рождение Младенца Девою (но против этого свидетельствует отсутствие нимба над его головой), четвертым – воплощением сомнений Иосифа в образе диавола (который иногда представляется с рожками или хвостиком). Последнее толкование самое распространенное. В таком случае кривая клюка старца символизирует ложь, на которую он опирался в беседе с Иосифом. В их этом диалоге, по мнению исследователей, показано столкновение двух миров: рационалистического, не желающего верить в чудо, а значит и в любые формы жизни духовной, и мира Духа, в котором человек неподвластен земным законам.

 

 

 

http://www.liveinternet.ru/tags/%F0%EE%E6%E4%E5%F1%F2%E2%EE+%F5%F0%E8%F1%F2%EE%E2%EE/

81926668_3112593_1_1_.jpg.718e1f683e42432704d280aa5c7b4765.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.


×
×
  • Create New...

Important Information

We have placed cookies on your device to help make this website better. You can adjust your cookie settings, otherwise we'll assume you're okay to continue. Terms of Use