Jump to content
Chanda

Сказочный мир

Recommended Posts

Наталья Маркелова
Цветок папоротника
(Взято отсюда: http://lukoshko.net/story/cvetok-paporotnika.htm )

Вечер опустился на лесную поляну, задев плащом цветы-колокольчики, бесцветный плащ его тут же стал тёмно-синим, а цветы рассыпали по округе чуть слышные перезвоны. Вдалеке, на этот тихий звон, отозвалась гармоника, и колокол на старой церквушке прогремел басом приветствие для своих маленьких братьев. В его голосе была скрытая печаль, что не может он так же, как они, впитать в себя росу грядущей Ночи, также поклониться Ветру и поприветствовать Вечер.
В небе, послушные прозвучавшему сигналу, стали одна за другой вспыхивать звезды. Вечер собрал их в пригоршню и бросил в реку на радость русалкам, которые высунулись из воды, провожая красавца ярко-синими, полными обожания, взглядами. Взгляды эти превращались в светлячков и спешили вслед за Вечером, и уже непонятно было, где река, небо и поляна, всё вспыхивало, играя и кружась. А Вечер шёл дальше, уступая место матери своей Ночи.
У реки загорелись костры, всколыхнула темноту и поплыла сквозь неё песня - это парни и девушки вышли встречать Купальскую ночь. Ветер уселся на берегу, закутавшись в плащ, и стал слушать глубокий, точно омут, женский голос. Здесь парня никто не смог бы заметить и потревожить, Ночь скрыла своего любимого сына от любопытных взглядов. Только в этот праздник Вечер мог свободно посидеть у реки, или побродить среди людей, приняв человеческий облик. Но Ночь понимала, что сейчас, более всего, её сын нуждается в одиночестве, и не тревожила его.
Вечер грустил, раньше бы он непременно вышел к людям, пел песни, прыгал бы через костёр, целовал в алые губы красивых девушек. Раньше он был волен поступать так, как ему заблагорассудится, всякий раз, как уходил с земли его братец День. Теперь же получая свободу, на столь короткий срок, он вовсе не спешил ею воспользоваться.
- Грустишь? - рядом присел Ветер, от которого нигде нельзя было укрыться, и в лесу тут же стало тихо, не клонились верхушки деревьев, не шепталась трава.
- Нет.
- Тогда, айда за реку!
- Ты иди, без тебя девушкам скучно будет.
- Конечно, будет, не зря меня народ в пословицы, да в поговорки вплетает, - Ветер рассмеялся и улетел.
А Вечер вновь прислушался, на мгновение ему показалось, что он слышит знакомый голос, он даже вскочил на ноги, но это было только эхо, разлетелось оно по реке и замерло.
Сегодняшний праздник был для Вечера особенным, минуло пять лет с того момента, как он рассердил Духов Леса и пошёл им наперекор.
Парень вновь вздохнул, мельком взглянул на искорку светлячка, опустившегося на папоротник. Казалось, что папоротник зацвел, Вечер улыбнулся, настолько это было не похоже на настоящее чудо, яркое, безудержное и губительное в своей красоте. Возможно, если бы он не видел, как на самом деле цветёт папоротник, то принял бы светлячка за настоящий цветок.
- Как легко ошибиться, - сказал Вечер сам себе, - возможно ли, что пять лет назад я ошибся, приняв незнакомую девушку за ту единственную, за самый настоящий цветок?
Он закрыл глаза, отдаваясь воспоминанием, которые закачали его на своих волнах, как река качает кувшинки, и так же, как кувшинкам в воде, ему не дано было утонуть в памяти, только погружаться всё глубже и глубже...
...Вечер играл с русалками в салочки, визг и хохот наполняли поляну, когда вдруг всё разом смолкло, водяные девы замерли, и Вечер увидел на поляне человека - девушку, она бежала сквозь высокие травы к лесу, косынка её сползла с головы, светлые волосы разметались по плечам. Рядом с призрачными русалками она, казалось, была переполнена жизнью.
- Человек, - воскликнули русалки, - живой человек в лесу в Купальскою ночь! Защекочем, в реку уведём, подружкою нашей станет! - и бросились, хохоча, к девушке.
Самая старшая из утопленниц запела, голос её переплёлся с дурманящими травами и окутал человеческое дитя, та замерла, так и не достигнув леса. Водяные девы взяли её за руки, и повели к реке, одна из утопленниц возложила ей на голову свой венок из полевых цветов. Русалки окружали девушку, словно подружки невесту, и песня их была из тех, что поют на свадьбах - не понятно, то ли плачь, то ли радость.
Вечер засмотрелся на медленно идущую к воде незнакомку. Ему казалось, что не с рекою будут венчать её, а с ним. Очнулся парень, только когда нога девушки коснулась воды, и сердце его переполнилось горечью оттого, что совсем молодая жизнь, самый драгоценный дар, что есть на земле, на его глазах должна обернуться в холодное ничто.
- Стойте! - воскликнул он, сам испугавшись собственной смелости.
Русалки замолчали, а из реки высунулся водяной дед, почесал зелёную бороду, выудил из неё лягушку, которую тут же забросил в камыши, и пророкотал:
- Не продолжай, хлопец, если ты поможешь человеку, тебя накажут. Ох, не хотел бы я тогда оказаться на твоём месте.
Но Вечер не слушал его, он подошёл к русалкам и взял за руку девушку, та очнулась и попыталась вырваться.
- Не бойся, я помогу тебе, - сказал Вечер твёрдо, и она поверила, доверчиво сжав пальчиками его ладонь, - Как зовут тебя, девица?
- Ксения.
- Расскажи мне, что привело тебя в лес? - говорил Вечер, уводя девушку от реки.
- Глупец! - крикнул ему в след водяной и погрузился в реку, лишь пузыри по водной глади пошли, да большая рыба плеснулась на глубине.
- Я цветок папоротника ищу, - объясняла сбивчиво, тем временем, Ксения, - братец меньшой болен. Нас с ним бабушка растит, более никого нету. Что я делать буду, если братца не станет?
Вечер не ответил, он смотрел на россыпь веснушек на лице девушки, на зелёные глаза, точно солнышко заблудилось в молодой листве, и думал, что ничего ещё прекраснее не видел.
Лес встретил их неприветливо - не место в такую ночь человеку под кронами его, другие силы здесь правят, строго стерегут они свои тайны от людей. Из человеческого племени, только ведунам да ведьмам позволено приходить сюда за травами, да колдовать, ведь именно в такую ночь корешки и травы силой наливаются, вода в ручьях живую и мёртвую силу набирает, а слово колдовское в сотню раз крепче становится. Но и колдуны в самую чащу не ходят, знают, что если с Духами Леса встретятся, назад уже не выйдут. А именно в чаще, скрытый, как самое дорогое сокровище, цветёт папоротник.
Вздрогнул ствол сосны, зашевелил ветвями и обернулся старичком в полушубке навыверт, каждый, кто такого повстречает, знает, Леший это.
- Куда? - встал он на тропинке, и та тут же свернулась, как половичок, и исчезла.
- Да вот, - рассмеялся Вечер, - решили посмотреть, зацвёл ли папоротник.
- Ах, папоротник, - подбоченился Леший и сверкнул глазами-уголёчками на Ксению, - ты смотри, а ей не положено. Человеку сегодня в лес ходу нет!
- Сам же знаешь, цветок исполнит желание лишь того, кто сам сорвёт его. А какие желания могут быть у меня? Я же Вечер.
- Звёздочек побольше, да покрупнее, - буркнул Леший, - ничего, что-нибудь придумаешь. А не хочешь, так иди отселе.
- Пропусти, - взмолилась девушка, - братец болен. Я ли, дедушка Леший, гостинцев тебе в лесу не оставляла, я ли не почитала лес как дом родной. Разве не дома помощи просят, когда худо становится? Помоги, дедушка!
- Ну а коли Самих повстречаете? - Леший вздрогнул, он был не злой, с людьми в мире жил, коли в лесу себя вели хорошо, ветви попусту не ломали, животных почем зря не обижали. Старик не только что следы не путал, но и детишек, заплутавших в лесу, к дому выводил. И к слезам Ксении отнёсся так же, как если бы плакала его родная внучка.
- Сам тогда ответ держать буду, - Вечер сжал в своей руке тёплую девичью ладонь.
- Как знаешь, - Леший отошёл, и тропинка вмиг размоталась, уходя в даль, плутая между стволов.
Чем дальше Вечер с девушкой заходили в лес, тем сердитей шептались деревья, норовя ухватить ветвями незваную гостью. Выходили на тропу невиданные звери, оскалив клыки, травы путались в ногах, но Вечер накрыл Ксению своим плащом, волшебством отводил глаза чудовищам, задабривал лесных призраков и всё это у него выходило необычайно легко, может быть, потому что сам он не боялся, страх его был за девушку, идущую рядом.
И вот на лесной поляне, где полная луна серебрила своим светом листья и травы, увидели они огонь, яркий и живой, как будто сердце билось над кустом папоротника.
- Сорви его, этот цветок горит недолго, - сказал Ксении Вечер, - и когда сорвёшь, не оглядываясь, беги вон из леса, что бы ты не услышала - беги, иначе потухнет, а когда домой вернёшься, коснись им братца и пожелай, чтобы всю жизнь здоровым был.
Девушка вышла на поляну и сорвала цвет папоротника, загрохотало вокруг, закричали совы, заскрипели стволы деревьев.
Ксения, как и говорил ей Вечер, побежала прочь.
- Как ты мог? - загремел чей-то рассерженный голос, - Будешь ты наказан!
Девушка замерла. Но Вечер крикнул ей:
- Беги.
И она послушалась его, слыша, как кто-то сильный и властный, чьим словам никто не в силах противоречить, да и бесполезно это, вещает:
- За то, что ты нарушил порядок вещей, Вечер, ты не будешь больше показываться людям. Только раз в году на Купальскую ночь сможешь ты принять человеческое обличие, и то только следующие пять лет. На шестом году растаешь навечно, если эта девушка не вернётся в лес ровно через пять лет и не разделит наказания с тобой. До того момента запрещено ей будет показываться здесь.
- Я вернусь! - крикнула Ксения и скрылась в темноте.
А Вечеру осталось только ждать...
...По реке поплыли венки со свечами, чьи-то уверенно держались середины, другие относило к берегу, забивало в камыши, иные же тонули, их вылавливали русалки и надевали себе на голову. Затянув грустные песни, водяные девы вспоминали в них свою земную жизнь, размышляя, что, возможно, руки, что сплели венки на их головах, скоро встретятся с их руками в полуночном хороводе.
Вылез на берег Водяной, выловил в бороде ту же лягушку, ругнувшись, кинул её в воду:
- Ждёшь? - спросил участливо у Вечера. - Зря, не придёт, я этих людишек знаю. А ведь предупреждал...
Вечер лишь вздохнул. Их обступили русалки, запели ещё жалостливей. Коснулась плеча Вечера мать Ночь, всплакнула росой и пошла далее, скоро должен был сменить её Рассвет, предстояло ещё много дел на земле.
А он ждал.
Выстрелила ветка под чьей-то неосторожной ногой, обернулся Вечер, но это лишь старая колдунья искала травы, глянула на него и смущённо отвела взор от такого красавца, припомнив свою буйную молодость. Возможно, когда-то давно они встречались в такую же Купальскую ночь и прыгали, держась за руки, через костёр. Вечер попытался припомнить и не смог, только лицо Ксении было перед его мысленным взором. Закручинившись, он поднялся и пошёл к лесу, пора было признать свою судьбу.
Тонкие пальчики схватили его за рукав.
- Бабка заперла, так еле выбралась, - на парня смотрели зелёные заплаканные глаза с искорками света, точно листва после дождя.
- Уходи, - сказал он ей, борясь с переполнившей душу радостью, - всё, что хотел - это увидеть тебя сейчас, а теперь иди, один наказание приму.
- Куда же я уйду, любый мой? - Ксения прижалась к нему, ещё сильнее вцепившись в рукав. - Хочешь - русалкою стану, призраком лесным, ведьмой, только бы ты не гнал, только бы видеть тебя. Пять лет не могла в лес зайти. Пять лет каждую Купальскую ночь пыталась тебя разглядеть среди людей, а ты теперь гонишь?
- Да не простят они нас!
- Пусть, - девушка гордо вскинула голову, и платок вновь, как в их первую встречу, сполз на плечи.
Вечер поцеловал её в волосы и, улыбнувшись, взял за руку, может и правильней так - вместе.
Вновь цвёл папоротник, вновь луна серебрила травы.
Как только вышли на поляну Вечер с Ксенией, вздрогнул лес:
- Не думал я, человек, что вернёшься ты сюда. Не многие бы и из моих братьев и сестёр сдержали такое обещание. Поэтому смилуюсь и прощу одного из вас. Пойди, девица, сорви цветок и загадай желание, чтобы жить тебе счастливо и долго, а затем уходи.
Ксения взяла цветок в руки:
- Раз его не прощаешь, то и меня не прощай, - она сорвала цветок, - пусть всё на двоих нам будет.
И смолк лес, улыбнулась луна, осыпав поляну серебристым дождём.
И кто-то сказал:
- Разное бывает счастье, пусть для вас такое будет.
С тех пор Вечер больше не оборачивается человеком, да и Ксении уже никто не видел. Вместе они каждые сутки сходят на землю и идут рука об руку, глядя друг дружке в глаза и вместе уходят, едва Ночь берёт свои права. И нету никого счастливее этих двоих. Может поэтому так спокойны вечерние часы и так хорошо бывает влюблённым в это время, особенно тем, кто держит слово и счастье не делит на части, отдавая всё ради другого.
И когда вдруг скажут тебе, что нет настоящей любви в мире, посиди вечером в саду, у зажженной свечи или просто прогуляйся вдоль реки, и ты почувствуешь, что не одинок, что рядом идут Вечер и Ксения, всё также неразлучные. Для кого-то, может, любовь такое же неуловимое чудо, как и цветок папоротника, но если ты будешь смел и верен, честен и благороден, то увидишь этот цветок. И если хватит у тогда смелости сорвать его, желая не личного счастья, а счастья тех, кто дорог тебе, станешь счастлив и сам.
 

1368360372_10128.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Пять задач императора 
Тибетское предание

У одного из императоров Танской династии была дочь Вэнь-чэн. Она отличалась красотой, изяществом и умом. Многие принцы, князья и даже императоры добивались ее руки. Отец ее, конечно, радовался послам, которые приезжали как сваты из разных государств. Он приказал построить в своей столице Чанъань специальный дом для таких послов. И каждый посол изо всех сил старался получить у императора согласие выдать принцессу замуж за своего государя.
В то время разрозненные племена Тибета объединились в царство Туфань. Правитель Туфаня Сронцзангамбо , прослышав о прекрасной танской принцессе, послал в Чанъань свата — своего мудрого министра Гэара. С Гэаром поехала свита из ста человек и караван в сто лошадей, нагруженных подарками. Тибетское посольство встретили в столице гостеприимно и поместили в доме для послов. На следующий день император принял Гэара, и тот сообщил ему о цели своего приезда.
Но слишком многие хотели получить принцессу в жены. Император решил обсудить со своими министрами, как быть? Министры рассудили так:
— Принцесса может выйти замуж лишь за самого умного государя самой богатой и сильной страны! 
— Но как узнать, кто самый умный? 
— Надо придумать какую-нибудь трудную задачу для послов. Уж если посол сможет решить такую задачу, то его господин, конечно, мудр, так как сумел выбрать умного посла.
Согласился император с министрами, пригласил на следующий день всех послов и сказал им:
— Вы прибыли сватать мою дочь. К вашим повелителям и к вашим государствам я отношусь совершенно одинаково. Кому же отдать мою дочь в жены? Я предложу вам задачу — кто выполнит ее, тот и получит для своего господина принцессу. — Император достал из ларца шар. — Вот шар из белой яшмы, его пронизывает отверстие, и делает оно внутри шара девять зигзагов. Так вот, я отдам свою дочь государю, чей посол сумеет продеть через это отверстие шелковый платок.
Император положил на стол шар и шелковый платок — тонкий, как крылья цикады. Подошли послы к столу и увидели: в отверстие на шаре едва пройдет кунжутное семя. Как же продеть платок через такое узкое отверстие? Да и как преодолеть зигзаги? Качали послы головами и один за другим отказывались выполнить задачу. А посол Туфаня — Гэар стоял в толпе и наблюдал за ними. Вдруг он заметил муравья, ползущего по столу.
— Ваше величество! — сказал он. — Я знаю, как продеть платок через шар. Разрешите попробовать?
Вырвал Гэар волосок со своей головы, привязал к муравью, а другой конец соединил с шелковой ниткой. Шелковую нитку привязал к платку и растянул его узкой полоской. Потом Гэар подтолкнул к отверстию муравья и подул на него. Муравей полез в отверстие, Гэар продолжал дуть. Муравей бежал все дальше и дальше и тянул за собой волосок. Когда муравей выполз из другого конца отверстия, Гэар осторожно отвязал его, потянул за волосок, потом — за нитку, и вот показался уголок шелкового платка. Задача была выполнена. Но тут заговорили другие послы;
— Какой пустяк! Нет, мы не можем признать его победителем! Ваше величество, дайте другую задачу. Мы еще посмотрим, кто сообразительней!
Император согласился. Через день он снова пригласил послов во дворец и предложил им задачу:
— Вот сто одинаковых палок из сандалового дерева. Кто определит у всех ста палок, какой конец был обращен к корню | дерева и какой — к. его вершине, тот и получит для своего господина мою дочь!
Император указал на стол, где лежали сто сандаловых палок одинаковой длины и толщины. Послы вертели в руках палки, внимательно разглядывали их. Как же узнать, с какой стороны была на дереве вершина и с какой — корень? Никто не знал, как это сделать. И тут мудрый Гэар вышел вперед и обратился к императору:
— Ваше величество, разрешить мне попытаться!Он взял палки и бросил их в чан с водой, палки встали в воде торчком. Гэар объяснил императору:
— Тот конец, который был ближе к корню, тяжелее, а другой — легче. Тяжелый конец тонет, а легкий — всплывает.
Все послы признали Гэара победителем и начали его хвалить. Но император захотел еще раз испытать Гэара и сказал ему:
— Завтра я дам тебе еще одну задачу. Если решишь — отдам принцессу в жены твоему государю.
На следующий день послы опять собрались во дворце. У них уже не было надежды сосватать принцессу, но они пришли посмотреть, как император будет на этот раз испытывать Гэара. Император предложил такую задачу:
— Смотри! Вон там сто гусей. Из них пятьдесят гусынь и пятьдесят гусаков. Сможешь ли ты их различить?
Гэар подошел к стаду. Гусыни и гусаки были совершенно одинаковы и величиной и цветом. Как же их различить? После некоторого раздумья он сказал:
— Разрешите, ваше величество, попробовать? Гэар попросил принести гусиный корм и рассыпал его перед стадом.
— Ваше величество, — сказал он. — Смотрите:некоторые гуси, изогнув шеи, стараются отнять корм у других — это гусаки. Другие же спокойно уступают им корм — это гусыни.
— Хорошо! — согласился император. — Ты прав. Но мне хочется еще раз испытать тебя. Завтра утром я дам тебе пятьдесят овец. Сделай так, чтобы до полудня все они были зарезаны, съедены и шкуры с них были бы выделаны. Сделаешь — хорошо, а нет — пеняй на себя!
На следующее утро Гэар пришел во дворец со всей своей свитой. А там уже собралась большая толпа любопытных.
— Давайте овец! — приказал император своим слугам.
А Гэар обратился к своей свите:
— Братья! Император пригласил нас, тибетцев,на баранину. Так не уроним же честь Тибета! Нас — сто человек. Мы сами возьмемся за дело: будем и есть, и петь, и шкуры выделывать!
Тибетцы любят баранину. Спутники Гэара уже много дней не ели ее вдоволь, как они привыкли у себя на родине. «Приглашение» императора они встретили ликованием. И тут же принялись за дело. Одни резали овец, другие свежевали их, третьи варили мясо. И работали они дружно и ели быстро. А выделывая шкуры, пели веселые песни. К полудню они покончили с овцами и по знаку Гэара преподнесли императору шкуры пятидесяти овец.
— Ваше величество! — сказал Гэар. — По вашему приказу мы зарезали всех овец, мясо съели, а шкуры выделали. Благодарим за угощение!
Жалко было императору отдавать дочь, и задал он Гэару пятую задачу:
— Завтра сюда придут пятьсот девушек, живущих в моем дворце. Среди них будет и принцесса. Если узнаешь ее, отдам принцессу в жены твоему государю.
Хмурым вернулся Гэар в дом для послов: ведь никогда не видел он принцессу, как же узнать ее?! А если не узнает, то и свадьбе не бывать — позор падет на его голову. Сидел Гэар и думал. В комнату вошла старушка — служанка дома. Заметила печальный вид посла и участливо спросила:
— Дорогой гость всегда возвращался домой веселым, почему же сегодня грустный?
— Беда случилась! — ответил Гэар. — Получил я сегодня такую задачу, что и мне не под силу решить.
— Какая же задача?
— Завтра должен я узнать принцессу среди пятисот девушек. А я ее никогда и не видел Как же мне ее узнать?
— Эта задача не так уж трудна. Я прислуживала принцессе и все ее приметы знаю.
Гэар обрадовался и начал уговаривать старушку:
— На свете нет героя храбрее нашего государя и нет страны богаче нашей. Ваша принцесса и наш государь — пара! Они предназначены друг другу небом! Если они поженятся, то будут бесконечно счастливы. Расскажи же мне хоть об одной ее примете!
Старушка согласилась:
— Так уж и быть — расскажу. Наш народ хочет жить с тибетцами в дружбе. Мы ждем не дождемся свадьбы нашей принцессы и вашего государя. Породнимся — будет у нас кровная связь на вечные времена и не будет больше между нами войн… Так вот, слушай. Между бровями у принцессы есть родинка. Гадатели называют ее жемчужиной, из-за которой ссорятся два дракона.
— Спасибо тебе! — сказал Гэар. — Никогда не забуду твоей доброты.
На другой день во дворце император приказал пятистам девушкам пройти мимо Гэара. Все они были одеты в одинаковые платья и украшения на них были одинаковые. Но Гэар смотрел не на платья и не на украшения — он искал родинку. Наконец он увидел девушку, у которой между длинными бровями красовалась родинка. Гэар воскликнул:
— Ваше величество! Эта девушка — уважаемая принцесса Вэнь-чэн.
Император был удивлен: «Как же он мог догадаться?! Видимо, дочери моей суждено стать женой государя страны Туфань».
Император объявил, что выдает принцессу Вэнь-чэнь замуж в Тибет. Вся столица приветствовала это известие. И вскоре принцесса уехала с богатыми подарками в Лхассу .
Принцесса Вэнь-чэнь привезла в Тибет статую Шакья-Муни , которой до сих пор поклоняются тибетцы в храме Дашаосы . Она привезла в Тибет семена пшеницы, голосемянного ячменя и гороха. С тех пор тибетцы стали не только скотоводами, но и земледельцами. С тех пор между ханьцами и тибетцами установилась близкая дружба.
 

186_310113_Wencheng_1.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ

6 июля – Всемирный день поцелуев 

Автора не знаю. Взято отсюда: https://kiss.romanticcollection.ru/rassk3.htm 
Поцелуй солнца

Жили-были юноша и девушка. Они любили друг друга и были счастливы, а может, так лишь казалось. Девушка очень любила солнце. Зимой она смотрела на сверкающие снега в его лучах, а летом на ясное небо, а блики мерцали в ее волосах.
Однажды летним утром, было всего четыре часа утра, юноша и девушка пошли гулять. Погода была чудная, тихая, солнце низко поднялось над горизонтом. Вдруг юноша воскликнул:
— Смотри! Солнце сейчас упадет! Держи его скорей, а я побегу за помощью, — конечно, это была ложь, но девушка очень испугалась. Она встала на носочки, потянулась к солнцу, вытянула руки так сильно, как только смогла, и уперлась в солнце ладонями. Все мышцы ее были напряжены, было трудно стоять вот так вытянувшись и держать раскаленное солнце, но она стояла. Юноша быстро побежал вниз с холма к дороге в город. Никто не знает, зачем он так поступил.
Шло время, девушка смотрела вдаль, а он все не возвращался. Тело ее изнывало от напряжения и нестерпимого жара, но девушка верила, что спасает солнце, слишком любила она его, чтобы допустить хоть мысль, что оно может упасть. Она упиралась в пылающий шар, и, с такой же силой, с какой он обжигал ее руки, в сердце ее росла любовь и вера, она не отпустит солнца, если надо, всю жизнь так простоит.
Дни и ночи мелькали в суете. А девушка все верила и ждала, что юноша не обманул ее, что он вернется. Отшумели дожди и грозы, раскинула ковры белая зима, а его все не было. Десять долгих раз бушевали метели, десять раз приходила весна, а она все стояла и держала солнце.
И однажды очередным летом, раним утром, что-то вдруг изменилось.
— Даже мое сердце не камень, — сказал Солнце девушке, — Мое сердце — пылкий огонь. Ты так верила, так любила, что и я полюбил тебя.
И Солнце наклонился и поцеловал девушку в губы. Это был самый волшебный поцелуй на свете. Конечно, Солнца нельзя касаться не обжигаясь, но девушка уже привыкла и не ощущала боли, а может ее плоть перешла в какое-то газообразное состояние, для которого нет невозможного. Поцелуй Солнца, как кусочек огня, распространился по всему существу девушки и засветился в ее сердце золотым теплым пламенем. На душе ее стало чисто и хорошо.
— Я не упаду, — сказал Солнце, — Теперь иди куда хочешь.
Девушка высвободила пальцы из спутанных солнечных волос, опустила, наконец, руки, вновь встала всей стопой на землю. Она пошла домой. Но, заглянув в окно своего старого дома, она увидела юношу. Он был с другой.
Ничего не сказала девушка, ничего не сделала, а повернулась на восток и пошла прочь.
Но юноша увидел ее, он выбежал из дома, окликнул ее, но она уходила по сырой росистой траве. Одежда ее за долгие годы превратилась в лохмотья, кожа и волосы выцвели от яркого света и холодных дождей, казалось, она состоит из предрассветного тумана. Глаза ее, выплаканные, смотревшие с надеждой вдаль, горели нежно, были голубее утреннего неба. Губы ее казались последним закатным бликом на догорающих облаках. Так долго она стояла вытянувшись, что фигура ее стала стройной и возвышенной, словно лебедь, взлетающий в высь. Из сердца ее сиял золотой огонь.
Юноша упал на колени и заплакал, а девушка уходила. Вот уже казалось, что это просто ветром гонимый к восходу клочок тумана, или легкая тучка. И на самом краю горизонта тучка легко поднялась в небо, прямо к самому Солнцу.
 

359002.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ

11 июля - Всемирный день шоколада

Алексей Горшков
Мексиканская легенда о какао шоколаде
Взято отсюда: https://www.proza.ru/2018/08/31/770

Большинство людей любят шоколад и всяческие шоколадные вкусняшки. А знаете, кому люди обязаны тем, что у них есть Какао и Шоколад? Мы должны быть благодарны древнему мексиканскому богу  Quetzalcoatl (Кетцалькоатль), которого, для удобства произношения, давайте называть  Кетца (не сочтите за фамильярность).  
 Кетца, вместе с другими богами, жил, разумеется, в Раю, а точнее, - в шоколадном Раю. В отличие от библейского Рая, в Мексиканском Раю росли не запретные яблони, а шоколадные деревья (или какао деревья).  Вы уже поняли, что Мексиканские боги были большими сластёнами и наслаждались всяческими шоколадными изысками: Маффини, Шоколадным брауни, Шоколадными тортами, Пирожным “Картошка”, Шоколадным фондю, Шоколадным фаджум, напитком какао со сливками..... В общем, боги вели сладкую, шоколадную райскую жизнь!
 А на земле, в те времена, шоколада ещё не знали, а потому, мексиканцы наслаждались не шоколадом, а перцем чили, текилой и стрельбой «по живым мишеням». Мы, конечно, можем понять мексиканских мужиков: после литра текилы, закусанного стручком перца чили, так и тянет пострелять по «живым мишеням». Так что вся Мексика, с утра и до утра, была наполнена текилой и грохотом винтовок и пистолетов....
 Небесным богам надоел этот оружейный грохот, который мешал им крепко спать и портил их сладкую жизнь. В конце-концов, простые смертные так достали небесных богов, что те прибежали к Кетце и стали его умолять:
 «Братан! Ну сделай же что-нибудь! Ну прекрати же эту стрельбу! Ну ниспошли ты на Мексику гиену огненную!»
 Но Кетца, старый, милый, добрый Кетца, проявил воистину божественную толерантность к столь шумливым и кровожадным мексиканцам, - даже к откровенным бандитам проявил божественную снисходительность, и так ответил богам:
 «Братья! Надо быть толерантными к смертным тварям. Ведь я же их создал по образу и подобию своему..... А вы требуете, чтобы я на них гиену огненную  наслал! Нет, нет, нет! Так нельзя! Я поступлю мудро и дам людям пряник! Шоколадный пряник! Уверен, стоит им вкусить райского шоколадного пряника, как они забудут про текилу и стрельбу, и станут образцово-показательными мексиканцами!»
 «Брат! Да ты что, с ума сошел?! Ты что, мексиканцев не знаешь?  Им что не давай — всё мало! Даже литра текилы мало! А ты им вместо текилы напиток какао хочешь предложить?!»  - заголосили боги.
 Но Кетца не стал слушать других богов. Он распорядился, чтобы из Райского Сада выкопали плодоносящее дерево какао и послал на землю двух ангелов, чтобы они посадили это дерево, где-нибудь в буше, неподалёку от Мехико. Ангелы исполнили волю Верховного Бога. Посадили на земле шоколадное дерево и прикрепили к нему «Руководство по обработке плодов кака дерева» и «Книгу шоколадных рецептов». А бог дождей Тлалок, время от времени, поливал дерево, чтобы оно прижилось, - и оно успешно прижилось и дало потомство.
 Вот так мексиканцы получили шоколадное дерево. На радостях, они стали ещё больше пить текилы и ещё отчаяние стрелять по живым мишеням, и эту милую традицию свято блюдят и поныне..... Ну а чего тут скажешь?.... Народные традиции надо беречь и соблюдать.....

129920551.jpeg

Share this post


Link to post
Share on other sites

СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ

14 июля - День взятия Бастилии

Из книги Жана Ренуара «Огюст Ренуар»

...В лесу Фонтенбло встречались животные. «Эти олени и лани так же любопытны, как и люди!» Они привыкли к молчаливому посетителю, который почти неподвижно стоял против мольберта. Ренуар долго не догадывался об их присутствии. Когда он отходил от мольберта, чтобы судить на расстоянии об эффекте, вокруг начиналось бегство: шелест травы под копытами открыл Ренуару присутствие четвероногих зрителей. Он неосмотрительно принёс им хлеба. «Они стали толпиться за моей спиной, толкать меня мордой, дышать в шею. Приходилось порой поступать круто... Дадите вы мне наконец писать или нет?»
Однажды утром Ренуара, занятого установкой мольберта на полянке и озабоченного тем, что тучка «изменила мои краски», удивило отсутствие его постоянных спутников. Их, возможно, распугала парфорсная охота. «Мне хотелось бы перестрелять этих олухов в красных фраках!.. Если ад существует, то я знаю, как их станут наказывать: за ними будут гнаться олени, пока они не задохнуться от усталости!» Когда речь заходила о физических страданиях, безразлично — людей или животных, воображение делало для него этот разговор непереносимым.
Ренуар вскоре понял причину отсутствия животных: шелест в кустах указывал на то, что там посторонний. Поняв, что его обнаружили, из-за деревьев вышел человек, чей вид не внушал доверия. Одежда на нём была помята и грязна, глаза смотрели растерянно, руки дёргались. Отец решил, что перед ним сбежавший из дома умалишённых больной. Вооружившись тростью, он решил защищаться. Незнакомец остановился в нескольких шагах от отца и произнёс дрожащим голосом: «Умоляю вас, дайте кусок хлеба, я умираю с голоду!» Это был журналист-республиканец, разыскиваемый полицией Наполеона. Он убежал от агентов, которые пришли за ним, выскочив через балкон смежной квартиры и спустившись по лестнице соседнего дома. Сев на первый поезд, отходивший с Лионского вокзала, он слез в Море-сюр-Лоэн. Беглец уже двое суток бродил без пищи по лесу. Обессилев, он предпочитал сдаться полиции, чем продолжать скрываться. Ренуар сбегал в деревню и принёс оттуда куртку и ящик художника. «Вас примут за одного из наших. Здесь никому не придёт в голову вас расспрашивать. Крестьяне привыкли видеть, как мы разгуливаем». Рауль Риго провёл несколько недель в Марлотт вместе с художниками. Писсаро предупредил друзей беглеца в Париже, который переправили его в Англию, где он оставался до падения Второй империи.
Такова первая часть приключения. Вот его окончание: прошло несколько лет. Произошли война, разгром, бегство Наполеона III. Ренуар возвратился в Париж незадолго до конца Коммуны. Триумф Курбе, ставшего великим политическим деятелем, и разрушение Вандомской колонны, почитаемое художником венцом его назначения, не вскружили голову юному собрату. Ни коммуна, ни император, ни республика не рассеют тумана, который простирается между природой и глазами человека. Поэтому Ренуар работал над единственной задачей, которая его занимала: над рассеиванием этого тумана. Он писал. Как-то он расположился со своим мольбертом на берегу Сены. К нему подошли несколько национальных гвардейцев. Он не обратил на них внимания. Погода была чудесной: неяркое зимнее солнце заливало всё золотисто-жёлтым светом, открывая в воде краски, до того им не подмеченные. Отдалённый гул снарядов версальцев, обстреливавших форт Мюэтт, едва заглушал тихий плеск воды у набережной. У одного из гвардейцев внезапно возникло подозрение. Этот человек, покрывавший полотно таинственными мазками, не мог быть настоящим художником. Это был версальский шпион! И его картина была планом набережных Сены, необходимым для подготовки высадки отрядов противника. Он поделился своими подозрениями с другими гвардейцами:новость мгновенно распространилась. Ренуара окружила толпа. Кто-то настаивал на том, чтобы сбросить художника в воду. «Холодная ванна мне ничуть не улыбалась, но мои объяснения были бесполезны. У толпы нет мозгов». Национальный гвардеец предложил свести шпиона в мэрию VI округа, чтобы его там расстреляли. «Он, может быть, даст показания!» Старая женщина требовала, чтобы шпиона утопили: «Топят же котят, а уж они наверняка не натворили того, что он». По счастью, гвардеец настоял на своём, и отца потащили в мэрию VI округа. Там круглые сутки дежурил взвод для расстрела шпионов. Ренуара уже вели к месту казни, когда он вдруг увидел беглеца из Марлотт. Тот был великолепен — опоясан трёхцветным шарфом, со свитой в блестящих мундирах. Ренуару удалось привлечь его внимание. Рауль Риго бросился к нему и сжал в своих объятиях. Поведение толпы тотчас изменилось. Отец проследовал вдоль строя отдающих честь гвардейцев за своим спасителем на балкон, откуда открывался вид на площадь, где толпились зеваки, сбежавшиеся посмотреть на расстрел шпиона. Риго представил отца толпе. «Марсельезу» в честь гражданина Ренуара!» - скомандовал он. Я представляю себе смущение моего отца, неловко кланяющегося и неумело отвечающего на приветствия и крики толпы.

790.jpg

1658.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

СКАЗКА К ПРАЗДНИКУ

20 июля - Международный день шахмат

Р. Жуков

Шахматное сражение

По соседству располагались два шахматных королевства со своими шахматными законами, которые издавали черный и белый короли, а разглашали законы их помощники ферзи. И вот были изданы указы о взаимном нападении. Ведь у белых и черных было всего по 16 квадратов земли, а остальные 32 квадрата пустовали. Вот на этих пустующих землях и развернулось сражение. Грозно стуча, вперед шли шеренги солдат, по диагонали двигались слоны, из-за шеренг неожиданно выскакивали игривые кони, ладьи двигались по вертикали и горизонтали. И даже первые помощники королей покидали их и вступали в бой. Короли наблюдали из укрытий. В конце концов, остались в живых короли и несколько стражников.
И тогда война прекратилась. А короли подружились и стали ходить друг к другу в гости, но из-за своей гордости не могли приблизиться вплотную. А стражники, прошагав на противоположную горизонталь, превратились в важные фигуры. Нейтральные поля отдали под строительство дач и офисов. Короли стали бизнесменами и лишь изредка на компьютерах играли в шахматы.
 

3363802_large.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Н. СЛАДКОВ. 
Грибной хоровод

Грибник не берёт мухоморы, но мухоморам рад: пошли мухоморы — пойдут и белые! Да и глаз мухоморы радуют, хоть несъедобные и ядовитые. Стоит иной, подбоченясь, на белой ножке в кружевных панталончиках, в красном клоунском колпаке, — не хочешь, а залюбуешься. Ну а набредёшь на хоровод мухоморный — впору остолбенеть! Дюжина молодцев встали в круг и приготовились к танцу.
Было поверье: мухоморным кольцом отмечен круг, в котором по ночам пляшут ведьмы. Так и называли кольцо грибов — «ведьмин круг». И хоть теперь никто в ведьм не верит, нет в лесу никаких ведьм, но посмотреть на «ведьмин круг» всё равно интересно... Ведьмин круг и без ведьм хорош: грибы приготовились к танцу! Дюжина молодцов в красных шапках встали в круг, раз-два! — разомкнулись, три-четыре! — приготовились. Сейчас — пять-шесть! — кто-то хлопнет в ладоши и закружится хоровод. Всё быстрей и быстрей, пёстрой праздничной каруселью. Замелькают белые ножки, зашуршат лежалые листья.
Стоишь и ждёшь.
И мухоморы стоят и ждут. Ждут, когда ты наконец догадаешься и уйдёшь. Чтобы без помех и чужого глаза начать водить хоровод, притопывая белыми ножками, размахивая красными шапками. Как в старину...
 

1314722770_allday.ru_37.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Фёдор Сологуб

Лампа и спички 

На столе стояла лампа.
С неё сняли стекло; лампа увидала спичку, и сказала:
— Ты, малютка, подальше, я опасна, я сейчас загорюсь. Я зажигаюсь каждый вечер, — ведь без меня нельзя работать по вечерам.
— Каждый вечер! — сказала спичка, — зажигаться каждый вечер, — это ужасно!
— Почему же? — спросила лампа.
— Но ведь любить можно только однажды! — сказала спичка, вспыхнула, — и умерла.
 

58713522.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.


×
×
  • Create New...

Important Information

We have placed cookies on your device to help make this website better. You can adjust your cookie settings, otherwise we'll assume you're okay to continue. Terms of Use